Юрский Сергей

, актер

Автор: Геннадий ФРОЛОВ

Сайт: Аргументы И Факты

Статья: Сергей Юрский: «Не люблю душевный стриптиз»



— Сергей Юрьевич, помнится, в вашей биографии был черный период, когда ваше имя исчезло изо всех афиш, со страниц прессы.

— Меня тогда вызвали в КГБ и сообщили, что такого актера — Сергей Юрский — больше не существует. Потому что он, по мнению властей, «дискредитировал высокое звание советского человека».

— А чем конкретно дискредитировал?

— Да много чем. Я осудил подавление «пражской весны» нашими войсками, открыто общался с опальным Солженицыным… Поступил приказ сверху, и передо мной мгновенно закрылись все двери на «Ленфильме», радио, телевидении. Мне пришлось уйти из БДТ. Меня вынудили уехать из Питера в Москву. Но здесь не взяли во МХАТ, потом в Ленком… Да и в Театр Моссовета приняли с жутким скрипом.

— Ваш отец в свое время тоже пострадал от «органов»…

— Отца репрессировали в 1936 году и сослали в Саратов. Ссылку я не помню, потому что мне тогда только год исполнился. Но в 37-м случилась так называемая малая реабилитация. Берия отпустил часть последних жертв Ежова, и отец попал в число счастливчиков.

— Как он относился к Советской власти?

— Отец был идейным человеком. В 43-м вступил в партию, поскольку искренне верил в идеалы коммунизма. Раньше его не принимали из-за социального происхождения — сын священника. Но в войну вышло послабление, и отец проскочил. Он в ту пору работал художественным руководителем Союзгосцирка, и должность требовала членства в партии. Но в 49-м его исключили.

— За что?

— Официально это звучало так: за развал идеологической работы и за протаскивание формализма в советский цирк. Чушь собачья! Фактически отца наказали за то, что он принимал на работу так называемых космополитов. Отец ненавидел антисемитизм и всячески это подчеркивал.

— Ему удалось дождаться реабилитации?

— Он постоянно ее добивался, и лет через пять ему вернули партбилет. И опять поставили руководить — он стал начальником отдела театров Ленгорисполкома.

— Наталья Тенякова — ваша вторая жена. А кто была первой?

— Первая моя супруга — актриса Зинаида Шарко, коллега по Большому драматическому. Но так случилось, что мы расстались. Однажды ранним утром я пришел к своему другу Олегу Басилашвили с одним маленьким чемоданчиком после краха семейной жизни.

— Нельзя ли подробнее…

— Нет, это запретная для меня тема. Я совершенно не понимаю, как люди могут сами рассказывать в газете о своей личной частной жизни. Допустим, журналист может что-то раскопать, но чтобы сами! Этот душевный стриптиз мне кажется постыдным и бессмысленным. И некоторых своих коллег я перестал уважать после таких откровений.

— Ну, хорошо. А про вашу нынешнюю семью спрашивать можно? Как, например, три актера могут существовать вместе?

— Ну, во-первых, мы профессионалы и, заканчивая спектакль, переходим в другое состояние. А во-вторых, и это главное, театр надо не переносить на домашнюю жизнь, а сделать его только частью этой жизни.

— Что значит для вас дом?

— Дом — это место отдыха. Место, где мы остаемся сами собой.

— В творческих семьях быт — обычно проблема. У вас есть помощники по хозяйству?

— Нет, все делаем сами. Я, например, выношу мусор. Это закрепленная за мной обязанность.

— Но в доме постоянно что-нибудь ломается, перегорает…

— Вот с тем, чтобы «прибить что-нибудь», дела у меня обстоят хуже. Бывает, что приходится кого-нибудь вызывать.

— Дочь, с детства видевшая все «прелести» актерского существования, тем не менее выбрала профессию родителей…

— Жена Наташа упрекает меня, что недостаточно отговаривал Дашу. Я оставил все, как есть. Хочешь — иди.

— И Даша пошла…

— А иной жизни она себе не представляла. Еще когда она в коляске была, я ей не колыбельные пел, а читал стихи Пастернака из концертной программы. Росла за кулисами, уроки делала в гримерной. Даже первое разочарование в любви связано у нее с актерской профессией.

— Каким образом?

— Когда Дашуля училась в первом классе, в нее влюбился один мальчик. Он так и объявил ей об этом. Дарья кокетливо поинтересовалась: что в ней такого примечательного. А в ответ услышала: «Потому что ты дочь актера Юрского». На этом первая любовь угасла.

— Кто больше воспитывал дочь — вы или Наталья Тенякова?

— Да оба воспитывали. У нас семья трудовая. Сколько могли, мы отдавали семье, сколько не могли — не отдавали. Но никогда не пренебрегали возможностью побыть вместе. И всегда существовал Дом. Даша — девочка очень домашняя…

— Молодые обычно очень болезненно относятся к замечаниям старших. Устраиваете ли вы дома разборки сыгранных дочерью ролей?

— А как же иначе… Что нравится или не нравится и почему. Я смотрю ее работы, мне это интересно. И я достаточно откровенен в оценках. Но только в оценках, так как Даша не позволяет вмешиваться в ее работу и давать советы.

— Актерское ремесло эгоистично. Оно старается подчинить себе человека целиком…

— В молодости, когда нужно было или гулять, любить, пропуская мимо все остальное, или работать и быть верным театру, я выбрал последнее. И из-за этого много жизненных радостей потерял.

— Не жалеете?

— Тогда точно не жалел. Думал — успею. А теперь… Жалею, очень многого жалко…

— Как вы считаете, существует идеальная женщина?

— Конечно. Каждый раз, когда я влюблялся, мне казалось, что именно она и есть идеальная женщина. Мало того, я в этом совершенно убежден. Наверное, именно поэтому мы так долго вместе с Натальей Теняковой.