Юденич

Статья: Марина Юденич

Сайт: NETTv Телевидение в интернете


- Марина, вы просто однофамилица или родственница знаменитого русского генерала?

- Моя бабушка - племянница Николая Николаевича. В семнадцатом году она окончила Смольный, влюбилась в выпускника питерского политеха и летом уехала с ним во Владикавказ, что и спасло ей жизнь. Дед был беспартийный, но работал на большевиков, занимал приличную хозяйственную должность. В тридцать седьмом его арестовали, обвинили в экономическом саботаже, и он погиб во время следствия. Чудом бабушка с моей мамой выжили. Мама стала хирургом. В семье не принято было говорить про наших предков и родственников. Лет в тринадцать я впервые что-то об этом услышала.

- Но потом вы ведь поехали во Францию искать потомков русских аристократических семей?

- Мне было тридцать восемь лет, я уже поработала на радио, телевидении, в администрации президента, занималась бизнесом. И у меня наступил кризис среднего возраста. Я стала искать, чем мне заняться. И решила уйти в психологию. Сначала поступила на психфак МГУ, а потом мне предложили поехать в Сорбонну. И я попала в замечательную компанию - детей первой волны эмиграции. Они родились во Франции, но все говорили по-русски, хранили традиции. Я прижилась, чувствовала себя уютно, меня не тянуло в Россию, и я думала, что останусь там навсегда. Но потом вдруг захлестнула ностальгия. Заканчивала учебу уже наскоками - сдавала экзамены и мчалась в Россию. Тогда же написала первую повесть.

- А французы по своему менталитету оказались близки?

- Это трудная для нас нация. Когда наши женщины попадают во Францию и за ними начинают ухаживать мужчины, то дамы сразу делают далеко идущие выводы. На самом деле француз зачастую просто не прочь провести с красивой женщиной некоторое время. И все. Женщинам, не избалованным ухаживаниями отечественных мужчин и что-то себе придумавшим, потом бывает очень больно.

- Судя по вашим повестям, вы хорошо знаете жизнь московской элиты.

- Да, знаю, наверное еще и потому, что в моей жизни были и есть такие приятные дополнения, как мужья.

- И говорят, вам везло на них - богатых, умных, красивых...

- Я могу рассказать о своих спутниках, только не хочу называть фамилии. Первый раз вышла замуж рано - в девятнадцать лет. Это была безумная любовь, преодоление сопротивления семей. Моей родне все-таки была присуща некая диссидентность, оппозиционность. А Игорь вырос в классической номенклатурной семье. Свекор занимал должность начальника отдела Госплана СССР. Как-то, перебирая посуду, увидела ложки, вилки с монограммами, стала интересоваться, чьи инициалы. И оказалось - эта посуда из Германии, где свекор работал в администрации в послевоенные годы. У меня был шок. Я ведь считала, что грабителями могли быть только фашисты. Потом свекор умер, и я ощутила на себе, что такое страшная номенклатурная машина. Замолчал телефон, исчезла дача, у свекрови начались проблемы с психикой. Какое-то время мы жили нормально. Росла дочка Настя (она у меня единственная, ей сейчас 20 лет, учится в Англии). Я работала на радиостанции "Юность" в "Молодежном канале". Игоря все раздражало, какой-то мой рост действовал на него страшно, он стал сильно пить. Мы прожили десять лет, а потом развелись. Игорь уже умер, хотя он мой ровесник.

- Позже вы стали мудрее и повысили требования к мужчинам?

- У меня был смешной второй брак. Одного знакомого должны были отправить послом в какую-то страну. Он был холостяком, а послу положена жена. И он сказал: "Марин, ты - единственная женщина, на которую я могу положиться, так как ты не будешь потом качать права". И мы поженились. Самое интересное, что послом он никуда не поехал.

- А дальше?

- Следующий был из тех первых предпринимателей, которые из младших научных сотрудников резко рванули в бизнес и попали на вершину олимпа. У него была семья, он тяжело из нее уходил. Но самое ужасное не в этом. Ведь гробит не только падение, но и взлет. Я поняла, почему выжила первая волна эмиграции, - из-за своей генетической готовности ко всему. А здесь ее не было, и человек просто ломался от ощущения собственного неожиданного величия. Первые коммерсанты получили по полной программе, их гнули через колено, им досталось. Я не скажу, что расстались мы по общему соглашению. Скорее, получилось спонтанное убегание в стороны. Тогда я думала, что никогда больше не выйду замуж.

- Решили выбрать свободу?

- Раньше я не верила женщинам, которые говорили: я одна и счастлива. Мне виделось в том некое лукавство. Но тут, оставшись одна, почувствовала облегчение - не должна никому звонить, никого приводить в чувство, уговаривать: ты должен, ты можешь... Оказалось, вечером можно спокойно заснуть. Такое абсолютное счастье. Потом во Франции я серьезно встречалась с одним человеком, он мне нравился, но, когда он предложил замуж, я отказалась. Меня страшила психологическая зависимость, жизнь под одной крышей.

- Что заставило изменить взгляды?

- А все сошлось - любовь, взаимопонимание. Я собиралась купить дом, и мне нужно было его сфотографировать. Сестра сказала: есть знакомый, он занимается издательским бизнесом, но и фотограф отличный, я его уговорю приехать. Приехал, мы познакомились, сейчас он мой муж. Надеюсь, до скончания жизни. Мы венчались - осознанно, в сорок лет. Я впервые почувствовала себя замужем, за каменной стеной. Могу полностью уйти в телевидение, могу все бросить, лечь, заплакать... Сейчас я расслаблена. А раньше приходилось подпирать плечом умных, богатых и красивых.

- Выходит, счастье женщины в том, чтобы найти свою вторую половину?

- Cейчас я думаю, что все-таки это главное в жизни. Должна быть уверенность, что ты не один в жизни, а при этом можно заниматься чем угодно. Хотя нельзя никогда говорить уверенно.

- Вам легко было давать советы героиням программы "Я сама"?

- Порой хотелось сказать много гадостей героине, а делать это было нельзя. Не могла я несчастной женщине, которая пришла решать какие-то свои - иногда надуманные - проблемы, вмазать в эфире: да дура ты просто.

- Женская тема найдет отражение в вашей новой программе?

- Честно говоря, я считаю, что деление тем по половому признаку уместно только в одном случае, хорошо всем известном. В программе "Просто Марина" на обсуждение выносятся проблемы, которые одинаково волнуют и олимпийского чемпиона, и домохозяйку.