Солнцева

   ЮЛИЯ СОЛНЦЕВА РОДИЛАСЬ, как писали в статьях о ней, "в интеллигентной семье". Вряд ли стоит скрывать, что эта формулировка далека от истины. Ее мать работала в знаменитом московском магазине "Мюр и Мерилиз" (нынешний ЦУМ) старшим кассиром. Об отце же в семье старались вообще не упоминать: он был нечастым гостем, и его визиты обычно заканчивались совсем не "интеллигентным" выяснением отношений. В детстве Юля и ее брат были фактически предоставлены самим себе. И еще - книгам.

   Влюбленная в литературу Юлия после школы поступает на философский факультет Московского университета, но вскоре уходит "в артистки" - становится студенткой Московской филармонии (впоследствии - Государственный институт музыкальной драмы). После института сразу получает приглашение на работу в студию Камерного театра. Но выйти на театральные подмостки ей так никогда и не удалось. Начинающую актрису пригласили на пробы на роль служанки в фильм Протазанова "Аэлита". Прекрасную инопланетянку должна была играть Елена Гоголева. Но Протазанов, посмотрев пробы, сразу оценил экзотическую красоту Юлии: правильные черты лица, огромные черные глаза, чарующая улыбка, фигура античной богини: Через несколько дней ее вызвали в дирекцию Межрабпома: "Знаете, Юлия Ипполитовна, мы решили с вами заключить договор на роль Аэлиты. Не возражаете?" Возражала ли Золушка, превратившись из служанки в принцессу?! Юлии казалось, что она сама будто попала в волшебную сказку...

   Самая известная роль, как ни парадоксально, оказалась и самой ее нелюбимой. Каждый раз, когда Солнцеву расспрашивали об этой работе, она отделывалась парой стандартных фраз: считала, что Аэлита получилась у нее "неживой", неубедительной. Но зрители, штурмующие билетные кассы, были другого мнения. После шумного успеха "Аэлиты" Ф. Оцеп и А. Файко написали сценарий специально для Солнцевой - "Папиросница от Моссельпрома". Вот эту роль актриса очень любила: все переживания смешной лоточницы Зины, торгующей на улицах сигаретами и мечтающей стать кинозвездой, казались Юлии такими знакомыми! Ее наперебой приглашали сниматься, и не только советские режиссеры. Но от заманчивых предложений американских кинематографистов Солнцева отказывалась наотрез. Жила она по-прежнему замкнуто, хотя в ее круг входили интереснейшие люди того времени. Ей посвящали стихи Николай Асеев и Алексей Крученых. Она была знакома с Брюсовым, Бальмонтом, Андреем Белым. Довольно часто встречалась с Маяковским. Все окружение Маяковского знало о нежном, бережном отношении Володи к "Юлечке Ипполитовне" - так он называл ее.

   Кинематограф принес ей славу, а потом сделал еще один щедрый подарок. "В Одессе в 1928 году снимался "Джимми Хиггинс", - вспоминала Юлия Ипполитовна. - Я обратила внимание на человека, который несколько раз появлялся на студии именно во время моих съемок. Он сидел где-то вдалеке, но, как мне казалось, наблюдал за мной. Я спросила однажды, кто это. Мне ответили - Довженко. Он тогда только что приехал из Берлина. Два дня спустя я остановилась около выхода из киностудии с друзьями по работе, чтобы показать им мои кинопробы из "Джимми Хиггинса". Вдруг чья-то рука сзади неожиданно взяла фотографии, и кто-то сказал: "Дайте я посмотрю". Я обернулась. Передо мной стоял Довженко. "Это хорошо, а это нехорошо:", - очень решительно, уверенно говорил он. Потом вернул фотографии (мне показалось - довольно небрежно) и, не сказав больше ни слова, исчез. Всем этим я была несколько удивлена:
   Через несколько дней я сидела у Шпиковских и пила чай (мы обыкновенно собирались у них по вечерам).
   И тут появился Довженко. Все удивились. Он не был знаком с этой семьей, не бывал здесь.
   - Знаете, я принес апельсины, - весело сказал он. И стал, как фокусник, вынимать из карманов пальто, из шляпы, из-под рубашки громадные апельсины.
   Все рассмеялись. И стали пить чай.
   Потом Довженко сказал мне:
   - Я пришел за вами.
   Мы вышли от Шпиковских вместе и долго ходили в тот вечер по коридору гостиницы. Он рассказывал мне о своем детстве, о жизни в Харькове, о работе за границей:
   Так мы и познакомились. И стали часто встречаться.
   Когда Довженко начал снимать "Арсенал", поездки его в Киев стали обязательными. А потом я и сама уехала в Киев. Тогда Александр Петрович начал появляться там гораздо чаще. Иногда он уезжал из Одессы "тайно". Об этом мне рассказывали потом его ассистенты и помощники. Сначала они долго не могли догадаться, куда это исчезает Довженко по воскресеньям. Но потом смекнули, что в Киев. И однажды пришли утром всей труппой встретить его на вокзале. Так Довженко был "разоблачен".
   Закончив "Арсенал", мы вместе поехали в Харьков. К этому времени мы уже были мужем и женой:"

   Юлия Ипполитовна не стала менять фамилию, видя в этом особый смысл: раньше она сама была Солнцем, а теперь - всего лишь спутником при Светиле. Она с энтузиазмом входила в новую роль. И московская квартира, и дача в Переделкино - простой деревенский дом - были предметами ее особой гордости. Дом Юлия Ипполитовна отделала внутри простыми стругаными досками: некрашеные стены и полы, деревянные полки, скамьи, заменившие стулья. Повсюду висели белоснежные украинские рушники.

   На картине "Земля" Солнцева навсегда распрощалась с актерской карьерой. Ее новая работа была такой нужной и такой "незаметной"! Ассистент режиссера. Больше она ни разу не появится в кадре. По-житейски мудрая Юлия Ипполитовна прекрасно понимала: на одних внешних данных далеко не уедешь. А большого актерского дарования она в себе не находила.

   Первая съемка фильма "Поэма о море" была назначена на 25 ноября 1956 года. Накануне Александр Петрович поехал в Переделкино, работал в своей мастерской, готовил к зиме деревья в саду. Собираясь в город, вдруг почувствовал себя плохо. Когда к назначенному часу участники съемки появились в мосфильмовском вестибюле, их встретил окаймленный широкой черной рамкой портрет Александра Довженко.

   Никто на "Мосфильме" не согласился взять на себя постановку фильма, задуманного Довженко. "Поэму о море" сняла Солнцева. Эта картина, конечно, не имела ничего общего с шедеврами режиссера. Но Юлия Ипполитовна попыталась "продлить" его жизнь хотя бы с помощью кино...

   В 1981 г. на съемках фильма "Юлия Солнцева. Последнее интервью" она, человек замкнутый и неразговорчивый, неожиданно разоткровенничалась: "Я плакала утром, много плакала. От одиночества. У меня никого нет, я одна, всем на меня наплевать! Кроме Александра Петровича, у меня никого не было. Уже 35 лет я живу одна:" Умерла Юлия Ипполитовна Солнцева 28 октября 1989 года.




Автор: Надежда Тюрикова
Исходный текст: "Солнце при светиле", еженедельник "Алфавит" No.21, 2000.