Толкачева

Статья: Алиса Толкачева

Сайт: www.niv.ru

Фото: www.niv.ru



Алиса Толкачева известна в модных кругах Москвы как дизайнер, обшивающий эстрадных звезд. Еще живы в памяти потрясший всех сарафан Анжелики Варум в черно-белую вертикальную полоску, смена "вдовьего" имиджа Тани Булановой и наряды, в которых выступала обретшая новую любовь и фигуру Лариса Долина. Инициатором многих изменений, произошедших в сценических гардеробах известных артистов, была Алиса. А семь лет назад в Москве о ней никто не знал.

Киевлянка по рождению, Алиса с ранних лет стремилась к тому, чтобы стать дизайнером. "Была раньше на Гостелерадио такая передача - "Театр у микрофона". Я ее очень любила. Мне доставляло огромное удовольствие рисовать картинки к спектаклям, звучащим в ней, представлять внешность персонажей и актеров", - вспоминает она.

Мать Алисы разглядела способности дочери и обустроила ей дома рабочий уголок. Потом Алиса закончила в Киеве Художественный институт по отделению графики и стала работать художником-модельером на трикотажной фабрике "Киевлянка", которая сотрудничала с канадскими, австрийскими, итальянскими и немецкими фирмами. А в 1994 году Алиса сменила одну столицу на другую - переехала из Киева в Москву. Она не очень любит распространяться об этом - говорит, что журналисты постоянно мучают ее вопросами на тему "переезда". Алиса приехала тогда в Москву к жениху, который трагически погиб. "Приехала на месяц, а задержалась на семь лет", - грустно улыбается она.

Город не спешил одарить молодую женщину выгодными заказами. Оставшись через полгода после переезда без денег, Алиса пошла за поддержкой к земляку Борису Краснову. "Ты должна сама заработать на хлеб! Если хочешь чего-то добиться, ты должна съесть столько же дерьма, сколько съел его я в этом городе!" - ответил Краснов на просьбу дать денег. "А в этот день я как раз постирала свое бельишко и повесила на балкон сушиться, - рассказывает Алиса. - Денег на прищепки не было, и все мои трусы-лифчики сдуло ветром. Я ему: "Боря, у меня ничего нет, даже трусы улетели!", а он: "Не можешь заработать - уезжай, откуда приехала!"

Но Алиса Толкачева осталась в Москве. Теперь у нее творческая мастерская, которой помогает руководить верная подруга Анна Исаева, сын Владик, любимый мужчина и постоянные клиенты среди звезд. Более 25 успешных артистов доверяют свой сценический образ Алисе: Михаил Шуфутинский, Валерий Леонтьев, Ирина Салтыкова, Елена Зосимова, Наталья Сенчукова, Алена Апина, Вика Цыганова, Катя Лель, Наталья Лагода: Модельер-имиджмейкер Алиса Толкачева одевает каждого из них с головы до ног, разрабатывая платье, обувь, украшения, прическу, макияж. При этом в работе с капризными звездами Алиса весьма авторитарна. "Я как врач, - говорит она, - Если ты ко мне приходишь со своей проблемой, я прописываю комплексное лечение. А если начинаются несогласия, что "вот это не надо, а это я вижу так": Всё, в ателье - на самолечение!".

Помимо работы над сценическими гардеробами Алиса выпускает и самостоятельные коллекции. В 1998 году она дебютировала на Московской Неделе Высокой моды с коллекцией "Основной инстинкт" и стала "открытием года". А недавно Алиса представила избранному кругу друзей и клиентов свою новую коллекцию "Дикие лебеди". С этого и начался наш с ней разговор.

- Алиса, ваша коллекция ближе к pret-a-porte или же к haute couture?

- Я не знаю, можно ли называть ее haute couture, потому что Парижский Синдикат Высокой моды официально меня не признавал. Но если учесть, что все вещи коллекции в одном экземпляре и ни в одной модели не повторяется фактура ткани, то "Дикие лебеди" ближе к couture.

- Кто ваша героиня?

- Она эпатажна. Очень сексуальна, но не пошло, а на грани фола. Не люблю вульгарность. Кстати, сама я того, что вытворяю в моделях, не ношу. Для меня подиум - это прежде всего сцена. Эпатаж моих коллекций - другая сторона моей натуры. Так же как Анжелика - мое либидо. (Анжелика Варум стала первой клиенткой Алисы, которая заказала ей костюм, даже не взглянув на эскизы и просто доверившись никому не известной девушке. - А.К.)

- Важны ли для вас детали?

-Я прорабатываю модели до последнего шва и пуговицы. Я могу обегать всю Москву в поисках нужной мне фурнитуры, да и не только Москву. Шутовские колокольчики для пальто из коллекции "Основной инстинкт" я отыскала в Париже.

- В "Диких лебедях" цветовая гамма очень спокойная: цвет сухой крапивы, мокрой глины и песка, жухлой травы. И если сравнивать ее с коллекцией 98 года "Основной инстинкт", то видно, как изменился ваш стиль: уже нет той агрессивности, эта коллекция скорее романтична.

- Коллекция "Дикие лебеди" сделана на сезон весна-лето, но это скорее очень ранняя весна, когда снег уже сошел, но еще нет ярких красок. Поэтому и выбраны цвета земли. Дело в том, что я сама изменилась. Женский образ моих коллекций - это стадии моей любви. Это и цветовая гамма, и форма, и детали. Это коды моей души. Сейчас это примирение.

- Примирение?

- Да. Сначала в моей жизни был период амбициозности. Потом период доказательства, когда ты делаешь себе имя, чтобы к тебе обращались на "вы" и не говорили: "Девочка, отойди!". После, когда это было доказано, появилась двоякость. Сейчас я уже понимаю, что многое было суета и лишние телодвижения. Ко мне пришла некая мудрость, спокойствие опыта. Многое изменилось во мне после родов. Происходит переоценка ценностей, все сдвигается. Приоритет ребенка становится первым, и понимаешь, что многое, за что боролась, дергалась, о чем переживала - суета. Мне жаль тех женщин, которые не рожали. У них не произошло этого смещения в жизни. Они все продолжают за что-то бороться, что-то бурно утверждать и ... озлобляются. Ребенок меняет жизнь, он становится центром всего, потому что понимаешь, что все, что ты делаешь, ты делаешь ради него.

- Сын уже большой?

- 4,5 года. Это прекрасный возраст, когда он уже все понимает, но в нем столько непосредственности! Я однажды разговариваю по телефону с нашим конструктором Валерой, Владик подходит ко мне и спрашивает: "Ты с кем разговариваешь?" - "С Валерой". - "С каким?" - "С конструктором". Он отходит, а вечером уже подходит снова и спрашивает: "Мам, а вы его на ночь разбираете, или он у вас так и стоит?".

- Вы жалеете о чем-то?

- Единственное, о чем я сожалею, так это о студенчестве. Это было время, когда шкалили датчики, когда из тебя идеи так и били, и я стремилась не то чтобы продать, а даже раздарить их - лишь бы самовыразиться. Большой минус - это преподаватели, которые сдерживают студентов, как дурных жеребят. Из-за этого многое прогорает внутри. Я бы с удовольствием работала со студентами, но сейчас народ пошел уже не тот. Время влияет.

- Как бы вы охарактеризовали то, что вам пришлось выдержать, чтобы стать модельером?

- Это бой. Не секрет, что вокруг моды сплотилась голубая тусовка, и постороннему человеку пробиться очень трудно, особенно женщине. Хотя я считаю, что женщина-модельер при создании моделей учитывает и лучше понимает некоторые женские секреты и комплексы. Чем хороша Москва - здесь ты можешь найти свою нишу и не быть под давлением. Ты не в комплексе.

- А вы бы взялись за создание мужской коллекции?

- У меня уже был подобный опыт - коллекция "Белый кролик". Но это очень сложно, прежде всего из-за особенностей мужской психологии. Женщина может увести в романтику, и это было бы слюняво.

- У вас есть идеал мужчины?

- Конечно. (Улыбается.) Это мужчина слова, малоразговорчивый, надежный. Женщина всегда на стреме, а с этим мужчиной можно расслабиться. Некрасивый. Я не люблю мальчиков-кошечек. И не считаю обилие мускулов символом надежности; мне нравятся мужчины худые, субтильные. Умный.

- Как ваш мужчина относится к моделированию?

- Он не воспринимает его всерьез, как и мама. Считает, что это для меня развлечение. Хотелось бы, чтобы ситуация с модой у нас изменилась. На показы ходят больше зеваки, как на шоу, на спектакль. Нам нужны профессиональные журналисты, пишущие о моде, байеры. Нужен fashion-бизнес, а не шоу.

- Кто вам нравится из российских дизайнеров?

- Игорь Чапурин. Это такой гламур! Я всегда говорю ему комплименты, и они совершенно искренны. У него такое чувство цвета!