Юсуповы

Автор: Георгий Блюмин, доктор технических наук, профессор культурологии, президент Юсупово-Княжеского благотворительного фонда (Москва)
Источник информации: Проклятие рода Юсуповых, журнал "Путешественник" No.3(23), 2000.

  Родоначальники Юсуповых - от Абубекира, тестя пророка, правившего после Мухаммеда (около 570-632) всем мусульманским родом. Через три века после него соименник его Абубекир бен-Райок также правил всеми мусульманами мира и носил титул Эмира эль-Омра, князя князей и султана султанов, соединяя в лице своем правительственную и духовную власть. Князь Н. Б. Юсупов-младший отмечает: "Это был верховный сановник исчезавшего в упоении неги и роскоши калифа Ради-Биллага, предоставившего ему всю власть в духовном и светском значении".

  В эпоху падения калифата прямые предки русских князей Юсуповых были правителями в Дамаске, Антиохии, Ираке, Персии, Египте... Иные из них погребены в Мекке, на горе Хира, где Мухаммед открыл текст Корана; в самой Каабе, священной для мусульман, или возле нее - это Баба-Тюклес и два сына его, Аббас и Абдурахман. Султан Термес, третий сын Баба-Тюклеса (16-е колено от Абубекира бен-Райока), гонимый враждебными обстоятельствами, переселился на север от Аравии, к берегам Азовского и Каспийского морей, увлекая за собой многие племена преданных ему мусульман. Ногайская Орда, появившаяся как государство между Волгой и Уралом, была следствием переселения султана Термеса.

  Теперь становится понятным полное равенство брака, заключенного в 1914 году между князем Феликсом Феликсовичем Юсуповым и великой княжной Ириной Александровной Романовой, племянницей царствующего императора Николая II: оба супруга были царского происхождения.

  Прямой потомок Термеса по имени Эдигей был в ближайшей и тесной дружбе с самим Тамерланом, или Тимуром, - "Железным Хромцом" и великим завоевателем. Эдигей назначен был главным полководцем Тимура. Монгольские орды Тохтамыша сожгли Москву и самонадеянно двинулись на Тамерлана. Эдигей вышел навстречу Тохтамышу и в единоборстве перед войском убил его. Литовский князь Витовт потерпел сокрушительное поражение от Эдигея на реке Ворскле в 1339 году. Тамерланов друг обложил данью сына Дмитрия Донского князя Василия Дмитриевича. Наконец, Эдигей завоевал Крым и основал там Крымскую Орду.

  Правнук Эдигея звался Муса-мурза (князь Моисей, по-русски) и имел по обычаю пять жен. Первая, любимая, звалась Кондаза. От нее и родился Юсуф - родоначальник рода Юсуповых. Двадцать лет Юсуф-мурза дружил с самим Иоанном Грозным, русским царем. Потомок эмиров посчитал необходимым подружиться и породниться с мусульманами-соседями, "осколками" монголо-татарского нашествия на Русь. Четыре дочери Юсуфа стали женами царей крымского, астраханского, казанского и сибирского. Последний был тот самый Кучум, которого покорил во главе своих донцов-казаков Ермак Тимофеевич.

  Вот второй портрет в галерее Двенадцати портретов московского Юсуповского дворца - прекрасная Суюмбека, царица казанскаяю, любимая дочь Юсуфа-мурзы. Она родилась в 1520 году и 14 лет от роду стала женою царя казанского Еналея. В том же году Еналей был убит своими подданными и казанцы вернули на царство ими же прежде изгнанного крымского царя Саф-Гирея.

  Красавица выходит замуж вторично, теперь уже за Саф-Гирея; вскоре у нее родился единственный сын Утемиш-Гирей. Саф-Гирей ввел в Казани казни. Казанцы вознегодовали. Юнус, сын Юсуфа, решил вступиться за Саф-Гирея и пошел на Казань. Но Саф-Гирей обманул Юнуса. И тогда и Юсуф, и Юнус стали на сторону Ивана Грозного. Саф-Гирей запил и разбился на ступенях собственного дворца.

  Суюмбека во второй раз сделалась вдовой и царицей казанской. Ее двухлетний сын Утемиш-Гирей был провозглашен казанцами царем. Когда русский царь подступил с войском под стены Казани, прекрасная Суюмбека надела латы и шлем, памятуя, что она властительница Казани, и стала во главе защитников города. Вначале она пыталась позвать на помощь отца и брата, но те оставались верными договору с Иоанном IV.

  Суюмбека так блистательно возглавила оборону Казани, что прославленный русский полководец князь Андрей Курбский не смог взять город приступом, и дело решили тайный подкоп и взрыв стен города. Царица казанская была с почетом увезена в Москву вместе с сыном. А в Казани, повторенная в архитектуре московского Казанского вокзала, навеки осталась семиярусная Суюмбекина башня высотою около 35 сажен, украсившая Казанский кремль.

  На этом история красавицы не кончается. Иван Грозный поставил царем в Казани Ших-алея. Но тот вскоре вынужден был бежать в Москву, где женился на... Суюмбеке. Дочь Юсуфа-мурзы в третий раз выходит замуж. Ших-алей получает во владение город Касимов (Городец) и титул царя касимовского. В Касимов он и переезжает с красавицей женой.

  А Утемиш-Гирея, сына Суюмбеки, крестили на Москве. Ших-алей умер в Касимове и погребен в 1567 году в здешней усыпальнице. Красавица царица умерла ранее его, в 1557 году, прожив всего 37 лет. Наверное, ее могила также находится в Касимове. Во всяком случае, потомок ее - русский князь Николай Борисович Юсупов-младший считает так, когда пишет в своей книге: "Алый шиповник с млечной черемухой осыпают забытую гробницу цветами!"

  На Руси очарованье прелестного образа Суюмбеки жило очень долго. Россияне именовали ее волшебницей. А русские поэты сделали ее образ одним из самых поэтичных в мировой литературе. Я бы отнес наличие шестилучевой звезды в княжеском гербе Юсуповых к образу прекрасной Суюмбеки.

  Поэт Херасков, автор знаменитой "Россияды", сделал казанскую царицу главной героиней своей поэмы, одной из лучших в русском XVIII веке. В начале XIX века на сценах Москвы и Петербурга идут пьесы Грузинцова "Покоренная Казань" и Глинки "Сумбека, или Падение Казани". Наконец в 1832 году сцена увидела балет графа Кутайсова "Сумбека, или Покорение Казанского царства". Пушкин был на спектакле, в котором роль Суюмбеки исполнила воспетая им в "Онегине" балерина Истомина.

  Сыновья Юсуфа-мурзы, братья Суюмбеки, явились ко двору Иоанна Грозного, и с тех пор они и их потомки стали служить русским государям, не изменяя мусульманской вере и получая за службу пожалования. Так, Иль-мурзе царем Федором Иоанновичем был пожалован на берегах Волги под Ярославлем целый город Романов с посадом (ныне город Тутаев). В этом красивом городе, до революции носившем имя Романов-Борисоглебск, - обилие церквей на обоих берегах Волги и еще - руины старинной мечети. Именно в этом городе произошло событие, круто изменившее судьбу и историю Юсуповского рода.

  Дело было в царствование Федора Алексеевича. Правнук Юсуфа-мурзы по имени Абдул-мурза принимал в Романове патриарха Иоакима. Историк М. И. Пыляев вспоминал: "Однажды блестящий вельможа князь Николай Борисович Юсупов был дежурным камер-юнкером во время обеда у Екатерины Великой. На стол был подан гусь.
  - Умеете ли вы, князь, разрезать гуся? - спросила Екатерина у Юсупова.
  - О, гусь должен быть очень памятен моей фамилии! - отвечал князь. - Мой предок съел одного в великую пятницу и за то был лишен нескольких тысяч крестьян, пожалованных ему.
  - Я отняла бы у него все имение, потому что оно дано было ему с тем условием, чтобы он не ел скоромного в постные дни, - заметила шутливо по поводу этого рассказа императрица".

  Итак, прадед Николая Борисовича Юсупова угощал патриарха и, по незнанию православных постов, накормил его гусем. Патриарх принял гуся за рыбу, отведал и похвалил, а хозяин возьми да скажи: это, мол, не рыба, а гусь, и повар мой столь искусен, что может приготовить гуся под рыбу. Патриарх разгневался и по возвращении в Москву рассказал всю историю царю Федору Алексеевичу Царь лишил Абдула-мурзу всех пожалований, и богач в одночасье стал нищим. Он напряженно думал три дня и принял решение креститься в православной вере. Абдул-мурза, сын Сеюша-мурзы, был крещен под именем Дмитрий и придумал себе фамилию в память предка своего Юсуфа: Юсупово-Княжево. Так появился на Руси князь Дмитрий Сеюшевич Юсупово-Княжево.

  Но в ту же ночь было ему видение. Внятный голос произнес: "Отныне за измену вере не будет в твоем роду в каждом его колене более одного наследника мужского пола, а если их будет больше, то все, кроме одного, не проживут долее 26 лет".

  Дмитрий Сеюшевич женился на княжне Татьяне Федоровне Коркодиновой, и согласно предсказанию только один сын наследовал отцу. Это был Григорий Дмитриевич, служивший Петру Великому, генерал-лейтенант, коему Петр повелел именоваться попросту князем Юсуповым. У Григория Дмитриевича также только один сын дожил до зрелых лет - князь Борис Григорьевич Юсупов, бывший губернатором Москвы. Любопытно, что в разное время два представителя славной фамилии занимали этот пост: кроме Бориса Григорьевича, генерал-губернатором Москвы в 1915 году был Феликс Феликсович князь Юсупов, граф Сумароков-Эльстон.

  Сын Б. Г. Юсупова, пожалуй, самый знаменитый из славной фамилии. Князь Николай Борисович (1750-1831) - один из богатейших вельмож России: не было не только губернии, но даже уезда, где бы у него не имелось деревни или усадьбы. В нынешнем году исполняется 250 лет со дня рождения этого замечательного человека. Николай Борисович был и первым директором Эрмитажа, и русским посланником в Италии, и главноуправляющим Кремлевской экспедицией и Оружейной палатой, а также всеми театрами России. Он создал "подмосковный Версаль" - изумительное по красоте и богатству имение Архангельское, где дважды, в 1827 и 1830 годах, у него побывал А. С. Пушкин. Известно стихотворное послание великого поэта князю Юсупову, написанное в Москве в 1830 году:

  ...К тебе явлюся я; увижу сей дворец,
  Где циркуль зодчего, палитра и резец
  Ученой прихоти твоей повиновались
  И вдохновенные в волшебстве состязались.

  Пушкин в раннем детстве жил с родителями в московском дворце князя, в Большом Харитоньевском переулке. Образы диковинного по-восточному сада, окружавшего дворец, отразились затем в прологе "Руслана и Людмилы". Сюда же привозит поэт свою любимую героиню Татьяну Ларину в седьмой главе "Евгения Онегина" - "в Москву на ярмарку невест":

  У Харитонья в переулке
  Возок пред домом у ворот
  Остановился...

  Да и Татьяну поэт попросту роднит с княжеским родом Юсуповых: ведь они приехали в гости к тетке Татьяны, княжне Алине, а в 20-е годы прошлого века в Москве в Юсуповском дворце действительно жила княжна Алина - сестра Н. Б. Юсупова Александра Борисовна. Ряд отражений бесед поэта с князем Юсуповым находим в образах знаменитой болдинской осени Пушкина, а когда князь умер, поэт напишет в письме: "Мой Юсупов умер".

  Однако обратимся к дальнейшим звеньям рода и сопровождающему их року. Борис Николаевич, камергер, сын Н. Б. Юсупова, жил в основном в Петербурге и тоже оставил единственного наследника - князя Николая Борисовича Юсупова-младшего. Это был талантливый музыкант и писатель, вице-директор Петербургской публичной библиотеки, женатый на герцогине Татьяне Александровне де Рибопьер. На князе Николае Борисовиче-младшем пресеклась мужская линия древнего рода.

  Единственная наследница - красавица и богатейшая невеста России Зинаида Николаевна княжна Юсупова, портреты которой писали лучшие художники того времени Серов и Маковский, - вышла замуж за праправнука М. И. Кутузова и внука прусского короля русского графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстон, генерал-лейтенанта и губернатора Москвы. И император Александр III, удовлетворяя просьбу князя Н. Б. Юсупова-младшего, дабы не пресеклась знаменитая фамилия, разрешает графу Сумарокову-Эльстон именоваться еще и князем Юсуповым. Этот титул должен был переходить к старшему из сыновей.

  В счастливом браке родились и выросли два сына, оба окончили Оксфордский университет. Старшего звали князем Николаем Феликсовичем Юсуповым (1883-1908). Родители уже стали забывать о страшном предсказании, когда накануне своего 26-летия Николай Феликсович полюбил женщину, муж которой вызвал его на дуэль и... убил. Дуэль состоялась в Петербурге на Крестовском острове в июне 1908 года, в имении князей Белосельских-Белозерских. Николай оба раза выстрелил в воздух... "Тело поместили в часовне", - пишет младший брат Феликс, к которому перешел титул князя Юсупова. Погребен был князь Николай Феликсович в подмосковном Архангельском.

  Потрясенные родители, похоронив старшего сына, строят в Архангельском храм-усыпальницу где должны были находить последний приют князья Юсуповы. Храм возводил известный московский зодчий Р. И. Клейн вплоть до 1916 года. Грянула революция, и храм никогда не принял под свои своды ни одного захоронения. Так и стоит он поныне памятником страшного проклятия роду князей Юсуповых, распахнув крылья колоннад навстречу судьбе...