Padua

(Конец ХХ века)  

В КИНО И В ЖИЗНИ

Каждый день на протяжении трех месяцев бразильцы ждали начала очередной серии нового телесериала "Душа и тело". Затаив дыхание, не отрываясь от телевизоров, они следили за драматическим развитием сюжета. Каждый день герои с экрана входили в дома зрителей со своими проблемами и страстями, которые сопереживались ими как собственные, а исполнительница главной роли очаровательная двадцатидвухлетняя Даниэла Перес, игравшая Ясмин, стала для каждого бразильца родной и близкой.

Отец Даниэлы был удачливым предпринимателем, мать - известной писательницей, сценаристом, поэтом, драматургом. В четыре года девочка стала учиться классическому танцу, и в восемнадцать стала профессиональной танцовщицей. Что бы ни делала Даниэла, ко всему она относилась серьезно и самозабвенно. В ней жила мечта стать актрисой кино, и она постепенно приближалась к ее осуществлению.

Первую свою роль Даниэла получила в 1989 году на телеканале "Маншети" в сериале "Кананга". Ей надо было станцевать танго с главным героем, которого играл известный уже артист Рауль Газола. С Раулем у нее завязался роман, вскоре благополучно завершившийся свадьбой.

Первая маленькая роль не оказалась незамеченной и почти год спустя режиссер-постановщик Вольф Майя, снимавший на телеканале "Глобу" телесериал "Чрево внаем", пригласил Даниэлу на роль балерины Кло. Молодая актриса согласилась с огромной радостью. Ее успех в этой роли оказался ошеломляющим. И о ней заговорили все: ведущие телестудии стали приглашать юную актрису на заметные роли в своих постановках, рекламные агентства предлагали ей огромные деньги.

Даниэла из множества предложений выбирала лишь те, которые казались ей подходящими, от многих сразу же отказывалась. Но все это было пока не то. Она трудилась, лелея мечту сняться в серьезном кинофильме.

Даниэла была счастлива. Счастлива и в браке, и в профессии. Вместе с мужем, которого она обожала, она начала работу над подготовкой мюзикла "Танцуй со мной", и ее план на ближайшее время был прост - выступить на сцене в мюзикле вместе с Раулем и родить ребенка.

Как раз в то время, когда шли репетиции мюзикла, ей предложили сыграть роль Ясмин в телесериале "Душа и тело", ставившемся по сценарию матери. Это предложение Даниэле понравилось и она согласилась. Роль была трудной, психологически сложной, требовавшей полной отдачи, и Даниэла старалась, вкладывала в игру всю душу. Вскоре молодую, красивую и талантливую актрису полюбили миллионы телезрителей, ожидая ее появления на экране каждый день.

Но работа не отодвигала на второй план семью; стоило погаснуть юпитерам на съемочной площадке, как она тут же бежала к мужу, радуясь каждой возможности быть с ним рядом. Рауль в это время снимался для телеканала "Глобу" в сериале "Да поможет тебе Господь", а поскольку их съемочные площадки часто размещались в одном и том же живописном местечке Жакарепагуа, все свободное от съемок время молодожены были неразлучны.

По сценарию фильма благосклонности главной героини домогаются три претендента. Одному из них - Вира - Ясмин в конце концов говорит: "Да", хотя многое в нем ее и отталкивает.

Все зрители высказывали неодобрение, когда по воле автора сценария Ясмин сблизилась с этим красавчиком. Каждому хотелось открыть глаза героине на этого скользкого типа, бывшего поначалу стеснительным и застенчивым, а затем оказавшимся наглым и отвратительным. Эту роль исполнял двадцатитрехлетний Гильерме де Падуа.

Гильерме де Падуа - один из пяти сыновей довольно зажиточных родителей. Этот чертовски соблазнительный красавчик с детства отличался амбициозностью и плохим характером. В пятнадцать лет уйдя из дома, он поступил работать манекенщиком в салон мод.

Первая роль, сыгранная им в 1988 году в театре города Белу-Оризонти, стала определяющей в его артистической карьере: "голубой". Это стало его амплуа в творчестве да и в реальной жизни тоже (по словам тех, кто близко знал Гильерме, тот был бисексуален). В том же году он переехал в Рио-де-Жанейро, где соглашался на любые случайные роли, в основном "голубых".

В театре "Аляска", расположенном в одноименной торговой галерее, которая несмотря на северное название, считается весьма "горячим" местечком, поскольку там происходят встречи местных "голубых", Гильерме нашел работу. Это было выступление в мужском эротическом шоу "Ночь леопардов". А после окончания шоу за дополнительную плату он предоставлял себя в полное распоряжение сластолюбцев, главным образом мужского пола.

Естественно, такой жених не понравился родителям Паулы Томас, с которой в 1991 году познакомился Гильерме. Они приняли его в штыки, поскольку им была известна его репутация. Но это не остановило влюбленных, и в мае следующего года состоялась свадьба. Родителям Паулы не понравилось и то, что жених требовал включить в брачный контракт условие, по которому он становился совладельцем их довольно крупной собственности.

"Я стану артистом. Великим артистом. Завоюю этот город, Бразилию, весь мир, - уверял их Гильерме. - Ради этого я готов на все".

В труппе, участвовавшей в съемках телесериала "Душа и тело", наряду с Даниэлой Перес были заняты опытные актеры. Роль в этом фильме Гильерме смог получить благодаря своим "голубым" покровителям и услугам в постели. Да, думал он, пусть пришлось начинать с выступлений в эротических шоу, быть стриптизером, "мальчиком по вызову", но теперь все позади, теперь будет все иначе. Он на высоте, у него главная роль в престижном телесериале. Его цель - затмить кинозвезд мирового кинематографа. Ведь он гениален, равных ему нет.

Обычно актеры, приходя на съемки, входили в образ своих персонажей, а по окончании легко из него выходили: для них съемки были обычной работой. Но с Гильерме оказалось все иначе, и по ходу съемок он все больше вживался в роль, которую продолжал играть и в реальной жизни.

В отличие от других актеров, занятых в сериале, Гильерме де Падуа не мог психологически отделить себя от роли. По сценарию, Бира ревнует Ясмин к другим персонажам, и этот художественный замысел постепенно стал казаться Гильерме явью. Он и в реальной жизни начинает ревновать к другим женщину, на которую не имеет абсолютно никаких прав. Это становится навязчивой идеей.

Литературный персонаж берет верх над исполнителем роли, и тот вынашивает план мести дочери и матери. Первой - за то, что она, по сценарию, заигрывает с другими мужчинами, а в жизни принадлежит другому. Второй - за то, что пишет такой сценарий, по которому роль Бира в сериале скоро подходит к концу, и он должен сойти со сцены. Гильерме пытается уговорить Глорию Перес продлить экранную жизнь его героя, но писательница не соглашается. Тогда Гильерме решает, что он сам будет писать продолжение сценария сериала, но автор сценария, естественно, возражает.

Вот именно тогда, вероятно, в его болезненном мозгу и возникло решение: со сцены и из жизни уйдут и Ясмин, и Даниэла...

Сценический Вира буквально подавил Гильерме.

События, разворачивающиеся в сериале с его героем, и художественный замысел он стал принимать за свою подлинную жизнь. В этом он смог даже убедить свою жену Паулу. И не удивительно: он постоянно говорил ей, что Даниэла его преследует и соблазняет; жаловался, что он держится, не сдается, но его возможности сопротивляться на пределе, и он страшно боится, что рано или поздно Даниэла уложит его в постель и сможет прочесть имя жены "Паула", вытатуированное у него на самом интимном месте.

Любая женщина не смогла бы долго выдержать такого, и в результате постоянных обсуждений этой небылицы, придуманной Гильерме для жены, он услышал: "Мы должны отомстить!" Как он отреагировал? С радостью подтвердил: "Да, да, отомстить! Или мы избавимся от нее, или я покончу с собой!"

На съемочной площадке все замечали, что с каждым днем Гильерме становился все более раздражительным, нервным, агрессивным. В тот роковой день он на съемках ужасно нервничал, текст произносил невпопад, а когда его попросили объяснить, в чем дело, ничего вразумительного ответить не смог. Он то как заводной носился по съемочной площадке, то рыдал...

В тот понедельник вечером снималась сцена разрыва между Ясмин и Бира. После этого Гильерме должен был исчезнуть из сериала - то, чего он так не хотел. Герои, по сценарию, обменивались репликами, которые после всего того, что чуть позже произошло в жизни, звучат символически:

Ясмин. Давно хотела сказать тебе, Бира, что нашим отношениям пришел конец.

Бира. Но почему? Я хочу знать причину.

Ясмин. Я больше не люблю тебя.

Бира. Не торопись, Ясмин. Подумай еще.

Ясмин. Мне больше нечего думать. Пришел конец.

Эта фраза, по сценарию, должна была стать последней, но Гильерме устами Бира с угрозой в голосе уже от себя неожиданно произнес:

- Ну что же, тебе видней. Но пеняй на себя...

Казалось, что перипетии отношений Ясмин и Бира волнуют бразильцев больше, чем важнейшие события в экономике и политике страны. В парламенте выставили требование проворовавшемуся президенту республики подать в отставку - иначе ему грозил импичмент, но это обсуждалось в обществе гораздо меньше, чем, то сложатся или не сложатся отношения и совместная жизнь киногероев. Проблемы в экономике, рост цен, инфляция - все это больно било по карману практически всех бразильцев, но они, переживая за Ясмин, словно не замечали этого и с нетерпением ждали новую серию и обязательную встречу со ставшими родными каждой семье героями.

Поэтому для каждого бразильца стало трагедией известие, прозвучавшее из Рио-де-Жанейро по телевизионному каналу "Маншети": "В ночь на 29 декабря в кустах окраинного района Барра да Тижука обнаружено бездыханное тело Даниэлы Перес. Смерть наступила в результате кровотечения из шестнадцати проникающих ранений в шею, в лицо и в грудь, нанесенных ножницами..." Труп Даниэлы обнаружил случайный прохожий.

Вместе с актрисой погибли и Ясмин, и телесериал. Это было ясно для каждого из зрителей, хотя претенденток на исполнение роли было предостаточно. Каждый считал, что Даниэла незаменима, только она - Ясмин и никто другой.

В этой атмосфере повышенного общественного внимания и началось расследование гибели молодой кинозвезды.

Одним из первых пожелал выразить соболезнование мужу Даниэлы - известному актеру Раулю Газоле и ее матери Глории Перес тот самый Гильерме де Падуа, игравший роль Бира в сериале. Он, казалось, искренне оплакивал вместе с семьей погибшей ее кончину.

Но в это время полицейские, разыскивавшие убийцу знаменитой телезвезды, уже вышли на след преступника. И вся страна оказалась повергнутой в шок, когда узнала, кто был этим негодяем. Зрители и ранее не любили героя сериала Бира, перенося антипатию и на игравшего его актера но когда стало известно, что Гильерме де Падуа - убийца Даниэлы, волна негодования и ненависти буквально захлестнула их души.

Полицейские выяснили, что со студии Даниэла Перес и Гильерме де Падуа вышли вместе, и несмотря на то, что уехали они каждый на своей машине, этот факт привлек к себе особое внимание и следователь занес его в свою записную книжку под номером один.

К тому же прохожий, обнаруживший труп Даниэлы, рассказал, что незадолго до этого видел неподалеку от места преступления автомобиль и запомнил некоторые цифры номера. Оказалось, что это чуть измененный номер машины, на которой вместе со своей женой часто ездил Гильерме.

Как и многие коллеги Даниэлы, Гильерме в полицейский участок был приглашен сначала в качестве свидетеля, но он начал путаться в своих показаниях, а вскоре и вовсе признался в том, что совершил убийство.

Что же двигало преступником, совершившим такое садистское убийство? Каковы мотивы? Конечно, это волновало следователя прежде всего. Но он был шокирован, услышав от обвиняемого, что, дескать, Даниэла вешалась ему нашею, не давала прохода и силой тащила в постель, а он души не чает в своей жене Пауле, которая на четвертом месяце беременности. Убийца утверждал, что он ни в коем случае не хотел, чтобы у жены появились хотя бы малейшие подозрения в его неверности - это и послужило причиной, достаточной для того, чтобы убить. Просто у него не было иного выхода - от Даниэлы надо было избавиться, заявлял Гильерме.

Естественно, "мотивация" казалась неубедительной не только полиции, но и многочисленным зрителям, пристально следившим за ходом расследования. Более того, слова убийцы вызвали такой взрыв людского негодования, что полиции с превеликим трудом удалось уберечь Гильерме от расправы. Его поместили в специальный полицейский изолятор, установили у дверей камеры круглосуточное дежурство.

Однако суд Линча грозил и жене преступника, поэтому Паулу Томас также пришлось взять под стражу, чтобы Оградить ее от мести миллионов бразильцев. Но это оказалось не так просто, ведь ее сокамерницы - проститутки, воровки и содержательницы "малин", - все тоже были заядлыми телезрительницами и поклонницами таланта Даниэлы. Они быстро разыграли, кому привести в исполнение смертный приговор "этому исчадию ада", и лишь в последний момент Паулу спасли от расправы, поместив в одиночную камеру.

Пока длилось расследование и готовился суд, в Бразилии происходили значительные события и перемены - отставка президента, рождественские и новогодние каникулы и т. д., но все это осталось практически незамеченным.

Бразильцы готовились к судебному процессу по делу Даниэлы: они развернули массовое движение за введение в стране смертной казни, ведь их не устраивало то, что убийца получит лишь срок тюремного заключения, всего-то каких-то 30 лет. Именно это являлось максимумом по действующему законодательству за самые тяжкие преступления. А то, может, и менее того.

На начавшемся в установленный законом срок суде по делу об убийстве Даниэлы Перес так и не прозвучало достаточно убедительной версии о мотивах преступления. Гильерме утверждал, что он убил свою партнершу потому, что она якобы его преследовала. Однако эта версия не выдерживала никакой критики, так как все друзья и коллеги Даниэлы единодушно опровергли ее, утверждая, что она любила своего мужа и всегда стремилась быть вместе с ним. Все свидетели сходились во мнении, что молодая актерская пара была очень счастлива в браке, и если уж говорить о домогательствах, то именно Гильерме добивался благосклонности своей партнерши.

Так и осталось невыясненным, добровольно ли отправилась Даниэла ночью на окраину города в столь опасное место, как Барра да Тижука, где и был найден ее труп. Скорее всего, утверждало следствие, она была либо убита в автомашине, либо потеряла в ней сознание, а убийство произошло в другом месте.

Медицинская экспертная комиссия констатировала, что тело молодой женщины покрыто множеством проникающих ранений в грудную клетку, сердце, лицо и шею. Но поскольку на руках Даниэлы не оказалось ушибов или ран, которые непременно бывают в тех случаях, когда на человека нападают и он обороняется, то был сделан вывод, что в данном случае удары ножницами, скорее всего, были нанесены уже трупу или человеку, потерявшему сознание. Эту гипотезу подтверждала и еще одна деталь: на шее Даниэлы были обнаружены следы от "удавки".

Подсудимый сначала отрицал наличие "удавки", но потом решил признаться и рассказал, что в машине якобы вспыхнула ссора и он набросил "удавку" на шею Даниэлы. Она потеряла сознание, и тогда он, испугавшись, хотел с помощью ножниц, случайно оказавшихся под рукой, сделать ей трахеотомию, чтобы спасти ее.

- Да, я убил, - утверждал Гильерме де Падуа, - но как это случилось, ей-Богу, не помню.

Осознав, что он не минует заслуженного наказания, Гильерме поначалу был подавлен, но потом воспрянул духом, увидев, какую грандиозную рекламу он создал себе этим убийством, какую имеет славу. И когда группу фоторепортеров до суда впустили в камеру предварительного заключения, чтобы сделать снимки, Гильерме уже был спокоен. Он даже деловито заметил одному из них, что у того не работает вспышка.

В деле об убийстве Даниэлы Перес, которое было передано судье одиннадцатого округа Рио-де-Жанейро, говорилось: "Гильерме де Падуа совершил преступление, чтобы удовлетворить каприз - свой и своей жены, Паулы Томас де Алмейда, которая соучаствовала в преступлении и вдохновляла мужа на убийство".

Стараясь опровергнуть утверждение о соучастии в убийстве жены, Гильерме на первом же заседании суда, рыдая, произнес: "Ваша милость, я хочу заявить, что Даниэлу убил я, а моя жена к убийству непричастна. Она даже не была там, где это произошло".

Закончил свою речь он такими словами:

"Ребенка, находящегося в чреве моей супруги, никто не может ни обвинить, ни приговорить. Я хотел бы, воззвав к вашему гуманизму, просить, чтобы этот ребенок развивался под врачебным наблюдением. А в случае заключения моей жены в тюрьму это станет невозможным".

Из Дворца правосудия он вышел с улыбкой.

Паула Томас, давая показания на суде, вела себя вызывающе, отказываясь отвечать на вопросы судьи, которые казались ей "дурацкими". Она подробно описала, как 28 декабря - в тот злополучный понедельник - в два часа дня на машине отца марки "сантана" они с мужем поехали в торговый центр "Барра-шопинг". В 15.30 Гильерме оставил ее там походить по магазинам. Договорились, что после съемок он вернется за ней часов в 10 вечера. Однако на вопрос адвокатов семьи Даниэлы, как она может объяснить, что будучи беременной и страдая от тошноты и болей в спине, смогла пешком ходить по магазинам целых восемь часов, что очень трудно даже для вполне здорового человека, ответа не последовало.

Чувствовалось, что Паула желает выгородить и себя и мужа, но в ее показаниях обнаруживалась масса неточностей, или даже лжи. Например, она заявила, что не знает, куда по возвращении, домой ее муж положил после ванны свою одежду, хотя СУДУ было уже точно известно, что, когда задержанный Гильерме позвонил ей из полицейского участка, она срочно принялась стирать его рубашку и джинсы. "Но на них не было ни капли крови",-утверждала Паула позже, когда ее уличили в том, что она не только знала, где была та одежда, но и стирала ее.

На вопрос, зачем, отправляясь в магазины, она взяла в машину подушку и простыню (это видел портье), она заявила, что на подушке, ей, беременной, удобнее сидеть, а простыня - для того, чтобы накрыть ею от воров радиоприемник в машине на стоянке у торгового центра.

Несмотря на путаность в показаниях и Гильерме и Паулы, все же постепенно вырисовывалась картина преступления. Скорее всего, Гильерме спрятал Паулу на заднем сиденье автомобиля, накрыв ее простыней. Он поехал за автомашиной Даниэлы, догнал ее у бензоколонки, вышел и стал уговаривать поехать с ним на Барра да Тижука: Даниэла отказалась, и тогда он нанес ей удар по голове и оглушил ее, а затем сел за руль ее машины и помчался в сторону авениды Кандидо де Портинари. Паула в это время уже была за рулем своей "сантаны" и, увидев, что все идет по плану, поехала вслед за ним.

Найдя уединенный уголок, они вместе решили имитировать убийство с целью грабежа: искромсали тело подвернувшимися под руку ножницами и забрали из сумочки своей жертвы удостоверение личности и другие документы. Забрали и деньги - 6 тысяч долларов, которые Даниэла собиралась внести в качестве очередного взноса за автомашину.

Двухнедельное заседание суда выяснило обстоятельства преступления и определило виновность обоих. Осталось лишь вынести приговор, но вот тут-то судебное разбирательство застопорилось. Суд удалился на совещание и "совещается" уже целый год, в течение которого Паула успела родить в тюрьме ребенка.

Причина такой задержки в том, что, согласно бразильскому законодательству, людям, впервые преступившим закон, может быть назначено лишь условное наказание без заключения в тюрьму. Однако суд отлично понимает, что, применив эту норму к Гильерме и Пауле и выпустив их на свободу, он вызовет в стране настоящий народный бунт, а этого ему очень и очень не хочется.

Оправившись после родов, Паула решила еще раз попытаться помочь и себе и мужу. Сделала она это достаточно хитро: пригласила к себе в камеру журналистку с телестудии "Аки и Агора" и заявила, что ее муж - психопат. Рассказала, что он уже намеревался ранее убить и ее мать. "Я вовсе не ревновала его к Даниэле, - заявила Паула. - Не стоит он того: Он втравил меня в это грязное дело. Если бы я встретилась с ним сейчас, то разорвала бы его на части".

Гильерме в свою очередь сообщил журналистам, что совершить убийство заставила его Паула. Он теперь утверждал, что в автомашине, где они были втроем, произошла ссора, и жена спровоцировала его на то, чтобы он ударил Даниэлу: она назвала его трусом, и он, мол, не сдержался, не рассчитал силы удара и убил. Но сделал это нечаянно, непреднамеренно.

Если суд в это поверит, обвинение, возможно, будет переквалифицировано с "заранее запланированного убийства", за которое полагается особо строгая кара, на всего лишь несчастный случай, вызванный внезапной вспышкой эмоции и неуравновешенным характером участников ссоры. И, конечно, в этом случае наказание будет значительно мягче.


Источник: Самые опасные маньяки