Седых Наталья

, актриса

( 1949 )
Россия
Красивую, добрую, кроткую девочку Настеньку из фильма "Морозко" зрители полюбили раз и навсегда. Наталья Седых, сыгравшая роль падчерицы, в пятнадцать лет стала звездой экрана. Потом у девушки были другие роли в кино, но зрители до сих пор называют ее ласковым русским именем Настенька. Наталья Седых - профессиональная балерина. Двадцать лет она танцевала на сцене Большого театра, исполняла ведущие партии. Ее партнерами были выдающиеся артисты Майя Плисецкая, Марис Лиепа. Недавно Седых вышла на балеринскую пенсию. И теперь Наташа работает драматической актрисой в театре Марка Розовского. Мечтает о новых ролях в кино. 

Автор: Ольга Булкина

Сайт: People's History

Статья: "Меня душил любовник...", опубликовано в журнале "Фактор" No. 2/99



Балерина Большого театра Наталья Седых cейчас драматическая актриса, играет в театре "У Никитских ворот" под руководством Марка Розовского. Занята в двух спектаклях: "Майн Кампф, Фарс" и " Два Набокова". Я посмотрела первый спектакль и поразилась умению актрисы перевоплощаться. Наташа, милая и кроткая Наташа, играла роль властной фрау Смерти, подруги Гитлера. Страстным голосом она говорила своему молодому дружку: "Мы столько людей с тобой на тот свет отправим, столько людей..." Ничто в этой гротесковой роли не напоминало скромницу-Настеньку. После спектакля Наталья рассказала: "Когда у меня умерла мама, я целый год не могла играть эту роль. Тяжело было..."

...Живет актриса в огромном сталинском доме у метро "Динамо". Мы, переступив порог ее квартиры, поинтересовались:

- Это Большой театр дал такие хоромы?

- Дождешься от Большого. Получал эту квартиру папа. Он был полковником авиации. Папа был человеком мужественной профессии и сначала очень скептически смотрел на мои занятия балетом.

- Когда Вы стали серьезно заниматься искусством?

- Можно сказать, что моя творческая жизнь началась в четыре года. Однажды я смотрела по телевизору международные соревнования по фигурному катанию. Как сейчас помню, чешская фигуристка Индра Крамберова поразила мое воображение. Я стала просить родителей, чтобы меня записали в секцию фигурного катания. Пошла с мамой на стадион юных пионеров. Но там таких маленьких не брали. Я ужасно расстроилась. А разговор с тренером проходил в помещении, где переодеваются спортсмены. Там был постелен огромный ковер. И я вдруг вышла на середину ковра и торжественно объявила: "Перед вами выступает чемпионка Европы Индра Крамберова". После этих слов начала имитировать разные движения на льду. Я даже пыталась вращаться и делала Бог знает что. Все попадали от хохота.

Посмеялись, а потом тренер Татьяна Александровна Гранаткина (замечательный тренер, все наши чемпионы - ее воспитанники) сказала маме: "Ладно, приводите девочку. Пусть попробует". На тренировки я ходила с игрушками. Дела на льду шли хорошо. Но стала замечать, что в фигурном катании меня все больше и больше привлекает элемент танца. Танцем и решила заняться отдельно, стала готовиться к экзаменам в хореографическое училище при Большом театре. Поступила. В свободное время продолжала ходить в секцию фигурного катания.

Я подготовила на льду очень красивый номер "Умирающий лебедь" и выступила с ним на спортивном празднике. Репортаж со стадиона показало телевидение. И меня увидел кинорежиссер Александр Артурович Роу, пригласил на студию, рассказал про фильм "Морозко".

- Вы удивились?

- Конечно. Правда, я немного снималась в детстве. Лет в шесть меня сняли в рекламном ролике "Берегись пожара", потом снималась в учебном фильме на французском языке.

- Роу сразу предложил роль Настеньки?

- Нет. Дали почитать сценарий. Мне безумно все понравилось. Я только не могла поверить, что меня утвердят. Знала, что на роль Настеньки пробовалось очень много актрис. Я вышла в финал с Надеждой Румянцевой (конечно, не равняться мне с этой актрисой). Я старалась на пробах, но не рассчитывала на утверждение. К большой радости, меня утвердили.

- В хореографическом училище как отнеслись к этому?

- Там был жуткий скандал. Мне же надо было на несколько месяцев уезжать, зимнюю натуру снимали на Кольском полуострове. Все зимние кадры снимались в городе Оленегорске. Мой педагог Суламифь Михайловна Мессерер поскандалила с руководством училища, после этого меня отпустили. Потом я все экзамены сдала на пятерки.

- А лето где снимали?

- Под Звенигородом.

- На съемках все получалось?

- Проблем не было. Но однажды так кричал на меня Александр Артурович. Нам предстояло снять сцену, в которой Марфушка падает в прорубь, а я прыгаю за ней, спасаю... Я боялась прыгать в воду. Пруд был ужасно грязный, пиявки плавали у берега. Первый раз дали команду "Мотор", я бегу с пригорочка, а у самой воды останавливаюсь. Три раза я так сделала. А на четвертый Роу заорал на меня диким голосом, и я плюхнулась.

- Пиявки не присосались?

- Не успели. Я оттуда сразу выскочила.

- С Марфушкой (Чуриковой) отношения на съемочной площадке хорошо складывались? По роли же вы антиподы...

- Инна относилась ко мне очень тепло. Да все как-то меня опекали. Я же маленькая была, мне исполнилось всего 15 лет. А после съемок Инна Чурикова привела меня в театральное училище к своему преподавателю Вере Васильевой. Дело в том, что у меня голос тихий, были проблемы с озвучиванием роли, пришлось Настеньку озвучивать через микрофон. Инна мне сказала: " Наташ, у тебя будет будущее в кино. Пусть тебя послушают. Может быть, позаниматься надо". Вера Васильева меня послушала и сказала:

- В кино вас всегда озвучат. А так мы только поломаем вам индивидуальность.

- В конце фильма Настенька целуется со своим женихом. Целоваться-то перед камерой не стеснялись?

- Еще как стеснялась. Это был первый в моей жизни поцелуй. Кроме всего, я еще и влюбилась в своего Иванушку. Но он, правда, об этом и знать не знал, и ведать не ведал. Любовь была тайной.

- Ваша жизнь после выхода фильма "Морозко" как-то изменилась?

- Я бы не сказала. На улице узнавать стали, здоровались незнакомые люди, автографы просили. Но я к публике привыкла с детства. Роу меня снял еще в одной сказке - "Огонь, вода и медные трубы". Потом было очень много предложений сниматься в кино, но я отказывалась. В хореографическом училище хватало забот. Потом меня взяли в Большой театр. В это время снялась в двух фильмах: "Голубой лед" (известный фигурист Саша Горелик был моим партнером) и " Любовь к трем апельсинам" (это был телевизионный фильм-опера). На этом я поставила большую точку в кино. В Большом театре к съемкам относились отвратительно, начались даже конфликты. Со студий мне звонили и звонили. И я сделала во все студии специальное заявление: "Прошу мне больше не звонить. Сниматься больше не буду. Прошу аннулировать все мои досье".

- Как складывалась жизнь в Большом театре?

- Вообще про это лучше не говорить. На репетициях, на спектаклях я прекрасно себя чувствовала. Я любила балет и театр. Но жилось мне там трудно. Все рассказы о бесконечных интригах в Большом театре - это все правда. Характер у меня не такой бойцовский, чтобы там хорошо себя чувствовать. Но моя жизнь сложилась достаточно успешно. Я была в театре солисткой, танцевала в лучших балетах, объездила с труппой весь мир.

- Какая партия запомнилась больше всех?

- Маша в "Чайке", Кити в "Анне Карениной".

- Так Вы танцевали с Майей Плисецкой? Она Вас опекала?

- Она относилась ко мне с холодным покровительством.

- Кто был Вашим партнером?

- Постоянного не было. Чаще других я танцевала с Александром Богатыревым и Виктором Барыкиным. А в "Анне Карениной" выступала с Марисом Лиепой (у него была партия Вронского).

- Но начинали-то, наверно, в кордебалете?

- Конечно. Все балерины проходят через кордебалет. Потом мне дали партию Феи в "Спящей красавице". Я ее очень скрупулезно готовила под руководством моего художественного руководителя Марины Тимофеевны Семеновой. Все получилось замечательно. И Григорович, главный балетмейстер Большого театра, дал мне партию Маши в "Щелкунчике". Это было высшее достижение для начинающей балерины. Но мне Машу так и не удалось станцевать. Марина Тимофеевна заболела, а против меня начались интриги: то зал не давали для репетиций, то концертмейстера. Большой театр есть Большой театр. А тут в Большой из Петербурга взяли Люду Семеняку с уже готовым репертуаром. Она сходу станцевала мою Машу. Нужна была новая прима, и она появилась. Про меня как-то все забыли.

- Выходит, Семеняка перешла Вам дорогу?

- Семеняка к этому не причастна. Ни в коем случае. Все-таки все дело во мне самой. Я не была настойчивой, не спешила проявить себя. Я думала, что важную партию уже дали, спешить некуда. Хотя старшие товарищи говорили: " В Большом театре нет такого понятия "дали". Надо держать руками и зубами то, что тебе дали". Я, увы, не смогла удержать. Расслабилась, короче. Романы начались...

- Вы влюбились?

- Да.

- В кого, если не секрет?

- В известного артиста.

- Чем закончился роман?

- Любой роман кончается разочарованием в большей или меньшей степени. Один только мой роман закончился браком. Я вышла замуж за композитора Виктора Лебедева (это он написал музыку к фильму "Гардемарины, вперед!"). Недавно мы развелись.

- В чем причина развода?

- Мы с мужем жили в разных городах. Я - в Москве, а он - в Петербурге. И туда-сюда катались. Ну и докатались.

- Почему жили в разных городах? Разве не хотелось жить вместе?

- Я не хотела уходить из Большого, муж не хотел уезжать из Питера. Мы очень любили друг друга. Но муж элементарно нуждался в каком-то уходе. Он не умеет ни стирать, ни готовить. Он не умеет чайник даже на плиту поставить. Ему нужна нормальная женщина, он такую и нашел.

- Вы очень переживали?

- Очень, очень... Даже не знаю, как это выразить. Тем более у нас 16-летний сын.

- Что помогло в трудную минуту?

- Новая работа, переход в театр Марка Розовского, новые роли. Работа всегда вытягивала меня. Друзья, подруги поддерживали. И новая любовь...

- Много у Вас мужчин было?

- Очень много. Пятьдесят-то было. Я, когда влюбляюсь, мне кажется, что это безумная любовь. Проходит время и начинаю понимать, что это просто любовное увлечение. Так что настоящих романов было четыре-пять. И их героями были люди намного старше меня. Мне всегда нравились люди мудрые.

Когда мне было двадцать лет, мой папа ушел из семьи. Я ужасно обиделась. Из-за мамы. Она страшно переживала. Папа женился на молодой спортсменке. Я десять лет с отцом не разговаривала. Я поняла отца только тогда, когда сама стала влюбляться.

- Подарки Вам мужчины дарили?

- Дарили. Кольца, серьги, цепи, меха. Даже один воздыхатель антикварный комод подарил.

- Говорят, что мужчины в наше время жадные.

- Поскольку у меня было много увлечений, то должна вам сказать, что, действительно, мужчины редко дарят подарки. Подарки дарят только незаурядные мужчины.

- Наташа, а в любви Вы часто объяснялись?

- Я в любви объяснялась только своему мужу. Всегда было так, что меня завоевывали, а не я. Мне не нужен человек, которому не интересна я. Ну зачем?

- Вас часто звали замуж?

- Часто. Я вообще-то не любительница брака. Меня с детства родители воспитывали так: "Рассчитывай только на себя, а не на то, чтобы выйти за удачного мужа". Я обычно говорила своим мужчинам: "Зачем замуж? И так хорошо. Ты меня что, так не любишь?"

- Как же Вы за композитора Лебедева замуж пошли?

- В Виктора Михайловича я влюбилась.

- Как это все произошло?

- Большой театр приехал на гастроли в Питер. Спектаклей у нас было мало. И мы с подругой Ксенией Рябинкиной скучали. Потом она решила позвонить своему знакомому композитору Лебедеву. Через минут двадцать он был уже у нас в гостинице. А на часах - двенадцать ночи, но, правда, в это время в Петербурге были белые ночи. Поехали смотреть город. Вот так и начался безумный роман.

- А Лебедев был женат?

- Он всегда женат. Слабость питает к балеринам.

- За что же все так любят балерин?

- Кто за что. Мой бывший муж любит тонких женщин. Вот мы вчера виделись, и он мне сказал: "Что-то ты слишком толстая стала".

- Вы толстая? Наверно, он шутя сказал.

- Мог бы какую-нибудь другую шутку придумать. Я стала скандалить, он начал смеяться.

- Вы умеете скандалить?

- Я могу заорать, могу подушку кинуть, чашку разбить. Врач сказал, что мне обязательно надо скандалить.

- Врачи утверждают, что посуду бить полезно.

- Я тоже это замечала.

- Как Вам удается так замечательно сохранять фигуру? Вы придерживаетесь какой-то особой диеты?

- Вы знаете, есть у меня рецепт. Но я думаю, что он никому не подойдет. У меня всегда была проблема с весом. Я, конечно, никогда не была полной, потому что постоянно сидела на каких-то диетах и была вечно голодной.

- Хоть конфеточку в день могли съесть?

- Что вы? Какие конфеты? Я в яблоке-то себе отказывала, в глотке воды лишнем. И вот что случилось. До поездки в Питер, во время которой я познакомилась с композитором Лебедевым, у меня был страстный роман с одним очень известным артистом Большого театра. Он меня звал замуж, я не соглашалась. Какой-то "добрый" человек позвонил герою моего московского романа и рассказал о Лебедеве. Мой любовник приехал в Питер, ворвался в номер гостиницы, бросил с диким воплем меня на кровать и стал душить.

- По-настоящему?

- Еще как по-настоящему. Рядом положил нож и сказал: "Будешь кричать - зарежу". Я была настолько испугана, что даже попыталась выброситься из окна. Но не успела его открыть. Меня опять бросили на кровать и начали душить. Я стала говорить безумному ревнивцу, что хочу выйти за него замуж, что люблю, какими-то немыслимыми обещаниями спасла себе жизнь. И с тех пор у меня напрочь пропал аппетит. Выпью утром чашечку кофе с лимоном и весь день не хочу есть. В обед съем безо всякого аппетита маленький кусочек рыбы. И все, больше ничего не ем.

- Да, действительно, Ваш рецепт худения вряд ли кому подойдет... Скажите, Наташа, какую одежду Вы предпочитаете носить?

- Импортную, купленную в дорогих магазинах. Все наряды я привозила себе из гастрольных поездок. Помню, из первой заграничной поездки я привезла два больших чемодана с тряпками. И еще потом на пароходе пришел целый контейнер. Особенно я была рада двум эффектным шляпам. И еще белым длинным сапогам, которые скрывались далеко под юбкой. Меня все в транспорте спрашивали: " А у вас сапоги вместе со штанами что ль?" Пришлось сапоги обрезать, надоели с этим вопросом. Отрезала, чтобы люди видели, где кончаются. Сейчас редко покупаю одежду, у меня все есть и в огромных количествах. Деньги трачу на парфюмерию. Женщина должна прекрасно выглядеть, должна быть любимой. Иначе это и не женщина... Так что жизнь продолжается...