Жюно

( 1771-1813 ) Договор с Испанией о разделе Португалии был подписан 27 октября 1807 года. В то время как французская армия, выступив из Байонны, уже с лета сперва маршировала, а затем тащилась по испанским дорогам к Лиссабону. Командовал ею генерал Андош Жюно. Армия промышляла откровенным грабежом.  

Автор: Андрей Кротков

Статья: Крестьянский сын

Сайт:Алфавит



Заключив летом 1807 года Тильзитский мир и заручившись, таким образом, поддержкой и дружбой на востоке Европы, превратив русского императора из врага в друга, Наполеон Бонапарт вернулся в Париж - и принялся решать неустойчивые проблемы запада континента. Надо было разобраться с Португалией - этой вечной пиренейской занозой, вечным союзником и плацдармом для англичан.

Договор с Испанией о разделе Португалии был подписан 27 октября 1807 года. В то время как французская армия, выступив из Байонны, уже с лета сперва маршировала, а затем тащилась по испанским дорогам к Лиссабону. Командовал ею генерал Андош Жюно. Армия промышляла откровенным грабежом.

19 ноября Жюно подошёл к португальской столице. Без единого выстрела королевский дом Браганса погрузился на корабли и отбыл в Бразилию. Португалия стала добычей императора французов, а генерал Жюно разместился в королевском дворце.

...Андош Жюно (1771-1813) - ровесник (почти) и друг молодости Наполеона. В исторической литературе его часто именуют маршалом, хотя этот птенец Бонапартова гнезда до маршальского звания не дослужился, остался в чине генерала кавалерии.

В 1795 г. бригадный генерал Бонапарт и капитаны Жюно и Мармон были близки, как могут быть близки молодые незнатные люди с огромным честолюбием, прошедшие через тяжёлые испытания, вечно страдающие от зияющей пустоты карманов. Жюно и Наполеон были на "ты", экономили медяки, распивали одну чашку кофе на двоих. Жюно бомбардировал письмами своего папашу, зажиточного крестьянина, и выпрашивал у него деньги, на которые они вместе с будущим покорителем Европы и существовали. Кроме того, Жюно был влюблён в сестру Бонапарта - Паолину, а Бонапарт в свою очередь хорошо знал будущую супругу Жюно Лауру - они были земляки, корсиканцы.

Взлёт произошёл ослепительный. При императоре Наполеоне Жюно - военный губернатор Парижа, командир гусарских частей, обладатель огромных поместий в Вестфалии (Германия) и роскошного дома-дворца в Париже. На его конюшне стоят сотни первоклассных лошадей, по стране он разъезжает с такой скоростью, что за ним не может угнаться и сам император. Ему пожалован титул - герцог Д'Абрантес, его жена, соответственно, герцогиня; его казённое жалованье составляет около 600 000 франков.

Но бывший сержант, мужицкий сын, ныне герцог Андош Жюно не выдержал испытания богатством и знатностью. Сделав огромные долги, в том числе карточные (чего Наполеон терпеть не мог), он обратился к императору с просьбой о покрытии долгов - и вызвал сильнейший гнев. Он не мог пропустить ни одной великосветской юбки (хотя не брезговал и простыми буржуазками, и крестьянками) - а император высоко ставил ценности семейной жизни и к спортивному бабничеству относился брезгливо.

Лаура Д'Абрантес на похождения мужа отвечала, как говорится, симметрично. Однако её последняя, отнюдь не политическая, связь обрела опасный характер: её любовником стал австрийский посол, князь Клеменс Меттерних. Наполеон резонно опасался, что разговоры Жюно через спальню Лауры прямым ходом начнут уходить в Вену. Тогда-то и принял он решение отправить Жюно в поход-ссылку на запад Пиренейского полуострова.

Шесть лет спустя никто не мог узнать в нездорово полном, с одутловатым лицом и потухшими глазами человеке того самого отчаянного кавалериста по прозвищу "Жюно-буря", отважного спутника Наполеона в итальянском, египетском и русском походах.

Когда Жюно в 1813-м выбросился из окна своего дома и разбился насмерть, его объявили внезапно помешавшимся. Злые языки болтали другое.

Жюно был единственный, кто в 1798 г. решился рассказать Наполеону о неверности Жозефины Богарне. Наполеон обнял его и назвал за откровенность "единственным верным другом". Но единственный верный друг - единственный, кто из ближнего круга наполеоновских военачальников так и не стал маршалом.