Свифт Фрэнк

, футболист

( 26.12.1915 года - 06.02.1958 года )
Великобритания
Пожалуй, не было в 30-е — 40-е годы на Британских островах футболиста популярнее, чем Фрэнк Свифт. Болельщики всех без исключения английских клубов, известные своим фанатизмом и преданностью местным идолам, произносили его имя с благоговейным почтением, позволяя себе разве что с добродушной фамильярностью величать его «Big Swifty» — Большой Свифти». отдавая дань таланту, смелости и искрящейся веселости этого долговязого голкипера.  

Сайт: Футболисты мира

Статья: Фрэнк СВИФТ



Родился 26 декабря 1915 года

Умер 6 февраля 1958 г.

Страна Англия.

Амплуа вратарь

Выступал за «Манчестер Сити» (1933-1950). Чемпион Англии 1937 г. Обладатель Кубка Англии 1934 г. В первом дивизионе английского чемпионата сыграл 341 матч. За сборную Англии выступил в 19 играх (1946 – 1949). Один из лучших вратарей в истории английского и европейского футбола. После окончания активной карьеры работал спортивным обозревателем. Трагически погиб с командой «Манчестер Юнайтед» в авиакатастрофе 6 февраля 1958г.

Пожалуй, не было в 30-е — 40-е годы на Британских островах футболиста популярнее, чем Фрэнк Свифт. Болельщики всех без исключения английских клубов, известные своим фанатизмом и преданностью местным идолам, произносили его имя с благоговейным почтением, позволяя себе разве что с добродушной фамильярностью величать его «Big Swifty» — Большой Свифти». отдавая дань таланту, смелости и искрящейся веселости этого долговязого голкипера.

Он и вправду был большим парнем: и ростом (191 см), и весом (89 кг) Бог не обидел, что было как нельзя для него кстати. Вратарь в 30-е годы в Англии был своего рода футбольный камикадзе, которого немилосердно, а порой и жестоко атаковали рослые и нахрапистые ребята, весившие под 90 кг, — именно таких богатырей отбирали на позицию центрального нападающего. Они без особых церемоний готовы были внести вратаря вместе с мячом в ворота. Правилами, например, тогда разрешалось (и это считалось особым шиком) выбивать мяч из рук вратаря и издевательски вколачивать в пустые ворота. Публике такие голы особенно нравились, они ценились даже выше, чем результативный «шут» из пределов штрафной площади или мощный удар головой. В таких схватках Свифт чувствовал себя как рыба в воде: когда мяч у него в руках, моментально оглядывался и, если видел, что 80-килограммовый локомотив несется на него для лобовой атаки, мгновенно опускался на колено, втягивая голову в плечи, и превращался в лыжный трамплин для нападающего, который перелетал через его голову прямехонько, в ворота. Можно себе представить, что творитесь в этот момент на трибунах. Поэтому игроки, хорошо знавшие Фрэнка, не отваживались уже на подобную атаку, боясь стать посмешищем в глазах всего стадиона.

В те годы романтического футбола, когда выходы соперников один на один с вратарем были далеко не редкостью, у Свифта и на такой крайний случай имелись сваи фирменные секреты. Выскакивая навстречу нападающему и сокращая таким образом угол обстрела, Свифт по-гандбольному раскидывал свои длиннющие руки и как бы невзначай смещался в один угол, открывая бившему заманчивую цель. В игре, когда время для принятия решения спрессовывается в один миг, футболисты часто попадались на эту нехитрую уловку: тотчас били в открытый угол, куда Свифт уже рефлекторно кидал свое долговязое тело. Но случалось, что и наш герой оказывался обведенным вокруг пальца не менее находчивым противником.

Таким вот образом Фрэнка наказал знаменитый центрфорвард из «Дерби Каунти» Питер Дохерти. В том майском матче, проходившем сразу после окончания второй мировой войны, поединок Свифта и Дохерти был стержнем зрительского интереса и напоминал арагонскую корриду, где тореадору во вратарских перчатках противостоял крепыш бычок с коротко стриженной головой. В один из моментов Дохерти оторвался от защитников и рванул к .воротам. Свифт двинулся навстречу, по привычке чуть-чуть смещаясь вправо, освобождая левый угол, и, когда по его расчету наступил момент удара, бросился .влево и... ощутил пугающую пустоту: Дохерти ловко перебросил мяч с ноги на ногу и пустил его вправо, где мгновением раньше стоял хитромудрый голкипер.

Свифт был ярчайшей индивидуальностью, притягивавшей на стадион толпы болельщиков. Он, в свою очередь, обожал публику, заводил ее своими веселыми выходками, никак не вязавшимися с рассудительностью английского характера. Ярким примером того, как Свифт мог сделать из нападающего карнавальную куклу, может служить матч в Чарльтоне, где ему противостоял игрок сборной Англии Дон Уолш, известный тем, что безжалостно обходился со стражами ворот. Так вот, Фрэнк трижды, подобно цирковому жонглеру, оставлял Уолша в дураках. Приняв высокую передачу на вратарскую площадку, Свифт в одной руке держал мяч, который в его деснице больше смахивал на горошину, и готов был уже ввести его в поле, когда, подскочил Уолш и, встав перед ним нос к носу, не давал вратарю двинуться. Тогда Фрэнк показал что хочет вбросить мяч через левое плечо Уолша, причем это движение было так естественно, что Дон мгновенно боднул головой влево, уверенный, что перехватит передачу. Свифт же элегантно, по-баскетбольному перевел мяч справа налево через проделывая этот трюк, достойный Мэджика Джонстона, трижды, и трижды Уолш, подобно бультереру, безрезультатно бросался из стороны в сторону, после чего Свифт с убийственно, невозмутимым лицом катнул мяч ближайшему защитнику. Местные фаны (а Свифт был гостем) умирали от хохота.

Комедиант и артист в воротах — это про Свифта, но такое утверждение верно лишь отчасти. Это еще и большой вратарь, истинный профессионал. Когда он выступал за сборную Англии, то был само внимание и добросовестность. Над его воротами развевался штандарт с фирменным девизом: «Результат превыше всего — потеха на закуску».

Международную карьеру Фрэнка обеднила вторая мировая война, из-за чего Свифт сыграл за сборную Англии только 19 матчей и только в двух матчах сборная Англии проиграла. В основном это были игры с командами Соединенного королевства, не уступавшие, правда, по накалу иным матчам на мировое первенство. Некоторые из них вошли в «золотой фонд» английского футбола.

В 1948 году Свифт сыграл один из своих самых памятных матчей на знаменитом «Хемпден Парке» в Глазго против сборной Шотландии в присутствии 140 тысяч зрителей. Уже в самом начале игры англичанин Стэнли Мэтьюз своим неповторимым дриблингом обошел пятерых защитников и выдал филигранный пас Томми Лаугону на ход, после чего «волынщики» начали с центра. Однако такое начало их совсем не смутило, и для Свифта началось настоящее светопреставление. Но к изумлению шотландских игроков и болельщиков его руки и ноги постоянно становились непреодолимой преградой на пути мяча. В начале второго тайма в борьбе за верховой мяч Свифт столкнулся с Билли Лидделом, левым крайним «Ливерпуля», и рухнул, корчась от боли. В воротах, несмотря на протесты врача, он остался. Именно благодаря ему англичане выиграли принципиальный матч — 2:0. Из раздевалки Фрэнка отправили в госпиталь, где констатировали перелом трех ребер. Как он мог доиграть почти 45 минут в таком состоянии, совершив несколько отчаянных бросков и постоянно сражаясь на выходах, одному Богу известно.

Фрэнк Свифт родился 26 декабря 1915 года и был вторым сыном в семье, жившей рыболовством в городке Флитвуде, что в графстве Ланкашир. Его старший брат Фред был уже профессиональным футболистом (кстати, тоже вратарем) когда 14-летний Фрэнк заканчивал школу. Фред играл за «Блэкпул», который в то время сражался во втором дивизионе. «Блэкпул» положил, глаз и на Фрэнка, но подписанию контракта помешала мать, мудро посчитавшая, что не дело, если два родных брате будут делить одно неделимое место а команде.

Так что Фрэнку ничего не оставалось делать, как ловить вместо мячей рыбку с папашей и изредка поигрывать в футбол. Он перепробовал несколько профессий, пока не остановился на мельнице, да и то только потому, что там была своя футбольная команда. И, наверное, мельничная командочка была что надо, раз однажды оказалась выбранной для спарринга самим «Манчестер Сити». После чего Свифта пригласили в знаменитый клуб с трехмесячным испытательным сроком за 10 шиллингов в месяц.

В 18 лет сама судьба вывела Фрэнка на дорогу к немеркнущей славе. Накануне его совершеннолетия в декабре, как по заказу (одно слово — судьба!), один за другим были выбиты два основных вратаря команды — Барбер и Лэнгфорд. «Манчестер Сити» неожиданно вынужден был как можно быстрее решать вопрос о покупке опытного голкипера. А пока Фрэнку Свифту доверили занять место в воротах на рождество 1933 года. Заполненный «Мейн Роад» — цитадель «МС» - стал свидетелем заупокойной по Свифту, когда «Дерби Каунти» четырежды заставляла его вылавливать мячик из сетки. «Они будут сумасшедшими, если поставят меня еще раз в ворота», — думал и сам Свифт, вспоминая впоследствии о начале своей карьеры. Тем более что предстоял кубковый матч с «Блэкберн Роверс». Но руководство клуба, как ни странно (думается, вынужденно), дало ему еще один шанс проявить себя. Он-то и оказался решающим в судьбе Свифта, который в тот день родился как основной вратарь «М С» и помог одолеть «Роверс» — 3:0. Следующие кубковые игры с «Шеффилдом» и «Халлом» Фрэнк отстоял на ноль, чтобы в четвертьфинале сойтись лицом к лицу с великим Стэнли Мэтьюзом, выступавшим за «Сток Сити». Его рукопожатие после проигранного «Стоком» 0:1 матча означало для юного Свифта очень многое.

В полуфинале против «Астон Виллы» Фрэнк сыграл, по его собственному признанию, один из лучших матчей в своей карьере. Бирмингемцы, традиционно кубковые бойцы, ничего не могли сделать с этим долговязым юнцом в воротах. Удары сыпались с разных дистанций, но поймавшего кураж Свифта было в тот день не пробить. В одной из атак мяч, лущенный с сумасшедшей силой с пяти метров, попал ему в лицо, и... последующие минуты матча он помнил плохо. Очевидцы вспоминали, что после такой контузии Свифт тем не менее взял несколько очень сложных мячей и безошибочно сыграл на выходах. Манкунианцы, ведомые будущим легендарным тренером «Манчестер Юнайтеда» Маттом Басби, поддержали самоотверженную игру своего вратаря, разбив «Виллу» наголову — 6:1, и вышли в финал Кубка Англии. К тому времени поправился и основной вратарь Лэнгфорд, но так как Фрэнк и в лиге играл достаточно стабильно, в «МС» решили поставить на Свифта и выпустили его на поле переполненного «Уэмбли». Кто бы мог подумать! Еще пять месяцев назад он был лишь игроком третьей команды, а сегодня пожимает руку самому королю Георгу V на традиционном представлении игроков перед финальным матчем на Кубок Англии.

Соперник «МС» по финалу «Портсмут» считался в этой встрече явным фаворитом, и никого не удивило, когда Свифт в середине первого тайма в сердцах пнул мяч, побывавший в его воротах, к центру поля. «Портсмут» методично наращивал темп, манкунианцы упорно пытались выровнять игру. За несколько минут до перерыва произошел эпизод, который мог стоить Фрэнку всей дальнейшей карьеры, Матт Басби, видя, как страшно нервничает Свифт после пропущенного гола, решил, что будет не лишним. если голкипер, приняв пас, успокоится и войдет в ритм игры. И метров с тридцати несильно катнул мяч в свою штрафную площадь. Ну кто мог представить, что Фрэнк, выбежав из ворот, неловко растопырит руки и пропустит его между ног. Под нарастающий рев «Уэмбли» в ворота «М С» катился второй гол, а вслед за ним на карачках судорожно полз перепуганный голкипер. В последний момент за метр до роковой черты Свифт в отчаянном броске сумел выбить мяч на угловой. Игроки «Манчестера» наконец смекнули, что сегодня играют без вратаря, и усилили нажим на «Портсмут», не давая соперникам ни единого шанса пробить по своим воротам. Свифт, оказавшись практически вне игры, ободрал краску со штанг своих ворот, пытаясь взять себя в руки. За 15 минут до конца «М С» сравнял счет, а за пять забил второй гол. Последние минуты стали невыносимой пыткой для Свифта, и, когда судья (а это был не кто иной, как будущий сэр Стэнли Роуз) дал финальный свисток, Фрэнк на глазах у всего стадиона рухнул без сознания за линией ворот. Через несколько минут пришедший в себя Свифт уже стоял в ряду своих партнеров, ожидая медали и поздравлений от короля. «Его Величество спросил меня, как я себя чувствую. Самой собой, я ответил, что никогда не чувствовал себя лучше, Я ведь выиграл свою первую в жизни награду, и какую! Медаль победителя Английского кубка!»

Как и многие футболисты, Фрэнк был ужасно суеверен. Перед финалом он по ошибке взял бутсы брата и не имея возможности потом поменять на свои, вынужден был играть в них против «Портсмута». А, став победителем Кубка, навсегда оставил их себе как бесценную реликвию. Надевал их только на самые важные матчи в клубе и сборной и берег их, как зеницу ока.

Став вратарем первой команды «Манчестер Сити», Свифт обрел уверенность, набрался опыта и о своих нервных срывах на заре футбольной юности вспоминал с улыбкой. Не прошло и двух 'сезонов, как в Англии все, кто имел какое-либо отношение к футболу, были твердо убеждены в том, что лучший вратарь страны — Фрэнк Свифт. Сезон 1936— 1937 годов был вообще звездным в истории «МС». Команда находилась в самом соку, многим игрокам было около тридцати, они были опытны, быстры и агрессивны. Свифт, как скала, возвышался в воротах, цементируя и без того прочную оборону. Так что вполне закономерно, что «Манчестер Сити» выиграл в том году чемпионат Англии, и его болельщики с оптимизмом смотрели в будущее. Однако следующий сезон ознаменовался оглушительным крахом. Клуб резко начал сдавать свои позиции, проигрывая матч за матчем. Начались разборки, смена руководства, перетасовки состава, что в итоге не довело до добра. Свифт же играл все лучше и лучше, став основным кандидатом в сборную, но сползание своего клуба во второй дивизион остановить не мог. Через год началась вторая мировая война, и «М С» распрощался с первой лигой на целых десять лет.

Как семьянина с двумя детьми. Свифта не призвали в армию. Английская футбольная ассоциация приняла решение, что профессиональные футболисты во время войны могут играть за любой клуб. расположенный поблизости от его места военной службы или работы. При этом игроки не имели права окончательно переходить в этот клуб, а также заключать какие-либо финансовые контракты. По вердикту ассоциации футболисты получали за матч по два фунта стерлингов. Даже в те страшные военные годы футбол не умер: правительство Черчилля понимало, как много значит эта игра для тысяч людей, стоявших под ружьем или работавших на заводах. Правда, иногда команды не могли набрать полного состава на матч. 'Многие футболисты были призваны в армию и воевали на фронте. Поэтому за «МС» на поле выбегал и секретарь клуба, никогда ранее серьезно не игравший в футбол, и сам тренер, которому перевалило далеко за пятьдесят.

Свифт по совету приятеля пошел служить в полицию Манчестера. 'Новоиспеченному констеблю было вменено в обязанность регулировать движение на улицах и вылавливать диверсантов. Принять участие в боевых действиях ему не пришлось, а вот регулировщиком — случалось. И так как навыков полисмена у него 'не было никаких, то он сполна ощутил на себе все бездонные глубины языка великого Шекспира. В разгар войны, с началом бомбардировок Манчестера, Свифт, добровольцем уходит в армию на должность спортивного инструктора. Его прикомандировывают в лагерь для новобранцев в Олдершоте, по традиции считавшемся центром подготовки британской армии. Как и каждый английский городок, Олдершот имел свою футбольную команду, выступавшую в третьем дивизионе. С началом войны Олдершот представлял собой кладезь лучших английских, шотландских, североирландских и валлийских игроков, призванных в ряды Вооруженных сил Его Величества. Каждую неделю непримечательный ранее городок мог выставлять новую команду, полную звезд. По окончании войны футбол возвратился в привычную колею. В сезоне 1945—1946 годов Свифт снова защищал ворота «Манчестер Сити». Будучи еще военнослужащим, он каждую неделю получал увольнительную на игры лиги и Кубка.

После демобилизации Фрэнк оказался на распутье: ему уже было за 30, у него семья, которую он должен содержать, а в карманах негусто. Война съела все сбережения, добытые потом на тренировках и играх. Приятель предложил ему место клерка в одной из своих продуктовых фирм. Принятие предложения означало конец профессиональной карьеры футболиста, о чем и слышать не хотели в «МС». Дела команды шли явно на поправку, и в 1947 году «МС» вернулся в первый дивизион. Свифт переживал вторую молодость. Его игра была проста и надежна. Именно благодаря ему манкунианцы после возобновления нормального чемпионата смогли показывать стабильную, гарантирующую возвращение в первый дивизион игру. В клубе было много честолюбивых новичков, и Фрэнк с его опытом и непререкаемым авторитетом мог принести еще огромную пользу команде. Бурю негодования вызвали намерения Свифта и в Английской футбольной ассоциации.

Возобновлялись и активизировались прерванные войной международные контакты. Англичане выходили из скорлупы самоизоляции и планировали серию встреч с континентальными командами. Свифт рассматривался как бесспорный кандидат в ворота национальной сборной.

Сколько он значил для английского футбола, показал матч сборных Великобритании и Европы, проведенный 10 мая 1947 года в Глазго. Британцы выиграли 6:1, но что они были бы без Свифта? Их агрессивной и прямолинейной игре «европейцы» противопоставили быстрые, техничные комбинации, где главными действующими лицами являлись шведы Грен и Нордаль. Первый своими хитроумными пасами разрывал оборону островитян, второй — как наконечник копья, был готов, результативно завершить атаку. Трижды в первом тайме Свифт разгадывал головоломки Грена и, вовремя выбегая к границе штрафной площади, своими излюбленными приемами ликвидировал выходы Нордаля. А удар голландца Вилькеса метров с пятнадцати, парированный Фрэнком из «девятки», вызвал овации на «Хемпден Парке». Иногда счет в матче, как оценки в школе, далеко не всегда отражают истинное положение дел — это как раз тот самый случай. 6:1 сложился из ошибок «европейского» вратаря Дарюи, сомнительного пенальти, назначенного судьей Ридером в пользу британцев, мощного английского нападения во главе с Мэтьюзом и Лаутоном и, конечно же, блестящей игры Свифта. Недаром после матча у Фрэнка болела шея от дружеских похлопываний партнеров, восхищенных его игрой.

А в апреле 1948 года Свифт сломал три ребра в уже упоминавшемся матче с Шотландией и... подвергся массированной атаке своих родных, требовавших, чтобы он заканчивал свою футбольную карьеру. Все чаще и ему самому приходила на ум эта грустная для любого игрока мысль. Тренер сборной Англии Уолтер Уинтерботтом, понимая Фрэнка, старался оттянуть момент расставания, так как не видел в английских клубах голкиперов, сравнимых со Свифтом.

16 мая 1948 года Англия проводила в Турине принципиальнейший матч с итальянцами за право называться сильнейшими в Европе. Нет ничего удивительного в том, что товарищеские матчи в то время котировались столь высоко и вызывали колоссальную волну интереса: Италия была двукратным чемпионом мира в турнирах, которые игнорировали родоначальники футбола. Этот матч был своего рода точкой, которую надлежало поставить над «i».

Легендарный Витторио Поццо собрал под свои знамена все лучшее, чем располагал итальянский футбол на тот день. «Стадио Комунале» в Турине был заполнен до последнего местечка за два часа до игры и подогревался музыкальными ариями тиффози, не сомневавшихся в победе своей «скуадры адзурры». И действительно, несмотря на то, что Морnенсен уже на 4-й минуте открыл счет, итальянцы уверенно удерживали в руках нити матча. И здесь настал час Свифта. Было просто непонятно, каким образом он мог парировать подряд мощнейшие удары Валентино Маццолы и Карапеллесе. Особенно хорош был у итальянцев Маццола. Его дриблинг и резкие удары трижды заставляли вздрагивать не только местных болельщиков, но и игроков английской сборной. И трижды Фрэнк дотягивался до мяча, выбивая этим почву из-под ног итальянских футболистов. После одного из таких подвигов Валентине развел руками и, подбежав к Свифту, поднял большой палец, прокричав «браво». Чемпионы мира были разбиты 0:4, и итальянские журналисты на следующий день... хвалили своих игроков за самоотверженность и старание, одновременно выражая им свое сочувствие, что тем пришлось играть против «долговязой скалы» в воротах.

Когда же Фрэнк наконец закончил свои выступления, а случилось это в 1950 году, то не пошел ни в какие конторы, супившие ему большие барыши. Он с радостью принял приглашение вести футбольную колонку обозревателя в журнале «News of the World». Его природный юмор и доскональное знание футбола придавали репортажам особую притягательную силу. Увы, его не менее блестящую журналистскую карьеру трагически прервала смерть. Свифт, спаянный с Манчестером, был одним из восьми журналистов, которые сопровождали «Манчестер Юнайтед» в 1958 году в его поездке в Белград на ответный четвертьфинальный матч Кубка чемпионов с «Црвеной звездой». Путь в полуфинал был открыт, и для Фрэнка это было большой радостью — пусть не его любимый «Сити», пусть «Юнайтед», но именно Манчестер ходил в героях. Обледенелый самолет рухнул в мюнхенском аэропорту, унося в мир иной цвет английского футбола. Есть что-то мистическое в том, что рядом в салоне сидели восходящая звезда 18-летний Дункан Эдвардc и легендарные Свифт и Басби. Судьбе было угодно забрать Эдвардса и Свифта, а Матту Басби подарить шанс создать новую легенду для их с Фрэнком любимого Манчестера. И видит Бог, ему это удалось.