Степанченко Сергей

, актер

Автор: Светлана Кузина

Сайт: Аргументы И Факты

Статья: Сергей Степанченко: «Я всегда в тонусе»



— СЕРЕЖА, скажи пожалуйста, в последнее время не только женщины, но и мужчины зациклились на лихорадочном сбрасывании лишних килограммов — ты не испытываешь комплексов в этой связи?

— Да нет. У меня же почти вся жизнь проходит здесь, внутри театра «Ленком», где меня воспринимают таким, какой я есть. Здесь я своим весом никого не раздражаю. А Олег Иванович Янковский говорит даже, что моя комплекция — это мое достоинство! Так зачем мне со своим «достоинством» бороться? Главное, чтобы твой вес не был угрозой для здоровья, а так… Я не вижу особой необходимости что-то делать с собой, как-то себя менять. Я, безусловно, забочусь о своем здоровье, но не так болезненно, как те, о ком ты говоришь.

— А как ты вообще к этому относишься — к повальному похудению?

— В принципе это здорово! Если нация оздоравливается, почему нет? Мне кажется — это прекрасно! Когда это в разумных пределах, без вреда для организма, от этого только польза, я так думаю.

— А как у тебя со здоровьем?

— Прекрасно! Вернее — пока нормально.

— Спортом занимаешься?

— Да. Я хожу в наш Бич-клаб. К сожалению, не так часто, как мне хотелось бы, в силу того что времени не очень много остается. Но когда есть свободная минутка, я обязательно прихожу позаниматься — побегать на «дорожке», потягать «железячки». То есть я себя держу в тонусе!

— А какие взаимоотношения со спортом по жизни?

— Я всегда был где-то рядом со спортом. Никогда не был погружен в это дело на 100%, но всегда находился «около», начиная с детско-юношеской спортивной школы. Был даже момент в моей жизни, когда я пытался поступить в институт физкультуры!

— По-твоему, актеру следует поддерживать определенную форму, или можно положиться на природу?

— Смотря что подразумевать под «формой». Существует, к примеру, масса баек про артистов старого МХАТа — о том, как они всячески «вредили своему здоровью», любили как следует выпить, погулять от души… Но после любых бурных возлияний наутро они приходили на репетицию в прекрасной форме. По крайней мере, не было повода даже заподозрить их в «не комильфо», скажем так. Видимо, дело было в каком-то особом внутреннем стержне. А бывает, что человек совсем чуть-чуть позволил себе накануне расслабиться, и весь следующий день насмарку! В принципе заниматься собой, своим телом необходимо. Конечно, не растворяться совсем уж в спорте, но «горячее дыхание» какого-то здорового образа жизни все равно в тебе должно ощущаться. Надо хоть чуть-чуть помогать своему организму. Особенно в мои годы: когда начинается «за 40», природные резервы потихоньку истощаются в силу возрастных обстоятельств, и надо давать организму какую-то подпитку. Но «перегибать» с этим тоже не стоит, я думаю. Есть люди, просто помешанные на спорте, на здоровом образе жизни. С ними невозможно общаться! Они скудные и неинтересные. А среди тех, кто бездумно вредит своему здоровью, часто встречаются люди милые и интересные. Поди разберись! Хотя никакой крайней позиции я в этом вопросе не придерживался бы.

— По твоим ролям создается впечатление, что ты очень спокойный человек. Это на самом деле так?

— Да нет, волнений хватает. Жизнь с ее сюрпризами, не всегда приятными, порождает во мне всяческие стрессы. Но я по природе своей человек маломобильный для того, чтобы меня трясло и колотило. Но, поверь, внутри себя я переживаю, как и все. Мне не чуждо абсолютно ничего: я и нервничаю, и ругаюсь, и кричу, и волнуюсь… И так же, как все, радуюсь хорошему и восхищаюсь.

— А когда начинается внутренняя тряска, как ты сбрасываешь напряжение?

— Большая отдушина — семья. Сыну, дочери надо уделить внимание. Второй вариант «убежища» — хорошая компания друзей с хорошими разговорами, с какими-то интересными напитками где-нибудь в каком-нибудь интересном месте. Я пропагандирую такой вид отдыха, релаксации. Мне это очень помогает.

— Случались ли ситуации на съемках, опасные для здоровья? Помнится, в «Чокнутых» ты держал на своих плечах мост через реку. Насколько это было реально?

— Держал, да. Действительно, тяжело было. Краном мост подняли и положили мне на плечи. Потом кран убрали из кадра, а я остался вместо него. Не так чтобы всем весом этот мост на мне лежал, но… достаточно прилично. А на съемках «Лермонтова» я сидел на лошади, у которой предварительно распустил подпругу, все ослабил, повод бросил и размышлял, насколько «красив Кавказ». В этот момент мимо проскакали карачаевцы, которые снимались у нас, и мой жеребец внезапно рванул за ними. Седло съехало набок. И на этой вдруг переставшей реагировать на меня лошади я проскакал самым неудобным образом столько, что отбил себе все, что можно было отбить. Ну, в нашей профессии случаются вещи, которые сопряжены с большим риском, а иногда даже с угрозой для жизни.

— У тебя бывает время на то, чтобы расслабиться, восстановиться, вовсе не думая о работе?

— Ой! Не спрашивай! У меня есть мечта: сесть в автомобиль, загрузить туда всю свою семью и отправиться в какое-нибудь длительное путешествие. Но каждый раз, из года в год, это откладывается, откладывается… Хотя ежегодно я стремлюсь выкроить время, чтобы провести с семьей хотя бы 10 дней где-нибудь у теплого моря. Поваляться на солнышке, поплескаться, побаловать свою семью — все, что я могу для них сделать. А так, конечно, я мало им принадлежу…

— Я знаю, что сейчас ты снимаешься, в частности, в 3-й части полюбившегося народу сериала «Next». А правда, что там вдруг оживет «убитый» тобою в 1-й части подлец Дюбель, он же — режиссер Олег Фомин?

— Правда, оживет! Там вообще все будут оживать по очереди, по кругу. Те, кого убили в 1–2-м фильмах, в 3-й части снова окажутся живыми и относительно здоровыми. Кино!