Смоляков

Автор: Ирина Иванова

Опубликовано в газете "Версия" № 29 от 29 августа - 4 сентября 2002 года

Статья: Лицедей.Андрей Смоляков без грима и масок

Фото: www.tabakov.ru



Зачастую актеру Андрею Смолякову предлагают в кино роли бандитов, гангстеров и киллеров. "Посмотрел на моего героя - и понятно - кто убийца и злодей", - объясняет этот абсолютно визуальный подход к своей внешности Андрей, снявшийся в более чем пятидесяти фильмах. Вот и очередная телепремьера нисколько не изменит киноамплуа артиста Смолякова. Под одним из трех звучных названий - "Ганстерские войны", "Солнца на всех не хватит" или "Доктрина Клипко", на экраны центрального телевидения выходит фильм, в котором заслуженный артист России Андрей Смоляков играет киллера по кличке Погон. Но, если "злодейская" внешность Смолякова активно востребована в кино, все его и другие актерские таланты успешно находят применение в театре.

"Природа отпустила ему много даров, внятное сценическое обаяние, превосходную пластику. Ему не надо отстаивать своих позиций в театре. Они у него крепки и надежны", - уверенно об артистическом таланте Смолякова говорит Олег Табаков. Что и подтверждает уходящий театральный сезон. Артист Театра под руководством Олега Табакова Андрей Смоляков за главную роль в спектакле "Лицедей" стал обладателем приза Международного фонда им. К. С. Станиславского и экспертного жюри "Московская премьера". Кроме того, именно Андрей Смоляков был признан театральными критиками одним из лучших актеров московских подмостков. Опередил его в этом негласном соревновании лишь Константин Райкин, сыгравший поистине выдающуюся роль в спектакле "Синьор Тодеро". Тандем Райкин-Смоляков на пьедестале уходящего театрального сезона достаточно символичен, потому что актерская судьба ныне ведущего артиста Театра под руководством Олега Табакова Андрея Смолякова начиналась не без содействия преподавателя Константина Аркадьевича Райкина.

При всем этом, артист Смоляков вне сцены вовсе не недоступная пафосная личность. А мог бы при всех его талантах: Андрей Смоляков обаятелен, умен, заразителен, самодостаточен, увлечен спортом, предан семье. :И собирается выступить в кино в новой для себя роли - в картине для детей его пасынком окажется не кто иной, как сам Кощей Бессмертный.

-Итак, спрашивай! Мне нечего скрывать.

-Мне кажется, что в тебе погиб великий волейболист.

-Ну ладно уже - так то! Нескромное заявление!.. Хотелось бы, конечно, стать великим волейболистом - где-то в 15-16 лет я питал такие надежды. Не зря же меня приглашали даже играть за всевозможные сборные: Вообще я очень спортивный человек, люблю спорт практически во всех его проявлениях: и заниматься, и участвовать в соревнованиях, и смотреть. За исключением бейсбола!

-Чем же тебе бейсбол не нравится?

-А тем, что взяли нашу великую русскую игру "лапту" и почему-то назвали своим "бейсболом". Никогда не прощу им этого "хамства"! (Улыбается.) Кавычки слышишь?

-Может стоит тогда нам возродит эту великую русскую игру?

-Лапту? А я буду этим самым - основоположником?.. Сейчас еще лет несколько поработаю по основной профессии, и если пойму, что она уже идет на спад, тогда, может, и займусь.

-А основная профессия твоя как называется?

-(Застенчиво заулыбался.) Артист я: Я артист, этим и интересен. Как говорил Владимир Владимирович Маяковский: "Я поэт, этим и интересен".

-Ты считаешь себя больше артистом кино или все-таки театральным?

-Я бы, наверное, сказал все-таки - артист. Я привык работать всерьез и в кино и в театре.

-Работаешь настолько всерьез, что некоторое время назад получил премию как лучший лицедей сцены.(Рассмеялся.)Сколько всего спектаклей было сыграно, прежде чем тебе вручили премию Станиславского?

-Четыре, по-моему. Но представители международного фонда имени Станиславского успели посмотреть спектакль. И, надеюсь, они не лукавили, когда давали мне эту премию. Наверное, что-то увидели: Я не люблю говорить о своих работах! Так неловко.

-Поговорим о наградах. Какая по счету премия была тебе вручена несколько недель назад?

-Театральная - третья. Первая была - "Турандот", которую мы получили за "Смертельный номер" (роль Черного. - Авт.). Вторая - "Чайка", когда я был признан "Лучшим злодеем нашей сцены за 2001 год" за спектакль "Кабала святош. Мольер" (роль Маркиза д'Орсиньи. - Авт.). А кинопремий у меня нет. Были у фильмов, в которых я снимался. Например, моя любимая картина "О тебе" (ее снял Родион Нахапетов) получила Гран-при в Монте-Карло.

-А любимые роли твои, наверное, именно те, за которые и премии получены?

-Нет! Вот, за "На дне" мне не дали "Золотую маску", а я номинировался! Маску отдали Константину Аркадьевичу Райкину - моему учителю. И я так рад!.. Потому что видел спектакль, в котором Костя играет - "Контрабас", и мне он очень понравился - Костя в нем замечательно работает: И, несмотря на это, я все равно продолжаю любить свою роль Актера в спектакле "На дне". Люблю и роль Адольфа в пьесе "Отец".

-А начиналось все с роли Маугли:

-Да. Это была Костина идея. Поставить с молодыми актерами, студентами-выпускниками этот спектакль на курсе у Табакова (как раз тот самый первый курс Олега Павловича). Так хорошо все складывалось - на курсе были практически все герои. Не было только Маугли. Меня в этой связи и переманили из Щукинского училища в ГИТИС. Так я и оказался у Табакова. До сих пор там и живу.

-Это счастливое стечение обстоятельств?

-Я думаю, наверное. Не знаю, как бы жизнь моя сложилась, окончи я Щукинскую школу. Наверное, тоже неплохо. Но мне нравится, как она сложилась сейчас.

-Как можно себя чувствовать в роли одного из основателей Табакерки? Ведь, именно этот первый курс, на который тебя и переманили, стал основой знаменитой Табакерки.

-Мы окончили ГИТИС в 1980 году. Табакову не разрешили открыть свой театр. И мы разбежались, как напуганные, нашкодившие дети, по разным московским театрам. А по ночам все равно встречались в подвале - работали. Потом уже Олег Павлович набрал новый курс (а я был на этом курсе педагогом), и уже, когда этот курс выпускался, Борис Николаевич Ельцин сказал: "Пусть будет новый театр в Москве!" Тогда мы и собрались все вместе по-настоящему. Но, естественно, кто-то к этому моменту не захотел участвовать в новом деле, кого-то Олег Павлович не позвал. Бывает: Жизнь с нами все-таки какие-то метаморфозы производит. И вот тогда, уже в 1986 году, открылся театр. Но первыми, кто разгребал подвал на Чаплыгина - будущую Табакерку, от экскрементов, оставленных бомжами, были мы. Среди моих однокурсников много замечательных актеров - Вася Мищенко, к сожалению уже умершая Лена Майорова, Игорь Нефедов, Лариса Кузнецова, Сережа Газаров.

-Пройдет немного времени, и зритель будет искать возможность попасть на спектакли театра под руководством Андрея Смолякова:

-Нет! Сразу отвечаю - нет! У меня никогда не было режиссерских амбиций. Никогда! Это очень ответственно! Режиссер или руководитель театра, создатель театра - это человек, который зовет в дорогу. И на протяжении всего пути, который он представляет себе возможным пройти, он должен быть интересен. Я боюсь, что растеряю интерес в себе и интерес к себе у людей, которых позову в этот путь. У меня страхи такие... Называйте это как угодно - комплексы, страхи. Так что не будет театра.

-Боится ли еще чего-нибудь Андрей Смоляков?

-Воды. Но не воды, как средства гигиены, а воды как стихии. Это все из детства. Мальчиком я был спасен врачами, в этой связи вода - практически запрещенная стихия. И, если ты обратила внимание, я плаваю практически как беременная женщина.

-Мне казалось наоборот...

-Значит, я уже научился скрывать это.

-Ты почему-то слишком критичен к себе.

-Да, очень. Но, признаюсь, иногда душными ночами думаю, не слишком ли? И четно скажу, на протяжении лет трех-четырех я уже позволяю относиться к самому себе по-другому. Потому что в какой-то момент понял, что стал кузнецом своего несчастья.

-И, несмотря на то, что профессия твоя предполагает часто поглядывать на себя в зеркало, ты не любишь свое отражение.

-Ну а что на себя смотреть? Если бы я в зеркале увидел Венеру Милосскую: Или еще что-то из Ботичелли, моего любимого художника, тогда бы и смотрел бы в него чаще. Мне хватает посмотреть на себя в зеркало утром.

-А как же грим перед спектаклями?

-Сейчас скажу великую крамолу. Меня могут за это осудить: Я не гримировался никогда в жизни! Даже тон не накладывал.

-Много масок у вас на сцене, господин артист. Как же вы достигаете такого совершенного перевоплощения?

-Не знаю. Не знаю: Но я правда не люблю гримироваться. Я же не характерный артист, я играю роли героического плана. А если вдруг возникает роль, такая, например, как в спектакле "На дне", мне достаточно ?: и не побриться. Тут уже играет роль и мое определенное амплуа.

-Знаю, что ты всегда мечтал сыграть Раскольникова...

-Да, хотел сыграть его всю свою жизнь, но уже не сыграю, к сожалению... В силу возраста. Это уже было бы нагло с моей стороны.

-Почему нет? Сколько лет Раскольникову? Двадцать с небольшим. Некоторые артисты играют в молодом возрасте стариков, и, наоборот - во взрослом - молодых.

-В молодом возрасте можно играть стариков. Я видел тому великий пример. Я имею в виду Вову Машкова в спектакле "Матросская тишина". А вот пожилым людям играть молодых не следует. Дурно это!..

-0Андрей! Тебе до пожилого возраста еще очень далеко!

-Мне сорок три года уже. Кажется мне, что я адекватен своему возрасту. И стараюсь не молодиться и не стариться.

-Единственное, что как-то может подтвердить твои слова - у тебя взрослый сын.

-Да... Что подтвердить? Ах, ну да: (Рассмеялся.) Да, Митьке восемнадцать лет. Он учится на первом курсе университета радиоэлектроники и автоматики. И, когда он родился в 1984 году, мне было 26 лет. По-моему, я уже вполне отдавал себе отчет в том, что я делаю.

-Почему сын не пошел в артисты?

-Не знаю. Но в передаче "Пока все дома" он сказал, что театр ненавидит, а балет разлюбил еще раньше (жена Андрея Смолякова Светлана Иванова - балерина. - Авт.). Наверное, здесь не то что давление с нашей, родительской, стороны, а скорее то, что романтика театра его как-то обошла. И к театру он относится, как месту, в котором папа и мама работают. Да, немножечко (улыбается) ненормальные у него папа с мамой. Конечно. С отклонениями в психике: Но! Такая у них работа.

-Андрей, сможешь оценить - с кем из режиссеров, с которыми тебе довелось работать, было труднее всего?

-В чем подвох в твоем вопросе, не понимаю сейчас? (Улыбается.) Я тебе скажу, чем талантливее режиссер, тем труднее с ним работать. Безусловно. И с Валерием Владимировичем Фокиным, и с Владимиром Львовичем Машковым, и с Миндаугасом Карбаускисом. Но нелегко в другом смысле! Не то, что трудно. Туда летишь, на эти репетиции, как сумасшедший, как любовник на первое свидание! Меня всегда удивляет, что эти люди раскрывают тебе глаза там, где, казалось бы, ты уже увидел все. Поэтому, возможно, и возникнет слово "трудно". Вот тогда, действительно, происходит работа и над собой, и над спектаклем. И жизнь меняется.

-Ты человек ведомый?

-В профессии - да. С самого начала. Но потом наступает момент: Знаешь, есть такой анекдот. Приглашает режиссер актера, а окружающие ему всё талдычат, мол, зачем взял этого актера, он же такой ужасный, с ним невозможно работать. А режиссер переубеждает, говоря, что ему удастся сделать с ним спектакль. Начинается работа, режиссер души не чает в актере, а тот в свою очередь все требования режиссера выполняет, и выполняет гениально. Уже генеральный прогон состоялся. И режиссер счастлив. Наконец - день премьеры, начинается спектакль, и актер играет все совершенно не так как раньше. Тогда режиссер взбешенный бежит за кулисы: "Что вы делаете?! Что вы себе позволяете?!" На что актер заявляет: "Знаете, когда вы репетировали, я вам не мешал?! Теперь и вы мне не мешайте!" Так вот, все равно наступает какой-то момент, когда все понимаешь: про себя, про спектакль, про персонажа. Тогда, а это происходи где-то недели за две-три до премьеры, я могу вступить в диалог с режиссером. Но только, когда уже все начинает собираться. До этого - нет. До этого - убеждайте меня, объясняйте, потому что, как обычно я говорю режиссеру, я ничего не понимаю.

-Вот разбираешься ты в себе каждый раз перед очередной премьерой. Хоть немного понял уже, кто же там прячется внутри тебя?

-А там Андрюшка Смоляков! Хороший парень, наверное, неплохой. Человек, который любит профессию, который, мне кажется, не скромно, а чего скромничать, что-то в этой профессии умеет. Мне так кажется.

-А, если бы Андрюшка Смоляков взял бы и поступил бы не в театральный, а в медицинский вуз? Ты же собирался стать врачом.

-Он был бы выдающимся нейрохирургом! У меня руки хорошие. Я знаю об этом.

-Где находят применение руки несостоявшегося нейрохирурга?

-(Смущаясь.) Не могу ответить на этот вопрос: Он слишком личный.

-Может где-нибудь еще?

-Нет. Негде больше. Хотя на сцене, наверное. Кто-то говорит, что у меня какие-то движение красиво получаются. Еще дома - по хозяйству у меня есть определенные обязанности. Но не надо делать из меня ангела, по земле не ходящего. В этом смысле я такой скучный персонаж: с Башаровым в теннис играю, в магазин езжу и унитаз дома мою. Да, еще гуляю со своей собакой - Ричардом. И все!

-Вы, я знаю, недавно с Маратом Башаровым в одном фильме снимались.

-Недавно. Они меня так долго ловили, поймали, правда. Но потом им пришлось меня отпустить. Я играю киллера.

-Что-то образ у тебя больно устрашающий - киллер.

-Да, мой герой весь фильм ходит в штопаной-перештопанной шерстяной кофте, которую мы нашли на помойке и отстирали. Киллеры обычно носят такие вещи, которые не жалко сразу после дела выбросить или сжечь. А кончики пальцев моего героя "украшены" силиконовыми нашлепками телесного цвета. Потому что Погон обжег себе руки кислотой, чтобы не оставлять отпечатков пальцев. Фильм скоро покажут по телевидению.

-Я знаю, что ты собираешься еще и отчима Кощея Бессметного сыграть.

-Да, скоро будет сниматься фильм для детей о детстве Кощея "В поисках Тридесятого царства". Вот поэтому сейчас я практически без волос. Меня все спрашивают: "Ты что имидж поменял?" Нет, чтобы спросить, что я со своим глупым внешним видом сделал:

-Как же ты допустил, чтобы твой пасынок стал злым Кощеем?

-Это не мой персонаж виноват, виноваты боги! Наши языческие боги.

-Радует, конечно, что это не твоя родная кровь, но ты то его усыновил?!

-Усыновил. Боги вершат судьбы. А в силу того, что в те далекие-далекие годы их было много, то они, как полагается всем богам, как мы знаем из истории, ссорились между собой, и иногда полем битвы выбирали людей. Так и случилось, что мой пасынок не обрел себя, а любимая его тоже не обрела себе любимого, и тогда его нарекли Кощеем Бессмертным, а ее Бабой Ягой. Должно получиться грандиозное кино! Сценарий очень забавный, он так меня тронул, что я с огромной радостью согласился играть.

-Мы тебя узнаем на экране?

-Думаю, да. На меня оденут парик с длинными волосами, а все остальное будет мое. Может быть, и татуировку на левом плече я смогу обнародовать.

-Что нового будет в театральном сезоне?

-Знаешь, я, к сожалению, не знаю, что у меня будет до весны. Единственное, что известно - в ближайшее время театр приглашен на несколько театральных фестивалей. И в Тбилиси, и в Берлин, и в Токио, и в Карловы Вары, и, я надеюсь, в Ханты-Мансийск - я люблю туда приезжать. А ранней весной или в конце февраля, если все сложится, мы с режиссером Миндаугасом Карбаускисом опять поработаем вместе. Сейчас переводится пьеса под названием "Синхрон".

-Скажи, пожалуйста, ты ощущаешь разницу - выходить на сцену Табакерки или на сцену МХАТа?

-Жизнь моя так складывалась, что на сцену МХАТа я выходил и раньше. Случались такие вещи, и я выручал несколько раз этот театр. И делал это абсолютно естественно. Да, когда Олег Павлович, стал руководителем МХАТа, некоторые артисты нашего театра стали там играть. Но, думаю, у всех это произошло весьма органично.

-У зрителей появилась возможность видеть любимых актеров на большой сцене. Ведь не каждый желающий может достать билет в Табакерку. Не думаю, что это в первую очередь связано в небольшим зрительным залом:

-Я тоже так не думаю. Но в этом есть и определенная прелесть. Театр не должен быть стадионом, театр - это нечто интимное. Но, не буду лукавить, иногда приятно выходить на большую сцену. А если еще и спектакль придуман для большой сцены. В "Кабале святош", например, я ловлю кайф!

-С каким чувством ты выходишь на сцену?

-С чувством поделиться... Тогда и получается, что вышел на сцену, сказал: "А", а зритель в ответ: "Давай Б!" И тогда начинаешь произносить весь алфавит, с любой буквы в разных направлениях. Мне это нужно и им - зрителям, это нужно. Вот тогда и кайф. Вообще я перед выходом на сцену безобразно наглый человек.

-А как относишься к аплодисментам?

-Зрители делают со мной какие-то невероятные вещи, тем более, если еще и хорошо принимают. Они могут меня вылечить, накормить, напоить, только тем, что хлопают и кричат "Браво!"

-И тогда ты уже не такой "вымотанный" после спектакля?

-Однажды люди после спектакля "Отец", а он самый сложный для меня, зашли ко мне в гримерку, и обалдели. Они шли к умершему Смолякову:

-И?..

-А он сидит возрожденный, смотрит в книжку. А все - они! Зрители! Ой, что они могут делать!.. Поэтому я всегда выхожу к зрителям позитивно настроенный. Да, с любовью, безусловно.

-За что же тебе в кино дают играть только злодеев?

-Интригу нужно же сохранить. Правильно? Посмотрел на моего героя - и понятно - кто убийца и злодей.

-Ты счастливый человек?

-Я? Да.

-Часто об этом размышляешь?

-Если люди, ради которых я живу. Я все делаю ради них. А о себе любимом, о собственном счастье или несчастье не приходится думать. Хотя я живой человек, бывает и со мной жизнь выбрасывает какие-то фокусы, тогда я о чем-то и жалею. Но нельзя жить ради себя!