Стайнем

Источник информации: Джин Н. Ландрам Профили гениев. Тринадцать женщин, которые изменили мир. С.473-495

  Тонкое использование Стайнем печатного и ораторского слова как эффективного выражения мятежности пришло на смену агрессивной демонстрации, преобладавшей в шестидесятые. Привлекательная, открытая, образованная, она явила собой приятный контраст набившему оскомину стереотипу "либеральной женщины". Большинство бунтующих женщин испортили отношения с власть предержащими представителями сильного пола, которые стояли на позициях разрешения собраний и предоставления законодательных послаблений для феминистского движения. Эти враждебно настроенные, а время от времени излишне эксцентричные диссидентки пытались изменить систему, согласно своим представлениям, через столкновение души и тела и выражали требования в неприемлемой для мужской властвующей элиты форме. Совсем другое дело - Стайнем.

  Влиятельные фигуры мужской половины сочувствовали Стайнем, даже если они были не согласны с ней. Им было сложно понять большинство гомосексуальных и малообразованных членов феминистского руководства. Нормальное поведение Стайнем позволило ей получить доступ в те места, где перемены рождались, и поэтому она была способна произвести многие позитивные изменения в пользу феминисток. Ее талант и тождественность так называемому "миру сильного пола" вызвали продолжительную враждебность по отношению к ней со стороны консервативной, косной части феминистской среды. Ее природа роковой женщины доставляла ей много проблем в середине семидесятых. Привлекательность и приятная манера обращения Стайнем были неприемлемы для многих фанаток феминистской верхушки. Они были недовольны ее способностью действовать на обеих аренах и никогда бы не дали ей руководства движением, которого она так добивалась.

  Одним из подтверждений блестящей карьеры Стайнем стало присвоение ей титула "Женщина года" ("McCall's") в. 1972 году. В 1983 году она была названа одной из десяти наиболее влиятельных женщин Америки. Стайнем - мечтательница первого разряда, женщина, которая была первопроходцем в борьбе за женские права. Если и была хоть одна женщина, имеющая непосредственное отношение к тому, что 1993 год был назван Годом Женщины, так это прежде всего Глория Стайнем. Она способствовала невероятному успеху женских кандидаток в американский Конгресс, женщин-губернаторов, сенаторов в период девяностых годов нашего столетия. Она помогла обществу изменить образ мышления, нормы голосования; и в этом Стайнем несомненно является типом творческого гения.

  ИСТОРИЯ ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ

  Глория Стайнем родилась 25 марта 1934 года в Толидо, штат Огайо, она была второй дочерью Рут и Лео Стайнем. Ее сестра, Сьюзанн, на восемь лет старше, была для нее в той же степени наставником и родителем, как и сестрой. Последние школьные годы Глория прожила со своей сестрой в Вашингтоне, округ Колумбия. Мать Глории была хорошо образованной (колледж Оберлин) протестанткой, воспитанной своей матерью, Полин, ведущей феминисткой в самом начале века в Толидо, штат Огайо. Отец Глории был еврей, он владел и управлял летним курортом под названием "Пирс на морском берегу" в Толидо. Остаток лет он жил странствующей жизнью, путешествуя по Мичигану, Флориде и Калифорнии, покупая и продавая антиквариат. Глория провела важные для формирования личности годы в путешествиях по стране с отцом в трейлере, задерживаясь не более двух недель в одной и той же школе. Мать Глории была эмоционально больна большую часть времени и оставалась в Толидо на время большинства их поездок. Для Глории это было счастливое время, когда они с отцом ходили в кино и делились молочными коктейлями, ведя свободную и безмятежную жизнь в путешествиях по стране.

  Когда Глории было одиннадцать, ее родители развелись, и это стало радикальной переменой в ее жизни. Отец принадлежал к свободолюбивому типу Вилли Лоумана, который любил говорить, что его офис - в его шляпе. Одержимость отца свободой, вероятно, имела постоянное влияние на Глорию, и в течение своей жизни она избегает постоянных прочных обязательств в работе, любовных связях и организациях. Всю жизнь она искусно избегает связывающей ее обязательствами работы и романтических привязанностей. Чему она действительно остается предана, так это своей привычке оставаться свободной от любых оков, хотя бы даже с мельчайшим намеком на традицию и общие схемы. Она часто говорила: "Я не хотела знать о том, сколько денег заработаю в следующую неделю, или о том, что в следующем году у меня будут двухнедельные каникулы".

  Это раннее непостоянство ее жизни с путешествующим отцом дало Глории опыт, позволивший научиться существовать в новых, постоянно меняющихся условиях жизни - важнейший фактор для формирования личности новатора. Когда ей исполнилось одиннадцать лет, они с матерью поселились рядом с колледжем Смита, куда поступила Сьюзанн. За время путешествия с отцом Глория никогда не посещала школу, как все нормальные девочки ее возраста; наконец в шестом классе она начала посещать школу после того как ее отец и мать развелись и она осталась в Толидо и поступила в школу танцев. Девочка начала мечтать о том, чтобы с помощью танца покинуть Толидо. Глория танцевала в "Elks Club" и одержала победу на местном телевидении в конкурсе танцев. Она говорит: "Я думала, что я была особенной; идеи много значили для меня. Я находила приют в книгах и фантазиях. Я жила своим воображением". Роман "Маленькие женщины" Луизы Мэй Элкотт был одной из ее любимых книг. А сама Элкотт стала ее образцом для подражания. Глория погрузилась в мир фантазии, чтобы противостоять несчастному существованию, ухаживанию за беспомощной матерью, в то время как ее отец обосновался в Калифорнии. Она говорила, что мечтала оказаться удочеренной, чтобы однажды настоящие родители появились и забрали ее. Она часто мечтала стать танцовщицей в "Rockette" в Нью-Йорке, так как мать была беспомощна, а отец недосягаем.

  После развода родителей Глория стала сиделкой для своей матери, которая все более утрачивала самостоятельность при ее "возбужденной невротичности". Это наложило серьезный отпечаток на Глорию. Позже она объясняла свое нежелание иметь детей именно вынужденным уходом за матерью. Она была вынуждена провести свою юность, ухаживая и выкармливая свою прикованную к постели мать, и чувствовала, что с нее достаточно такого образа жизни. Стайнем закончила Восточную среднюю школу в Вашингтоне, округ Колумбия, в 1952 году. Ее сестра помогла Глории поступить в колледж Смита. Стайнем была зачислена в "Phi Beta Kappa" и закончила по специализации политических наук в 1956 году.

  После окончания Стайнем приняла предложение поехать в Индию на два года, чтобы избежать обещанного брака с Блэром, своим другом по колледжу. Ей пришлось повторить этот сценарий бегства от огромного количества обязательств в последующие двадцать лет. В Индии Стайнем училась в университетах Калькутты и Дели. Она начала свои заигрывания с радикальными проблемами вступлением в группу борющихся за перераспределение богатства. Она участвовала в маршах вместе с группой "Радикальные гуманисты" и писала статьи для путеводителя по Индии с названием "Тысяча индийцев". Она так говорит о своих переживаниях: "В Индии слишком много людей, слишком много животных, слишком много традиций и слишком много богов - слишком много всего".

  В Индии Стайнем получила свой первый опыт политической борьбы и заметила различия между "классами" и "массами". По возвращении в Америку она говорила: "Я увидела, что была изолирована как существо с белым цветом кожи. Ведь в колледже Смита не было ни одной черной девушки, и оглядываясь назад я приходила в ярость. Возвратясь на родину, я была одержима желанием рассказать стране [Соединенным Штатам] о том, что происходило в Азии" (Генри и Тейтц, 1987).

  ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ КАРЬЕРА

  Первой работой Глории Стайнем был пост содиректора независимой исследовательской службы. Эта бостонская деятельность оказалась под пристальным вниманием ЦРУ и стала источником серьезных конфликтов после того, как Стайнем заслужила национальное признание в 70-х. Потом она переехала в Нью-Йорк в шестидесятом году, где и начала свою писательскую карьеру. Ее первая статья для "Esquire" была снабжена подходящим названием "Моральная дилемма Бетти Кэд". Последний пророческий абзац этой статьи гласил: "Настоящая опасность революции в производстве противозачаточных средств может заключаться в ускоренном изменении роли женщины, а следовательно, и соответствующего изменения отношения мужчин к этой роли". Стайнем еще не была феминисткой, а просто прогрессивно мыслящей женщиной-репортером с общественным сознанием.

  Стайнем нашла свое место в качестве лицензированного репортера в Нью-Йорке в начале шестидесятых, что впоследствии станет мощной базой для ее основной роли в отстаивании прав женщин перед могущественной элитой. Стайнем интервьюировала этих людей и писала статьи о них в "Esquire", "Glamour", "Vogue", "'New-York Times", "Cosmopolitan", "McCall's" и многие другие издания. Ее очарование, уверенность в себе, профессиональная аккуратность и личная привлекательность помогли ей занять прочное положение в обществе и интервьюировать фигуры крупного бизнеса. Она писала статьи о Барбаре Стрейзанд, Джеймсе Болдуине и Джоне Ленноне и одновременно налаживала дружеские отношения со многими богатыми и известными людьми, у которых ей приходилось брать интервью. Регулярные завтраки проводились с симпатизирующим ей экономистом Джоном Кеннетом Гэлбрейтом и мэром Нью-Йорка Джоном Линдсеем.

  В начале 60-х Стайнем втайне писала рассказ о клубе "Playboy". Это было ее первым настоящим выпадом против мира дискриминации и освещением женских проблем. Ее статья "Я была Кроликом Плейбоем" была написана для ныне уже не существующего журнала "Show" в 1963 году. В статье освещалась вульгарная сексуальная атмосфера, в которой Кролик Плейбой была вынуждена работать. Стайнем подробно рассказала о жизни этих "кроликов", юных девушек, зарабатывающих себе на пропитание тем, что носили крайне скудную одежду и, вызывая своим полуобнаженным видом вожделение как хозяев, так и обслуживающего персонала, обязаны были удовлетворять их желания. Этот материал стал началом серьезной карьеры молодой журналистки. Стайнем написала свою первую книгу - "Пляжную книгу" - в 1963 году. Это не очень глубокая работа, описывающая искусство поклонения солнцу. С 1964 по 1965 годы она работала сценаристом для передачи Эн-Би-Си "Это была неделя как неделя". В 1968 году Стайнем перешла от развлекательного шоу-бизнеса к серьезным политическим вопросам. Клей Фолкер доверил ей еженедельную колонку под заглавием "Город политики" в своем новом журнале "New-York". Это стало новой тропинкой, по которой Стайнем в конце концов вышла на дорогу политической активности. Скорее в поисках интересной темы для своей колонки, чем ради разрешения серьезных противоречий, Стайнем посетила собрание группы свободы в Нью-Йорке, называвшей себя "Красные чулки", которая планировала выступить с протестом против слушания закона об абортах в 1968 году в Олбани, Нью-Йорк. Этот конкретный случай человеческого страдания перерастет впоследствии в ее крик длиною в жизнь. Она признавалась, что там впервые поняла, что именно "система", а не "индивидуумы" были ответственны за это. Стайнем заключает: "Я думала, что мои личные проблемы и опыты были лишь моими, не являясь частью большей политической проблемы". Ее внезапное озарение раскрыло ей неравенство и практику дискриминации, которая существовала по отношению к черным, индейцам, женщинам и иммигрантам.

  Внезапное интуитивное прозрение Стайнем заставило ее соединить журналистскую пропаганду с политической активностью. Вскоре она присоединилась к Цезарю Шавэ, организатору объединения рабочих-мигрантов в его Марше Бедняков в Калифорнии. Она работала казначеем в Комитете легальной защиты политических активистов и коммунистов Анджелы Девис, она поддерживала бунтарскую компанию американского сенатора Юджина Мак-Карта на президентских выборах в 1968 году и помогала писателю Норману Мейлеру в борьбе за пост мэра Нью-Йорка. Позднее Стайнем написала статью "За черные силы, освобождение женщин" и перешла из тенденциозного лагеря и положения "роковой женщины в интеллектуальных кругах" полностью на позицию лидера феминисток. Новыми друзьями Стайнем стали будущие конгрессмены Белла Абзуг и Ширли Чизолм, а также женская активистка и писательница Бетти Фриден.

  Стайнем объединилась с Абзуг, Чизолм и Фриден в июле 1971 года для формирования Национального женского политического собрания, которое помогало женщинам вступать в политическую борьбу за высокие посты. Затем она участвовала в создании Альянса активных женщин, не облагаемую налогом организацию для мобилизации цветных, не входящих в средний класс женщин, чтобы бросить вызов экономическим силам дискриминации. Ее многоплановый привлекательный образ, журналистские работы, высказывания и участие в политической борьбе по поводу решения различных вопросов - все это позволило ей быстро обрести значение лидера. В 1971 году "News-week" назвала Стайнем "либеральнной женщиной несмотря на красоту, женственность и успех". Во время слушания законодательного проекта об абортах в Нью-Йорке в начале семидесятых только одна монахиня и четырнадцать мужчин высказывались по вопросу о том, следует ли женщине прерывать нежелательную беременность. Ни одна женщина не была вызвана на эти слушания, чтобы высказаться о том, что же на самом деле представляет собой "женская проблема". Это оскорбило Стайнем, и она бросилась в бой, организовав свои собственные слушания, в которых принимали участие женщины, выступающие за аборты, и те, которым уже пришлось через это пройти. Стайнем также делала аборт перед поездкой в Индию после окончания колледжа Смита. Она никогда не обсуждала этого интимного периода ее жизни, но ее интроспективное общественное сознание извлекло на свет самые потаенные мрачные секреты. Эти слушания побудили ее впервые высказаться о факте своего аборта на публике. Это направило Стайнем эмоционально и интеллектуально на путь феминистского движения в глобальном смысле.

  Стайнем сформулировала свои фундаментальные взгляды на общественные ценности и убеждения во время пребывания в колледже и особенно во время ее поездки в Индию, где она присоединилась к группе "Радикальные гуманисты" во время общественных беспорядков. Главные ценности Стайнем были основаны на равноправии всех, что делало ее страстным "интеграционистом" в вопросах гражданских прав в шестидесятые годы. Ценности Стайнем никогда не менялись, но ее мотивы изменились в период 1960-1975 гг. Вот список ее целей в порядке убывания важности в 60-е годы:
  1. Гражданские права для черных в Америке.
  2. Окончание вьетнамской войны.
  3. Поддержка бедных.
  4. Права женщин.
  Следует отметить, что права женщин стоят на последнем месте во время ее "тенденциозного периода" в бурные шестидесятые. В эти ранние годы Стайнем была чрезвычайно увлечена общественной сознательностью. Женский, вопрос тогда не был главным в списке ее приоритетов. Так было до того, как начала всплывать проблема абортов и Поправка о равенстве прав, которые возникли в семидесятых, пробудив в ней обостренную чувствительность к специфически женским вопросам. Эти проблемы изменили систему ее приоритетов, и в семидесятых-восьмидесятых годах в список Стайнем входят исключительно женские проблемы:
  1. Свободное планирование семьи женщиной.
  2. Поощрение и сбалансирование карьеры и семьи и уделение большего внимания и уважения традиционно женским занятиям.
  3. Демократичность семьи с разделением семейных обязанностей между мужем и женой.
  4. Разделение культуры и политики с целью гарантии серьезного отношения мужчин к жизненным проблемам женщин.

  Активность Стайнем-феминистки началась, когда она всерьез возглавила женскую забастовку за равноправие в 1970 году. Незадолго до этого она стала одним из основателей Альянса активных женщин, и ее цель была помочь Белле Абзуг и Ширли Чизолм на Национальном женском собрании в 1971 году. Стайнем подвела серьезную философскую базу под их политическую платформу на первом этапе начинавшегося движения. Ее привлекательность и ясная интуиция сделали ее появление бурной сенсацией, а её самоё - яркой звездой феминизма.

  Внезапно пришедшая к ней известность в свою очередь дала ей стимул и опору для создания журнала "Ms." в 1972 году. Этот журнал служил ей платформой для общения по вопросам философии феминизма на мировом уровне. Ее роль изменилась - из артистично ораторствующей женщины она превратилась в яростный, но яркий образец для подражания для многих униженных домохозяек и дискриминируемых работающих женщин. Из лицензированного репортера она превратилась в лектора и участника маршей, героиню масс и политическую активистку.

  Стайнем участвовала в создании, редактировала и писала для журнала "Ms.", издание которого началось в декабре 1971 года при поддержке Клэя Фолкера, который финансировал первый выпуск как женское приложение к его журналу "New-York". "Warner Communications" позже вложили 1 миллион долларов в этот проект. Первый выпуск в январе 1972 года включал петицию о легализации абортов, занимавшую целую полосу и подписанную пятидесятые известными женщинами, которые пережили и испытали аборт, включая Стайнем, в то время как на его обложке красовалась Женщина Мечты. Журнал "Ms." делает Стайнем номинальной главой феминистского движения. В течение восьми дней первый номер был распродан в количестве 300 тысяч экземпляров и имел ошеломляющий успех у женщин повсюду. К лету 1972 года журнал уже публикует такие статьи, как "Долой половое воспитание!", "Почему женщины боятся успеха", "Может ли женщина любить женщину?". В середине семидесятых годов количество читателей журнала выросло до 500 тысяч и журнал стал основным средством выражения идей феминистского движения.

  Бешенный успех журнала "Ms." превратил Стайнем в национальную героиню, она стала крестной матерью феминистского движения. Она хорошо владела языком и описала принципы и цели движения по просьбам женских групп. Она напишет лозунги для Беллы Абзуг и Ширли Чизолм в этот период и набросает несколько интересных лозунгов, призывающих прислушаться к философским аспектам феминистских вопросов: "Если бы мужчины могли забеременеть, аборты были бы священны"; "Суть дела не в выборе, который мы делаем, а в решимости сделать этот выбор"; "Свобода для женщин рожать или не рожать"; "Женщины - узники своей одежды"; "Настоящая мудрость рождается только из хорошо переосмысленного жизненного опыта"; "Свободный выбор - неотторжимая часть любви"; "Женщины не могут любить в плену".

  Журнал "Ms." был призван осветить проблемы, связанные со спорами между различными группировками феминистского движения. Левое крыло и секта лесбиянок отвергли отождествление журнала с Поправкой о равенстве прав, которую Конгресс принял в семидесятые годы. Эта Поправка никогда не была ратифицирована в Штатах. Но идеологический спор вокруг этой противоречивой проблемы вызвал раскол внутри феминистского движения. Радикальная секта поносила Стайнем и ее журнал, называя его "выразителем кучки осколков буржуазного феминизма", как писала "New-York Times". Позиция Стайнем как руководителя оказалась под вопросом.

  Стайнем создала журнал "Ms." как журнал для женщин, о женщинах, написанный женщинами. В нем не было статей рекламных, с рецептами или секретами макияжа. Она писала статьи для работающих женщин, борющихся с бредовыми идеями сбалансировать карьеру и семью; о женских сексуальных и медицинских проблемах; вопросах образования женщин. Журнал "Ms." продолжал свою бурную деятельность как не облагаемый налогом проект 1987 года до тех пор, пока на пятнадцатом году своей деятельности "John Fairfax, Ltd.", огромный австралийский конгломерат средств массовой информации, не приобрел журнал за 15 миллионов долларов. Стайнем заключила с новыми владельцами пятилетний контракт в качестве редактора, чтобы продолжать освещать женские проблемы. Сейчас она работает в журнале в качестве автора статей; с 1993 года журнал выходит ежеквартально.

  МЕЖДУ СЕМЬЕЙ И КАРЬЕРОЙ

  Стайнем пожертвовала семьей и детьми ради дела всей ее жизни. Она прилежно ходила в школу, обучалась в колледже, а потом потянулась цепочка новых взаимоотношений и встреч через всю ее жизнь. У нее был аборт, и она предприняла поездку в Индию после окончания колледжа Смита ради того, чтобы избежать брака (Генри и Тейтц, 1987). Создается впечатление, что она разрывалась между потребностью в дружбе и любви и обязательствами, которые ее по разным причинам не устраивали. Еще два увлечения и серия долговременных романов стали атрибутами ее балансирования между потребностью в любви, связанной с ее гетеросексуальностью и не менее сильной потребностью в свободе. Эта привлекательная и желанная женщина с прекрасной фигурой не желала связывать себя обязательствами. Карьера для нее всегда стояла на первом месте, но никогда не мешала ее продолжительным тесным взаимоотношениям. Она просто никогда не позволяла связям приобретать характер постоянных.

  Вечный страх Стайнем перед постоянными обязательствами психологически основан на воспоминаниях об ухаживании за беспомощной матерью. Она любила свою мать и заботилась о ней в те годы, когда, возможно, предпочла бы играть с другими детьми на улице. Это стало причиной переоценки ценностей. Стайнем говорит об этом периоде: "Я пыталась заботиться о матери тогда, когда была еще слишком молода, чтобы заботиться о себе". Это, кажется, полностью уничтожило желание заботиться о своих собственных детях и связать свою жизнь с одним мужчиной.

  Были у нее романы с Майком Николсом, голливудским продюсером, сценаристом Гербом Сарджентом, олимпийской звездой Рафером Джонсоном, политиком Тедом Соуренсоном. Среди друзей, упомянутых в ее записной книжке, были и Джон Кенет Гэлбрейт, написавший предисловие к ее "Пляжной книге" в 1963 году, Тед и Бобби Кеннеди, мэр Нью-Йорка Джон Линдсей и кандидаты в президенты Юджин Мак-Карта и Джордж Мак-Говерн. Стайнем встречалась с теми самыми известными мужчинами, которые часто служили мишенью для выпадов со стороны ее "сестер".

  В шестидесятые Стайнем была обручена с Бобом Бентоном, с которым она работала в "Esquire". "One Woman's Power" описывал, как далеко зашли их отношения: они даже купили обручальные кольца и получили лицензию, чтобы потом дождаться того, что лицензия была просрочена, а Стайнем нашла способ избежать брака. Она называла свои серийные отношения мини-браками. Эти отношения включали Пола Десмонда, Дейва Брюбекса, звезду джаза, тенорового саксофониста. Потом был Том Гинзбург, президент "Viking Press", и начальник, ставший любовником - Клэй Фолкер. Фолкер был ее редактором в "Esquire" и владельцем журнала "New-York". Они полюбили друг друга, когда она работала на него. О своих отношениях с Соуренсоном Глория говорит как об ошибке. О своей связи с Николсом она высказалась более тонко: "Я приняла его интеллект и сердце". О Гинзбурге она говорила: "Я думала, что он любит книги". А в случае с Гербом Сарджентом определила: "Мы перестали расти вместе". Бывший начальник Гарви Куртцман также любовно описывает Стайнем: "С сексуальной точки зрения она была чрезвычайно привлекательна." Это двигало длинной чередой очень достойных мужчин, которые также находили ее привлекательной. Все эти мужчины стали ее друзьями на всю жизнь, даже после того как их отношения прекращались.

  В семидесятые Стайнем стала более циничной: "Легальный брак делает вас половиной личности. А какой мужчина хочет жить с половиной женщины?" Хотя они и были друзьями, Джейн О'Рейлли говорит: "Я не думаю, что она верит в вечную любовь с одним мужчиной. Она начинает отношения с романа и продолжает их как дружбу". Стенли Поттинджер, адвокат, представляющий отделение гражданских прав департамента юстиции в середине семидесятых стал ее другом, поверенным и любовником во время этих бурных отстаиваний Поправки о равенстве прав. У нее было несколько романов с могущественными и преуспевающими мужчинами, но ни один из них не привел к долговременному обязательству брака или созданию семьи. Лиз Смит, автор колонки в "New-York" и друг Стайнем говорит, что она "относилась слишком философски к браку и семье, что срабатывало очень плохо". Ее рациональность сослужила ей плохую службу, став серьезным недостатком. Смит так описывает подход Стайнем к этому: "Когда я разговаривала с ней о несложившемся романе, она разговаривала со мной о культурных и социальных ограничениях, которые разрушили его". Создается впечатление, что Стайнем знала слишком многое о том, что может испортить отношения, а подобные размышления всегда были причиной неуспеха в любом виде творчества.

  В семидесятые-восьмидесятые годы у Стайнем было несколько серьезных романов, но у нее всегда появлялась новая цель или политическая борьба, которые неотвратимо мешали ее личной жизни. В ответ на ее постоянные проповеди и недостаток привязанности к семейной жизни в семидесятых Дэвид Саскинд сказал: "Все, что нужно Глории - это мужчина". Стайнем рационализировала и оценивала свое предпочтение карьеры семье, высказывая такие мысли, как: "Самораскрытие - вот достойная цель жизни". В "Революции изнутри" (1973) Стайнем дает вывод из самоанализа: "Я думаю, что истина заключается в том, что поиск самих себя дает больше радости и благополучия, чем все, что может предложить роман". Это звучит как осмысленное объяснение ее предпочтения профессиональной карьеры личной стороне жизни. Профессиональное всегда стабильнее, чем личное, но обычно не так радостно. Будучи моложе, Стайнем чувствовала, что ей нужно выйти замуж, чтобы выполнить свою миссию в жизни и стать целостной личностью, что было выражением ее естественной потребности состояться как женщине. Она вспоминает свои слова "Я несомненно выйду замуж!". Позже она сказала: "Я продолжаю об этом думать, но очень неуверенно. Есть еще нечто такое, что я хотела бы успеть сделать до этого". А потом пришло время феминизма, и она ушла с головой в руководство своими "сестрами" по дороге к лучшему будущему. Многочисленные сестры-товарищи заменили ей семью и дали ей возможность избежать потенциального постоянства в отношениях с мужчинами и женщинами.

  У многих женщин была и карьера, и семья, но что-то всегда выходило на первый план, а другое приносилось в жертву. Ценой этого является стресс даже в том случае, если женщина успешно справляется с обеими ролями. Кажется, что "суперинтеллектуальная" Стайнем видела на своем жизненном пути только карьеру. Она была очень близка к браку много раз, но ее огромная потребность в заботе о своих "сестрах" не давала ей осуществить потребность в материнстве. Первая соседка Стайнем по комнате, Барбара Нессим, художница из Нью-Йорка, вспоминает: "Я всегда говорила об этом. Глория - никогда... Нет, она со многими встречалась, мужчины всегда влюблялись в нее. Но я думаю, что Глория всегда любила человечество больше, чем людей. Всегда больше интересовалась любовью к миру, чем человеческой любовью".

  Философские взгляды Стайнем на проблему карьеры и семьи никогда не были выражены более точно, чем в ее заявлении в прессе в 1988 году: "Я не могу любить в плену". Это зловещее заключение очень красноречиво. Конечно же, столь предвзятый подход не мог способствовать гармоничным взаимоотношениям с мужчиной, который заранее наделяется неприятным ярлыком.

  Влияние Стайнем и ее успех были причиной того, что она была провозглашена наиболее влиятельной женщиной Америки журналом "Harper's Bazaar" в сентябре 1983 года. Эту награду она получила за свою работу, которую называла "Розовый воротничок для гетто". Стайнем говорит: "В то время, как очень важно, чтобы женщины получили возможность быть политиками, космонавтами, сантехниками, это не должно накладывать отпечаток на жизни тех, кто занимается чисто женской работой". У Стайнем была уникальная способность функционировать в диаметрально противоположных ролях. Она была сильной, но не резкой; интеллектуальной, но близкой по духу рабочему классу; привлекательной, но в приемлемой для женщины форме. Ее чувство юмора часто обезоруживает эмоционально заряженную аудиторию - как ее последователей так и противников. Это сочетание черт помогло ей оказать влияние на женщин, имеющих отношение к политическим выборам, конституционному закону и дискриминации.

  Она всегда была противоречива - это судьба любого, одержимого какой бы то ни было идеей, - но она никогда не терялась перед лицом противоречий и силы. Стайнем совершенно радикальная и бунтарская личность, которая использовала свою собственную уникальную версию женского вероломства и шарма в сочетании с общественным сознанием для достижения своих высоких целей.