Reztsova

  Родилась Анфиса Резцова во Владимирской области. Вес - 54кг. Спортом начала заниматься в 1979г. Первый тренер - Л.Резцов. В сборной команде с 1990г. Олимпиада-88 в Калгари - I место в лыжной эстафете; II место - в гонке на 20км. Олимпиада-92 в Альбервилле - I место в гонке на 7,5км, III-е - в эстафете. Олимпиада-94 в Лиллехаммере - I место в командной гонке. Тренер - Л.Резцов. Живет в Москве. Муж Леонид Резцов, тренер по биатлону.


   После нескольких крутых поворотов в своей карьере трехкратная олимпийская чемпионка Анфиса Резцова объявила об уходе из большого спорта.
  Теперь она вместе с мужем, в прошлом биатлонистом и тренером, осваивает новое дело - торговлю спортивными товарами.
  К середине прошлого зимнего сезона ее имя исчезло из протоколов состязаний по лыжным гонкам. Могло сложиться впечатление, что она задумала очередной "побег" в биатлон, ведь такое с ней уже случалось. Но причина ее последнего исчезновения объясняется банально - она заболела тяжелой формой гепатита.
  Справившись с болезнью к весне 2000 года, Анфиса с супругом решили, что за время, оставшееся до Олимпиады 2002 года, восстановиться и выйти на новый пик спортивной формы нереально. А раз так, то зачем в 36 лет толкаться в сборной, когда там и без нее конкуренция будь здоров. К тому же две девочки - двенадцатилетняя Дарья и Кристина, которой нынче идет пятый год - нуждаются в материнском пригляде. Да и дом, где хозяйка в вечных разъездах, смотрится не очень. Короче, супруги Резцовы решили - баста.


  - Кому первому пришла в голову идея заняться торговлей, вам или Леониду?

  - На самом деле магазин присутствовал в наших планах на одном из последних мест. Первоначально муж намеревался открыть клуб Анфисы Резцовой, чтобы, как он говорит, мое имя не кануло в Лету. Перво-наперво мы хотели набрать малышей, чтобы обучать их лыжному ходу. Власти подмосковных Химок, где мы живем, относятся к нам с большой симпатией и выделили на Левобережной помещения для клуба и тренажерного зала и участок земли под лыжную трассу. Но случилось так, что я заболела, а муж к тому времени расстался с тренерской работой. Пришлось начать с магазина. Пока на первом этаже одного из домов мы арендовали 90 квадратных метров и реставрируем еще одно помещение.

  - У вас были какие-нибудь навыки в торговых делах?

  - Нет, абсолютно никаких. Можно сказать, что для нас торговля - гонка "по целине". Леонид директорствует в небольшом коллективе, а я его по всем вопросам замещаю. Пока - тьфу-тьфу, не сглазить - дела идут неплохо. Леонид очень старательный. Он, если начинает какое дело, то обязательно доводит его до конца. А я тянусь за ним. Сейчас вот осваиваю компьютер.

  - Известно, что две золотые олимпийские награды в биатлоне вы завоевали, тренируясь под руководством Леонида.

  - По моему убеждению, он - лучший или один из самых лучших отечественных специалистов по стрелковой подготовке биатлонистов. Я, когда стала тренироваться в его группе в 1991 году, умом это понимала, но справиться со своими амбициями олимпийской чемпионки по лыжным гонкам не сумела. Если бы я не бравировала тем, что в беговой подготовке мне нет равных, то спортивная судьба нашей семьи наверняка сложилась бы иначе.

  - Кроме трех золотых олимпийских медалей, в вашей коллекции скопилось еще много наград различного достоинства. Какая из них досталась вам тяжелее всего?

  - Честно говоря, не помню, чтобы кто-нибудь мне "подарил" какую-либо из наград. Но наиболее выстраданной, если хотите, слезами омытой, оказалась золотая медаль Лиллехаммера. Как меня тогда гноили в сборной! Кроме мужа и спортивных руководителей Подмосковья (имеются в виду председатель областного "Динамо" Александр Русанов и председатель Мособлспорткомитета Владимир Пантелеев), в меня ровным счетом никто не верил. Об этом мало кто знает, но в Лиллехаммере накануне эстафеты меня даже не позвали на собрание команды. Мол, не котируюсь. И вдруг поздно вечером выясняется, что одна из четырех биатлонисток отказалась стартовать, и мне так небрежно, между прочим заявляют: "Ладно, Резцова, бог с тобой. Дадим тебе еще один шанс". А расчет был простой. Если команда завалится, свалить неудачу на меня, бегущую последней. И когда Луиза Носкова на третьем этапе обошла лидера - молодую немку, перешедшую в биатлон, как и я, из лыж, но совсем недавно - и привезла мне минутный запас, то, прости меня Господи, эти козлы подскакивали ко мне на дистанции и уговаривали не бежать быстро. Но я все равно доказала свою правду и финишировала первой на три минуты раньше немецкой команды.

  - А самый неприятный эпизод в своей спортивной жизни можете вспомнить?

  - Конечно. Увы, он тоже связан с золотой наградой Игр-94. Меня переполняла безумная радость от победы в эстафете 4х7,5 км. По моей инициативе взяли мы с девочками бутылку шведской водки "Абсолют" и сели ее распивать по чуть-чуть с немками, "соучастницами" нашей победы. Но их неожиданно позвали на какой-то прием, а мы отправились на хоккейный матч Россия-Швеция. Мест на трибунах не было, и наша компания оказалась в ложе, где сидел президент Олимпийского комитета России Виталий Смирнов. Ему не понравилось, как мы активно болели за наших парней, и нас оттуда, несмотря на мой протест, выставили. А затем Смирнову не понравилось, что мы пришли в раздевалку сочувствовать нашим, когда они проиграли. Нас выставили вторично. Я опять подала голос, и Смирнов распорядился не выплачивать мне призовые за "золото" - 15 тысяч долларов. В самолете, когда летели в Москву, меня все дружно уговаривали покаяться перед президентом. Но когда я спросила совета у знаменитой Раисы Сметаниной, она ответила, что просить прощения можно, если чувствуешь свою неправоту. А в чем была виновата я? В том, что на равных позволила себе разговаривать с самым главным российским олимпийцем. Через некоторое время, уже в Москве, Виталий Георгиевич вызвал меня и, что мне понравилось, говорил со мной наедине, попросив главного тренера выйти за дверь его кабинета. Мужчина должен поступать именно так. Мы пообщались хорошо, оба признав, где были неправы, он даже называл меня девочкой. Призовые, конечно, мне вернули. Потом был прием у Ельцина, и внешне казалось, что тучи над моей головой рассеялись. Но мне перекрыли кислород окончательно. Если бы не мой характер, дальнейшее развитие событий было бы иным. Но, знаете, что случилось, то случилось. Я не рвала на себе волосы из-за того случая, и Леонид никогда меня не попрекнул. Нет худа без добра. Тогда я ушла из команды рожать вторично, и на свет появилась Кристина.

  - С руководителями федераций вы расставались хорошо?

  - Да никак, ни хорошо, ни плохо. Их же ведь тоже можно понять. Они существуют для того, чтобы обеспечивать максимальный результат. А с советских времен известно, что незаменимых у нас в стране нет. Сегодня Резцова перестала показывать результат, найдем другую - логика железная. Только вот президент Союза биатлонистов России Александр Тихонов - я это рассказываю вовсе не потому, что нынче он попал в скверную историю - в отношении меня повел себя недостойно. Когда я вернулась после рождения второй дочки, он говорил, что знает, какой я боец, и верит в меня, а затем или под давлением тренеров, или еще чьего-то начал юлить. И во многом из-за его попустительства я была вынуждена расстаться с биатлоном.

  - О каком будущем для дочерей вы с мужем мечтаете? Вы хотели бы, чтобы они стали большими спортсменками?

  - Мы бы хотели, чтобы девочки стали достойными людьми. Пока Даше удается в школе учиться на пятерки и заниматься лыжами. Она тренируется на Планерной, у Валентины Романовой. Честно скажу, что я не в восторге от ее увлечения. Но этот выбор сделала она сама. На всех детских соревнованиях она финиширует в первой тройке. Если увижу, что лыжи - ее судьба, сделаю все для того, чтобы Даша избежала моих ошибок. Пока она физически окрепла, учится терпеть и работать на лыжне, но о технике бега можно только мечтать. Кристина растет более подвижной и разносторонне развитой, чем старшая сестра. И папа подумывает, что на первых порах большой теннис был бы неплохим для нее делом. Если она предпочтет другое занятие, мы возражать не будем. Жизненный успех в любой сфере деятельности во многом определяется поддержкой семьи.

  - У вас есть традиционное пожелание?

  - Да. У нашей страны такая судьба, что я всем - себе, своей семье, своим друзьям и всем соотечественникам - желаю только одного - терпения.





Использована информация сайта:

  • Общероссийская газета для всех "ВЕРСТЫ"
    Эдуард СОРОКИН: Возвращение домой




  • Выполним юридический перевод на немецкий недорого.