Степанцов

  - Название группы родилось в Казахстане. Бахыт на местном наречии означает "счастье", а компот - выражение счастья материальное. Конечно, понятие счастья со временем изменяется. К примеру, если бы я только вчера приехал из своего родного городка Узловая Тульской области и мне бы дали пригласительный билет на концерт Ирины Салтыковой, я бы, наверное, с ума сошел от счастья. А теперь все привычно, даже буднично.


  - И давно вы расстались с Узловой?

  - Я приехал в Москву, когда мне было 16 лет, и пошел в мясо-молочный институт. Проучился три курса, бросил, поступил в Литературный. Музыка появилась совершенно случайно. Мой товарищ, впоследствии коллега по поэтическому ордену куртуазных маньеристов Константин Григорьев спровоцировал рождение "Бахыта". Мы с Костей в 89-м году отдыхали у его родителей в Казахстане, в озере купались, в горы ездили, с девушками знакомились. Дурачась, сочинили несколько песенок и стали распевать их сначала там, а потом в Москве, на Арбате. Люди в шапку деньги кидали, не жалея. Народ тогда зажиточный был, в 89-м году, рублей 30-50 в день выходило, большие деньги по тем временам. Первые 6-7 лет доходы были нерегулярные, случайные, раз в год на каком-то фестивале богатые спонсоры подкинут деньжат. А так нам платили пивом да водкой. Где? Да хотя бы в клубе "Отрыжка" в Отрадном.


  - С такой оплатой труда можно и алкоголиком стать.

  - А я им и был, если честно, а потом поехал в Америку и сразу бросил пить.


  - Да? Я тоже была в Америке, но пить почему-то не бросила. Поделитесь, Вадик, секретом, как вам это удалось?

  - Вас, наверное, приглашала какая-нибудь турфирма, а меня - Американская ассоциация анонимных алкоголиков. Видимо, алкоголики во всем мире преимущественно хорошие люди. Со многими из них было очень интересно поговорить о музыке, живописи, литературе. В основном это молодые девчонки, студентки, которые подсели на таблетки даже не по своей вине. Американские врачи - шарлатаны, выписывают всем подряд антидепрессанты, а девки подсаживаются и потом сами соскочить не могут. Вот их и лечат от химической зависимости. Там, в местечке Абердин, я избавился от мифа о национальной исключительности русских по части алкоголя. Раньше я думал, что больше всего пьют в России, но, попав в Америку, понял, что у американцев есть свои причины для чрезмерного употребления. Какие? А душа у них широкая, как те прерии. Да и борьба за место под солнцем основательно выматывает, хочется расслабиться. Причем предпочитают крепкие напитки. 80 процентов американских алкоголиков сидят на водке, а остальные 20 - на виски и бренди. Да все пьют! Французы, например, потребляют вино бочками, потому что у них это в крови, они без него не могут. Финны пьют, потому что они финны, им без водки тоскливо.


  - А где этот Абердин находится?

  - Между Вашингтоном и Балтимором, в штате Мэриленд. Рядом Чесапикский залив, по нему ялики снуют туда-сюда, чайки кричат. Красота! Да и сам Абердин - величественное старинное поместье, по которому интересно было бродить.
  Там я в волейбол наконец-то научился играть, а то ведь раньше по мячу не попадал.



  - После Америки уже прошло несколько лет, неужели вы так и не пропустили ни одной рюмки?

  - Если честно, было два таких случая. Один, когда я провожал своих музыкантов, а машины долго не было, и, будучи легко одетым, сильно замерз. Тогда хлопнул 150 коньяка. А второй случай особый, он связан с моим путешествием во Вьетнам. У меня есть приятель - "новый русский" по имени Леша. Время от времени он приглашает меня съездить с ним куда-нибудь отдохнуть. Три года назад мы поехали в большое путешествие по Вьетнаму и Малайзии. Жена моя Наташа очень тогда переживала, ведь что думает нормальная женщина, когда супруг едет на Юго-Восток?


  - Что он может случайно отравиться неизвестным ядовитым растением.

  - Да? Жены действительно думают об этом? Может, они в тайне этого и хотят? А я-то полагал, что супруги переживают по поводу услуг, предлагаемых их мужьям восточными массажными салонами. А ведь соблазнов было много. Правда, обошлось. Не хотелось почему-то, хм. Но я собираюсь когда-нибудь вернуться во Вьетнам. Нет, не за тем, чтобы выяснить, почему не хотелось, а просто потому, что очень интересно.


  - Ну вы прямо Стинг какой-то! Он тоже Вьетнам любит.

  - Да, я такой! Но во Вьетнаме действительно есть что посмотреть. Чего только стоит так называемый Храм трех религий, который находится на самой границе с Камбоджей. Он так называется, видимо, потому, что в храме, принадлежащем какой-то отдельной локальной религии, царят три апостола: один - Лао-Цзы, второй - вьетнамский деятель литературы и философии, я забыл его имя, а третий - Виктор Гюго. Над ними, как и положено настоящим святым, нимбы. Гюго очень красив в старинной форме почетного легиона и смешной шляпе. И повсюду надписи на вьетнамском, китайском и французском языках: дружба, мир, братство. Перед входом в храм полагается снимать тапочки.


  - А я слышала, что вы во Вьетнаме лазили по тропе Хо Ши Мина в каске и с автоматом Калашникова.


  - Ха-ха, нет, автомата не было, но по партизанским катакомбам действительно лазил. В Южном Вьетнаме со времен войны с американцами сохранились многоуровневые катакомбы, вырытые смышлеными партизанами, узкие невероятно. Теперь это нечто вроде национального музея. На отдельном стенде демонстрируются хитроумные капканы, металлические "ежи", замысловатые крючья и силки для ловли американцев. Разглядывая все это, понимаешь, что трудно победить народ, который такие орудия использует.


  - И почему же вы там нарушили свой сухой закон?

  - Сухой закон я тогда нарушил из-за убиенной змеи. Случилось это в так называемом змеином ресторане. Он считается весьма дорогим, далеко не для всех, но обстановка простенькая, стены беленые, столы грубой работы. Достоинство заведения в том, что там имелись клеточки с животными, со змеями, лисицами, дикобразами, птичками. Всю эту живность можно есть. Когда я поинтересовался мозгом свежевскрытой обезьяны, хозяин ресторана сказал, что он не слышал о таком блюде. Им либо в древности лакомились, либо это причуда суперизбалованных американских миллиардерш.


  - Почему именно миллиардерш, а не миллиардеров?

  - Наукой доказано, что женщины могут быть гораздо жестокосерднее мужчин. А само приготовление этого, с позволения сказать, блюда связано с особой жестокостью. В ресторане мы попробовали всяческие блюда из змей. Сначала к нашему столу подошел змеелов и завертел живой ядовитой змеюкой. Потом он соскреб ножичком "чешую"...


  - Неужели змеиную кожу?

  - А вот и не угадала! Не кожу, а зубы. После чего желающим дают повертеть обезвреженной змеей. Затем ее быстро вскрывают, а сердце кладут на блюдечко. Ладно, не буду пугать. В общем, мы ее сожрали.


  - А сердце?

  - Я его проглотил и запил рисовым самогоном. Причем самогон этот должен быть непременно из Северного Вьетнама, потому что на юге он не очень хороший. Попробовали мы и все остальные крепкие напитки. В основном они были на разных частях змей настояны: на головах, хвостах. У каждой настойки свое предназначение. Съеденное сердце символизирует храбрость, голова - мудрость, хвост - изворотливость. А самая ценная настойка была принесена в большой банке, там плавали какие-то большие руки. Это оказались обритые медвежьи лапы. Медведей во Вьетнаме давно нет, их контрабандным путем доставляют из Камбоджи. Но самой вкусной мне показалась настойка на козьей траве.



  - Настойки - это конечно, интересно, но массажные салоны, наверное, интереснее? Ни за что не поверю, что вы ни разу так и не зашли!

  - Ну, заходил, заходил. Но учти, что, кроме собственно массажных услуг, я ничем не воспользовался.


  - Не верю! Вьетнамки, говорят, такие ловкие...

  - Никакие они не ловкие! Мои хлопцы, которые, помимо массажных услуг, воспользовались всем прочим, так очень этим всем прочим разочаровались. Зато массаж был на высоком уровне, особенно когда девушка по тебе прыгает и бегает туда-сюда.


  - Какой вы положительный!

  - Просто я дорожу своей супругой. И потом, это так же, как с алкоголем. То есть можно, конечно, выпить. А не выпьешь, и потом хорошо. А если честно, мне очень ревнивая жена попалась, несправедливо обвиняла во всех тяжких, и когда я дошел до кипения, несколько месяцев назад ушел жить холостяцкой жизнью. Потом, правда, вернулся. Но одно дело - холостяцкая жизнь, а другое - когда устанавливаются иные отношения, зиждущиеся на чувстве. Куда деться от моего образа жизни, я по долгу службы обязан бывать на вечеринках в ночных клубах, а жена ревнует.


  - А ее нельзя брать с собой?

  - Можно, конечно, но она не любит этого. Наташа посидит полчасика, ей достаточно, и начинает ныть, чтобы я забирал ее домой. А чего тогда приезжать?


  - А вам муки ревности знакомы?

  - У меня жена поводов таких не дает - она дома, занимается ребенком. Раньше она работала моделью у Зайцева, когда еще это было престижно и почетно. Но к моменту нашего знакомства уже завязала с модельным бизнесом. А сейчас она смотрит телевизор, и периодически мы из-за этого ссоримся.


  - А отдыхать вместе ездите?

  - На Мальте как-то были. Там ничего особенного не произошло. Не считая фестиваля. Предлогом поездки на Мальту стало предложение одного богатенького жителя острова из русских замутить рок-н-рольный фестиваль для укрепления дружбы между мальтий-ским и нашим народами. Я поехал на переговоры и взял с собой Наташу.



  - Ну и как вам путешествие в средневековье?

  - Примерно такой я и представлял себе Мальту. История потрясает, все эти бастионы, построенные крестоносцами, форты, укрепления, соборы...


  - По развалинам полазили?

  - С женой особо не полазаешь. Вам же, женщинам, только бы на пляже поваляться и по магазинам походить. Поэтому самые интересные поездки у меня случались с друзьями. Ни одно путешествие не обходилось без приключений. Вот хотя бы в Малайзии. Мы полетели туда, как я уже говорил, с Лешей и его друзьями посмотреть на торжество цивилизации. Еще 10 лет назад малайцы воевали друг с другом. Там три общины: собственно малайцы, китайцы и индусы. Потом им воевать надоело, они решили изменить форму правления и перестроились. Сейчас у них высокий жизненный уровень, средняя зарплата у населения 700-800 долларов. И страна процветает, все там прилизано и гладко. А количество населения примерно как в нашей Туле.


  - Наверное, и туристы помогают.

  - Да, конечно, несмотря на то, что Малайзия - полицейское в общем-то государство. Если таможеннику в аэропорту какой-то человек не понравится, то он запросто в страну не пустит.
  Это коснулось даже посольских работников. Когда мы летели, у одного посольского была рука перевязана и рожа расцарапана. На таможне его не пускают, мол, бандит. Он начал качать права. Его под белые рученьки - и в тюрьму на два года. А за употребление наркотиков вообще смерть, если нет смягчающих обстоятельств, конечно. При таких законах люди привыкли жить дружно.


  - Полагаю, в Малайзии вы вели себя гораздо скромнее, нежели во Вьетнаме, и по массажным салонам не разгуливали?

  - По салонам - нет. Мы сразу махнули в притон! В городе Куала-Лумпур, столице Малайзии, ребята вдруг возжелали нежностей. Мы попали в один большой развлекательный комплекс, там даже шмалью попахивало в уголке. К нам подклеился какой-то рябоватый шепелявый китаец. Лепечет, мол, не хотите ли - девочки, 16 лет, старше 17 нет. Говорит, у него пентхауз недалеко, где в бассейне нимфы плещутся. Оказалось, обычный блочный дом. Верхняя чердачная часть несколько более цивилизованно оборудована. За барной стойкой китайцы в массивной "голде", это у бандитов по всему миру положено низшим чинам ходить в голде. Смешные, на нас косятся, недобро так. Стало немного стремновато. Хорошо, мобильник был с собой. Я взял телефон, набрал московский номер и поговорил с суровой рожей, и китайцы поняли, что русская мафия не дремлет, братки выручат. А ведь, похоже, хотели нас нагреть.


  - Удачно сложилось. А вот, говорят, в Париже вы чуть серьезно не пострадали...

  - Да, была такая история. Мои друзья-богатеи жили в отеле "Бристоль", одном из самых дорогих, а я рядышком, в отеле поскромнее. Красиво. В один из дней у нас был плотный график с какими-то светскими раутами, и я решил, чтобы времени не терять, принять душ в номере своего друга Леши, поскольку он был ближе. Когда выходил из ванной, ноги разъехались на мраморных ступеньках. Смотрю - лечу головой на стеклянную дверь, аккурат на самый угол. Лечу и думаю: "Напишут в газетах, что Степанцов умер в Париже в номере мужчины". Еще и голый. Надо как-то выворачиваться. Чудом удалось в воздухе сгруппироваться и упасть набок. Рука и бок стали синими, но это не помешало мне ходить по модным показам.


  - Вы увлекаетесь модой?

  - Еще чего! Просто Лешина девушка - фотомодель и живет в Париже. А мы прилетели к ней на день рождения. Леша, как павлин, распустил хвост и водил ее, а заодно и нас по всяким модным местам.




  - Так я и не поняла, где вам больше всего понравилось.

  - Наверное, стоило мне поездить по миру, чтобы понять, что мне лучше всего отдыхается в нашей стране, очень люблю Краснодар. У меня там друзья и поклонники, может, не самые богатые люди в этом городе, но и не самые бедные. К ним приятно в гости приезжать. Вокруг места красивые, можно в горы рвануть. Главное, все по-русски говорят. Люди спокойные, к дамочкам не пристают, как в Турции или Азербайджане.


  - А что для вас бахыт в семье? Дети?

  - Мне нужно не менее двух, но жена долго решалась на этот шаг. Нам по 39 лет, а у нас только появился первый.


  - Что вы цените в людях?

  - То, чего нет во мне. Например, умение легко заводить контакты. Жизнь, конечно, чему-то научила, но я по природе человек замкнутый. Если собеседник мне неинтересен, нет профессиональных точек соприкосновения с ним, могу молчать как рыба. Просто я интроверт. Есть пустышки, от пустоты буки, а я, наоборот, от чрезмерной внутренней полноты.




Использована информация сайта:
Журнал "Вояж"
Светлана СЕМИНА: "Поиски бахыта"