Reznik Ilia

Автор: Людмила НИКОЛАЕВА

Статья: Илья Резник: <Предпочитаю восточных женщин!>

Сайт: "Аргументы и Факты"



Родился 4 апреля 1938 года в Ленинграде. Окончил Ленинградский институт театра, музыки и кинематографиии (1962), в течение семи лет работал артистом Театра имени Комиссаржевской. С 1967-го по 1971 год писал тексты для музыкальных пародий Виктора Чистякова. Первая песня с его стихами ('Золушка', музыка И. Цветкова ) прозвучала в 1969 году в исполнении Людмилы Сенчиной. Писал тексты песен к нескольким постановкам театра ('Золушка', 'Сказка о четырех близнецах', 'Если бы небо было зеркалом'). Песни на стихи Ильи Резника исполняли многие эстрадные звезды. Заслуги Ильи Резника перед отечеством отмечены национальной музыкальной премией 'Овация' (1995), а также орденом Почета. Помимо песен, Резник является автором либретто к опере-мистерии 'Черная уздечка белой кобылицы' (музыка Ю. Шерлинга, Камерный еврейский музыкальный театр, 1979) и мюзиклу 'Распутин' (1992). Опубликовал несколько книг: 'Алла Пугачева и другие' (издана в Лос-Анджелесе), 'Жизнь моя - карнавал! Бриллиантовые песни' и 'Мужик' (выпущены собственным издательством 'Библиотека Ильи Резника'). Снимался в кино ('Приключения принца Флоризеля'). В последнее время стал выступать как певец.

- Илья Рахмиэлевич, вы коренной ленинградец, а живете и работаете в Москве. Правда ли, что когда вы переехали в столицу, у вас не было крыши над головой и вас приютила Алла Пугачева?

- Алла настояла, чтобы мы с женой переехали в Москву. У нас была квартира в Ленинграде. Она звала: 'Илюшка, давай, приезжай! В кооператив вступишь!' Вот я и решился. Девять месяцев мы жили у Аллы. За это время у нас родилось много хороших песен. В том числе 'Без меня тебе, любимый мой, земля мала, как остров!' Я с удовольствием вспоминаю этот период жизни!

- Ваши творческие и дружеские отношения с Аллой Борисовной давно стали притчей во языцех. А вам-то самому что дорого больше всего?

- У нас было много интересных историй. Были даже случаи телепатической связи! Один из них произошел в 'Олимпийском' на премьере моей песни 'И это все моя вина'. Я забрался на самую верхотуру. Алла стояла внизу, вся такая маленькая-маленькая, и пела. А зал слушает, затаив дыхание. Я, естественно, волнуюсь и повторяю текст вместе с ней. Вдруг во втором куплете забываю вторую строчку. И представляете, одновременно она там внизу тоже забывает ту же самую строку и поет 'ля-ля-ля!' А следующую вспоминает.

- Зрители, наверное, ничего не заметили?

- Конечно. Она же великий мастер! А вот еще один случай был. Шли концерты в Тюмени, на стадионе. Каждый день приходили 50 тыс. зрителей. Еще бы, настоящий театр Пугачевой! Передо мной выступал Володя Пресняков, пел мои песни 'Стюардесса' и 'Странник'. Потом выходил я, а затем Алла. Я пел две песни и читал стихотворение 'Посвящение'., которое заканчивалось так: 'А завтра снова пир сердцам, чуть двинется кулиса, и вдохновенно выйдет к нам любимая актриса'. Это действо продолжалось несколько дней. И вот как-то я подумал: 'Какая же она любимая, если на нее толпы идет? Она же великая актриса! Дай-ка я сегодня прочитаю 'великая'!' И вот читаю я 'Посвящение' и вдруг опять произношу 'любимая', и сам не понимаю, почему я это сделал. А жили мы тогда в особняке. Сидим мы с Аллой за завтраком, она и говорит: 'Илюшка, ты хотел вчера сказать 'великая'?' У меня вилка из рук выпала. Значит, она стояла за подиумом и думала, что так говорить не надо. Телепатия!

- Илья, вы считаете себя человеком влюбчивым? Расскажите, как вы познакомились со своей нынешней женой Мунирой!

- В Ташкенте я записывал программу для группы 'Садо', где пели Азиза, Мила Раманиди... А Мунира была балетмейстером и танцовщицей. Там мы с ней и познакомились. Все же в восточной женщине есть своя особая прелесть. Что в женщине главное? Прежде всего - женственность! А еще ласка, послушание, уважение к мужчине. Эти черты восточной женщины меня очень привлекают. А эмансипированные натуры мне не по душе. На мой взгляд, трудно ожидать нежности от самостоятельной, деловой женщины, занимающейся бизнесом.

- Ни один человек на свете не забудет свою юношескую любовь. Вы, конечно, тоже помните?

- Я не забыл даже свою первую девочку, которая мне нравилась в детском саду! В Ленинграде у меня была Леночка, сестра моего друга Эдика. Я умирал по ней с четвертого класса. А она даже не знала об этом. Я ей рассказал только когда она стала взрослой. До сих пор девушки оставляют мне на сцене записки с номером своего телефона и передают любовные письма.

- Илья, насколько я знаю, вы позаботились о продолжении своего рода...

- У меня много детей! Максим - журналист. Многие видели его в передаче 'Акулы пера'. Дочку зовут Алиса, ей 24 года. Маленькому моему Артурчику десять лет. Кем он станет, я не знаю. Фантазия у него большая, он очень активный ребенок. С Артуром довольно трудно, потому что он требует большого внимания к своей персоне. По-моему, ему передались мои творческие гены...

- Имея восточную супругу, легко быть избалованным в еде. Вы гурман?

- Я люблю жареный хлеб, армянскую яичницу - с помидорами и сыром, картофельные оладьи с грибным соусом. Как видите, мне нравятся простые блюда. И в то же время считаю себя гурманом. На банкете я могу наслаждаться изысканной пищей. И с таким же удовольствием есть вареную картошку.

- Илья, задайте сами себе необычный вопрос!

- Любите ли вы пьянство? Я люблю выпить после тяжелого рабочего дня. Обязательно с хорошей компанией! Если же за столом сидит хоть один человек, который мне несимпатичен, я ни грамма в рот не возьму! Его аура отталкивает. А дружу я с теми, с кем работаю. Правда, деньги ссорят людей, если к ним относиться нечистоплотно. Сколько зла из-за денег! У меня нет ни денег, ни машины. Зато я ближе к народу!

- В детстве вы, наверное, не подозревали, что станете знаменитостью?

- Конечно, нет. В четвертом классе я очень хотел поступать в Нахимовское училище, чтобы стать адмиралом! После седьмого хотел в артиллерийское. Я пережил блокаду Ленинграда. Остались клочки воспоминаний... Крошки хлеба искал в снегу, когда бабушка вела меня из детсадика. Помню, как мы прятались под стол при бомбовом налете. Однажды вышел на балкон, и голубое небо показалось мне серым - столько аэростатов висело над головой. Никогда не забуду, как летом сорок второго нас, детей, вывозили на катере по Ладоге.

- Илья, вы и родились в прекрасном городе на Неве?

- Да, в простой семье политэмигрантов. Мои родители были наивными интернационалистами, приехали из Дании, из Копенгагена, сюда - в Советский Союз. Отец погиб во время войны, ему было всего 26 лет. Воспитывали меня бабушка с дедушкой.

- Вы росли хулиганистым мальчишкой?

- До хулиганства дело не дошло. Хотя уже в третьем классе я курил. Мы росли романтиками, у нас были тайные общества типа мушкетерских. Играли в казаки-разбойники. Я посещал клуб юных затейников во Дворце пионеров. Занимался бальными танцами, гимнастикой. Бегал в кружок 'Умелые руки'.

- Илья, в театральный институт вы уже целенаправленно поступали? Чувствовали в себе Дар?

- Просто провожал приятеля, который туда поступал. Ну и тоже пошел по его стопам. Правда, четыре года подряд пытался поступить - никак не брали. Когда наконец в 1958 году приняли, я успел потрудиться рабочим и на заводе, и в театре... И все это время жил надеждой учиться на актерском факультете!

- Ваш жизненный девиз?

- Я себе говорю: 'Все образуется!' Потому что являюсь одновременно и фаталистом, и оптимистом!