Саляме Али

, палестинский террорист

(1940 - 22.01.1979)   "Влияние отца стало для меня личной проблемой. Я рос в семье, считавшей вооруженную борьбу против израильтян наследством, которое должно передаваться из поколения в поколение. Мое воспитание было политизированным. Я жил делом Палестины. Моя мать хотела, чтобы я стал вторым Хасаном Саляме".  

Автор: Константин КАПИТОНОВ

  АЛИ ХАСАН САЛЯМЕ - "КРАСНЫЙ ПРИНЦ"

  ...5 сентября 1972 года во время 20-й Олимпиады в Мюнхене боевики организации "Черный сентябрь" в 4 часа 25 минут утра напали на корпус в олимпийской деревне, располагавшейся на Коннолиштрассе, 31, где проживала команда Израиля. Итог - 11 убитых спортсменов и тренеров.
   Сразу же после мюнхенской трагедии премьер-министр Голда Меир публично пообещала развернуть войну с целью мщения. В ней, по ее словам, Израиль "будет бороться с упорством и умением на обширной, опасной и, имеющей жизненно важное значение, линии фронта".
   На следующий день после похорон она пригласила в свою иерусалимскую резиденцию шефа МОССАД генерала Цви Замира и личного советника по вопросам терроризма Аарона Ярива.
   - Хочу, чтобы вы знали, - сказала глава правительства. - Я приняла решение о начале возмездия. Это мое решение и всю ответственность я беру на себя... Готовьте своих парней!
   Вскоре в отделе специальных операций была создана группа, которой поручили организацию убийств в странах Европы и Ближнего Востока. Были тщательно проанализированы досье террористов и их лидеров. Уничтожению подлежали только те, кто этого заслужил.
  Первым в списке на уничтожение значился Али Хасан Саляме - начальник оперативного отдела организации "Черный сентябрь", больше известный как Абу Хасан и проходивший в оперативных документах МОССАД под именем "Красный принц".

  Из досье МОССАД

   Организация "Черный сентябрь" (точное название "Рука Черного сентября") заявила о себе в ноябре 1971 года, когда в Каире ее боевиками был убит иорданский премьер-министр Васфи Тель. В организацию входят палестинцы, поставившие перед собой задачу - мстить за изгнание палестинцев из Иордании в сентябре 1970 года. "Черный сентябрь" - это прикрытие для так называемой "революционной системы безопасности" организации ФАТХ. Создание "Черного сентября" свидетельствует об окончательном переходе ООП и его руководства к тактике террора. "Черный сентябрь" действует решительно, демонстрируя полную неразборчивость в средствах.
  Всеми операциями "Черного сентября" руководит Али Хасан Саляме. С самого начала своей деятельности он отстаивает точку зрения, что Израиль можно одолеть только силой. Единственный метод - жестокий и непрерывный террор. Предан идее сбросить евреев в море.

  *  *  *

  *  *  *

  ...6 июня 1967 года началась третья арабо-израильская война, получившая название "шестидневной". С первых минут боевых действий превосходство ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля) было явным. Несколько часов спустя после начала войны в небольшое здание, расположенное на тихой улице иорданской столицы, в котором размещался призывной пункт организации ФАТХ, вошел молодой человек.
   - Я только что прибыл из Кувейта, - сообщил он. - Я хочу сражаться.
   Дежурный офицер поднял глаза на незнакомца. Перед ним стоял удивительной красоты молодой человек с длинными густыми волосами, спадавшими до плеч. У него был широкий лоб, черные, как угли, глаза, прямой нос и пухлые губы. Худощавый, среднего роста, он был одет во все черное: модная шелковая рубашка и не менее модные брюки. На шее - тяжелая золотая цепочка.
   - Имя? - спросил офицер.
   - Саляме, - ответил он и уточнил: - Али Хасан Саляме.
   Это имя ничего не говорило дежурному, но он внес его в список.
   Но когда некоторое время спустя лидер ФАТХ Ясир Арафат увидел в списках имя Али Хасана Саляме, его охватило волнение. Он хорошо знал Саляме-старшего. И не только знал: они вместе сражались против израильтян во время первой арабо-израильской войны в 1948 году. Больше того, они были дальними родственниками.
   Али Хасан Саляме родился в Рамле - городке между Тель-Авивом и Иерусалимом. Он принадлежал к палестинской аристократии. Его отец - шейх Саляме, был активным борцом арабского сопротивления задолго до создания государства Израиль. Он участвовал в рейдах на еврейские поселения в Палестине и в 1948 году в разгар первой арабо-израильской войны погиб от взрыва фугасной бомбы.
   Али Хасану было тогда шесть лет. Некоторое время спустя родилась сестра, которой дали имя - Джихад, что в переводе с арабского означает "священная война". Его мать, твердого характера женщина, родственники и друзья семьи с раннего детства рассказывали ему об отце-герое, о борьбе, которую он вел, о трагической судьбе палестинцев, многие из которых по вине израильтян превратились в беженцев. Мать хотела, чтобы сын продолжил дело отца.
   Позднее Али Хасан признается:
   - Влияние отца стало для меня личной проблемой. Я рос в семье, считавшей вооруженную борьбу против израильтян наследством, которое должно передаваться из поколения в поколение. Мое воспитание было политизированным. Я жил делом Палестины. Моя мать хотела, чтобы я стал вторым Хасаном Саляме.
   Но Саляме-младший считал этот довод неубедительным. У него не было ни малейшего желания кому-то мстить, и поэтому он упорно сопротивлялся просьбам своей матери включиться в борьбу.
   - Я хотел быть самим собой, - объяснил он позднее. - А мне все время напоминали, что я сын Хасана Саляме, что я должен быть на высоте и т. д. Это создавало мне большие проблемы.
   С детства Саляме-младший разрывался между жизненными ценностями, которые ему прививали в семье, и ежедневной действительностью Бейрута, где они тогда жили. Дома ему напоминали о его аристократическом происхождении, а в школе, среди сверстников, палестинец считался синонимом ссыльного, отверженного беженца, отбросом общества.
   Семья жила в достатке. Все, что можно было купить за деньги, покупалось. Али Хасан жил в хорошем доме, находившемся в престижном районе ливанской столицы Ашрафие, учился в привилегированном колледже "Макассед". Когда ему исполнилось 14 лет, мать отправила его учиться в колледж Бир-Зейт, расположенный на западном берегу реки Иордан, тогда еще не оккупированном израильтянами.
   В 1958 году из-за начавшейся гражданской войны в Ливане семья перебралась в Каир, где Али Хасан окончил среднюю школу. Затем он отправился в Германию, чтобы продолжать образование. Там он учился на инженера в различных университетах.
   Уже тогда он потянулся к красивой жизни. Тратил значительные суммы на одежду, предпочитая черный цвет. Любил изысканные блюда и вина, спортивные машины и красивых женщин. Почти каждый день ходил в спортивный зал заниматься "боди-билдингом". И через некоторое время заметно увеличил свою мускулатуру. Он также увлекся каратэ, что впоследствии придало ему уверенность в себе.
   В 1963 году Али Хасан вернулся в Каир. Чтобы порадовать мать, он женился на девушке, которую та ему выбрала. Это была скромная девушка из семьи муфтия аль-Хусейни. Но, даже женившись, он продолжал вести жизнь "плей-боя", проводя большую часть времени в ночных клубах Каира.
   Первого сына он назвал в честь отца - Хасаном.
   Под нажимом матери вступил в Организацию освобождения Палестины. Ему поручили канцелярскую работу в бюро ООП в Кувейте. Однако "шестидневная война" круто изменила его жизнь...

  *  *  *

  *  *  *

   В Аммане Али Хасан познакомился с одним из соратников Ясира Арафата Салахом Халефом, больше известным как Абу Аяд, который возглавлял военную разведку ФАТХа.
   Первым заданием, которое Абу Аяд поручил Саляме, - поиск в рядах организации израильской агентуры. Али Хасан начал изучать личные дела бойцов ФАТХ. В течение года ему удалось разоблачить около 20 израильских агентов.
   ...23 июля 1968 года трое палестинцев захватили пассажирский самолет израильской авиакомпании "Эл - Ал", выполнявший рейс по маршруту Рим - Тель-Авив. Это был первый захват самолета, открывший новую страницу в израильско-палестинском противостоянии. Операцию разработал Али Хасан Саляме, а осуществили бойцы организации Народный фронт освобождения Палестины, которую возглавлял Жорж Хабаш.
   Затем, в ноябре 1971 года, он провел операцию, в результате которой был убит иорданский премьер-министр Васфи Тель. Вскоре он спланировал и осуществил новую операцию: покушение на посла Иордании в Лондоне Зеида Ар-Рифаи. Однако тот был только ранен, а покушавшийся сумел скрыться. Некоторое время спустя последовали новые операции против представительств Иордании и ее представителей в разных странах мира.
   Надо сказать, что в Израиле к операциям "Черного сентября" отнеслись почти равнодушно. Прежде всего потому, что они были направлены против Иордании. Кроме того, Израиль в это время был занят проблемой терроризма в оккупированном секторе Газа. Лишь после того, как боевики "Черного сентября" захватили в начале мае 1972 года пассажирский лайнер авиакомпании "Сабена" и приземлились в израильском аэропорту Лод, в Тель-Авиве сообразили, что имеют дело с весьма серьезной организацией.
   Захваченные террористки Тереза Хальса и Рима Таннус в ходе допроса упомянули имя Али Хасана Саляме. Только после этого руководители военной разведки, МОССАД и Шин-Бет дали указание своим подчиненным собрать всю информацию об организации "Черный сентябрь", Али Хасане Саляме и других лидерах. Но израильские секретные службы, считавшие себя лучшими в мире, сели в лужу. Тогда они не добыли никакой информации о "Черном сентябре".
   Все изменилось после кровавой драмы на 20-й Олимпиаде.
   Справедливости ради следует отметить, что изменение позиции руководителям МОССАД далось нелегко. Нет, ни Замира, ни Ярива не волновала этическая сторона вопроса. С их точки зрения люди, задумавшие и осуществившие убийство в Мюнхене, сами лишили себя права на жизнь. Они опасались лишь осложнений, связанных с последствиями таких операций.
   Вопрос о ликвидации Саляме для израильских спецслужб стал наиболее важным. Во-первых, он шел в списке смертников под номером один. Во-вторых, в МОССАД считали, что именно он был ответственен за убийство спортсменов в Мюнхене. Правда, уверенности в том, что эту идею выдвинул Саляме у руководителей МОССАД быть не могло, Но у них было достаточно данных, свидетельствующих о том, что именно он разрабатывал план мюнхенской операции и координировал действия ее участников. Больше того, само понятие "террорист" ассоциировалось в то время в Израиле с именем Саляме.
   План возмездия был лишь одним из элементов в политике контртеррора Аарона Ярива и Цви Замира. Они отдавали себе отчет в том, что теперь им противостоит прекрасно подготовленный и профессионально обученный противник, ликвидировать которого будет нелегко.
   Да и сам Саляме был достаточно умным и ловким человеком. Он никогда не жил подолгу на одном месте. Для этого в его распоряжении был целый набор дипломатических паспортов. В частной жизни он придерживался одного стиля, не слишком его разнообразя, хотя и жил в полном достатке. Он был осторожен и старался не обращать на себя внимание. Хорошо обученные телохранители всегда находились неподалеку.
   Больше того, Саляме хотел не только избежать встречи с агентами МОССАД, но одновременно выставить Израиль в черном свете. Для начала он нашел нескольких добровольцев, которые согласились дать себя завербовать израильской разведке. В их задачу входило сообщить несколько дат и мест, где Саляме якобы планировал остановиться. Это были, конечно, ложные маршруты. Но один из таких маршрутов привел агентов МОССАД в небольшой норвежский городок Лиллехаммер, расположенный неподалеку от Осло.

  *  *  *

   ...В начале июля 1973 года МОССАД получил информацию, из которой следовало, что Саляме должен прибыть в Норвегию для организации сети ячеек "Черного сентября". Его связным назначен Кемаль Бинамен - палестинец, живший в Женеве.
  МОССАД спешно создал "ударный отряд", в который было включено 14 человек. Двое занимались непосредственно Саляме, двое обеспечивали прикрытие, еще двое отвечали за всю подготовку. Кроме того, в группе был офицер связи, шесть оперативных сотрудников и руководитель по имени "Майк". В Лиллехаммере эти агенты взяли под наблюдение Кемаля Бинамена.
   21 июля 1973 года агенты МОССАД прибыли в Лиллехаммер и остановились в отеле "Виктория" в полной уверенности, что напали на след человека, за которым израильские спецслужбы охотятся в течение длительного времени.
   В 20 - 00 человек, которого израильские агенты принимали за Саляме, в сопровождении беременной женщины вошел в кинотеатр, где демонстрировался фильм с Ричардом Бартоном в главной роли. В 22 - 30 они вышли из кино, а в 22 - 40 сошли с автобуса и направились к дому. Оба не обратили внимания на машину, которая медленно к ним приближалась.
  Из машины выскочили двое мужчин и начали стрелять. Араб успел крикнуть: "Нет!" И тут же был смертельно ранен. Шатаясь, он попытался бежать, но, схватившись руками за живот, упал на тротуар. Женщина, отчаянно крича, бросилась к нему.
   В 22 - 50 полиции стало известно о случившемся. Несколькими минутами позже полицейские уже были на месте.
   Убитым оказался марокканец Ахмед Бухики, работавший официантом в Лиллехаммере. Он и его беременная жена были жителями этого города. Был убит ни в чем не повинный человек, который, на свою беду, был необыкновенно похож на "Красного принца".
   А Саляме действительно был в Лиллехаммере. По невероятному стечению обстоятельств "ударный отряд", прибывший туда во время, ошибся в выборе мишени.

  *  *  *

  *  *  *

   После событий в Лиллехаммере Саляме стал менее осторожен. Он поверил в собственную неуязвимость. Спасал его врожденный инстинкт самосохранения. Его враги были не в состоянии предугадать, где и когда он появится.
   Вскоре наступил момент, когда Саляме счел себя неуязвимым настолько, что вышел из укрытия и решил сыграть роль посредника между ООП и США. Он занимался организацией выезда из Бейрута американцев и европейцев, застрявших в ливанской столице в начале гражданской войны.
   Во время гражданской войны, начавшейся в Ливане 15 апреля 1975 года, Саляме жил в Бейруте. Когда-то он назвал себя "призраком, которого преследует Израиль". И вдруг этот "призрак" материализовался, стал личностью вполне конкретной, человеком, действия которого можно предвидеть.
   Ему было уже под сорок, и бродячая жизнь, судя по всему, становилась ему в тягость. К тому же, возможно, у него возникла надежда, что израильтяне после стольких неудач отступятся, и он сможет вести нормальную жизнь.
   Но МОССАД не забыл о нем...
   ...28 июня 1978 года Али Хасан Саляме женился на красивой ливанке Джорджине Ризк, которая в 1971 году завоевала в Майами-Бич на конкурсе красоты титул "Мисс Вселенная". Через семь месяцев выяснится, что этим браком он подписал себе смертный приговор...
   Джорджина - брюнетка с зелеными глазами и длинными ресницами - училась в Бейруте в женском католическом колледже, была примерной ученицей. Она любила кино, занималась спортом, увлекалась танцами и рок-музыкой. Когда ей исполнилось 15 лет, она бросила колледж, освоила профессию манекенщицы и стала работать в представительстве австрийской туристической фирмы. Некоторое время провела в Кувейте, Германии, Ливии и Бельгии.
   В 1969 году в возрасте 16 лет Джорджина стала "Мисс Ливан". Два года спустя приняла участие в конкурсе красоты в Майами-Бич и одержала победу. Вернувшись в Ливан, она начала сниматься в кино, петь на радио и телевидении. Открыла собственный магазин модной одежды.
   Саляме купил для нее квартиру в Бейруте на улице Верден и стал все чаще бывать там. С первой женой и двумя сыновьями он сохранил тесные контакты. Его жизнь стала более упорядоченной, что дало возможность МОССАД покончить с ним.
   После женитьбе на Джорджине Али Хасан Саляме стал часто говорить о смерти.
   - Рано или поздно я умру. Я буду убит. Впрочем, смерть в любой форме - это профессия палестинцев.
   Говоря о смерти, он подчеркивал, что его дети продолжат борьбу, как он в свое время продолжил дело отца.
   В МОССАД знали, что Саляме редко покидает Бейрут, что он всегда в окружении многочисленных телохранителей. Один из ветеранов разведки вспомнил, что Саляме увлекается каратэ, и предложил организовать засаду в спортивном клубе, или, наконец, в бассейне, сауне. Но выяснить, в каком бассейне Саляме плавает, в какой бане парится, агентам МОССАД не удалось.
   ...В конце 1978 года Эрика Мэри Чамберс - женщина средних лет, у которой был британский паспорт, сняла квартиру на восьмом этаже в доме на углу улиц Верден и Мадам Кюри. Как раз напротив дома Джорджины Ризк. Она перезнакомилась со всеми соседями и просила называть ее Пенелопой. Большую часть времени она проводила у окна, занимаясь живописью. Ее городские пейзажи были безыскусны, но точны.
   17 января 1979 года некий Питер Скрайвер, человек с паспортом © 260896, выданным в Лондоне 15 января 1975 года, прибыл в бейрутский международный аэропорт. Он сообщил о себе как о техническом консультанте и соответствовал во всех отношениях идеальной модели британского бизнесмена. Скрайвер поселился в отеле "Медитеранэ" и взял напрокат "фольксваген".
   Еще через день в Бейруте появился канадец с паспортом © ДС 104277, выданном на имя Рональда Кольберга. Он отправился в отель "Рояль Гарден" и взял напрокат машину марки "Симка-Крайслер" серого цвета.
   22 января 1979 года в столице Сирии Дамаске должна была открыться ежегодная конференция Палестинского национального совета. Арафат просил Саляме приехать на открытие. В тот же день был день рождения младшей сестры Джихад, и Саляме обещал заехать поздравить ее, перед тем как отправиться в Сирию.
   Джорджина была на пятом месяце беременности. За утренним кофе Саляме сказал ей:
   - Я хочу девочку.
   - А я - мальчика. Хочу, чтобы он был похож на тебя. Хочу второго Али.
   - А я хочу, чтобы девочка была такая же красивая, как ты...
   Поцеловав жену, Саляме покинул квартиру и в сопровождении четырех телохранителей направился к машине. Водитель Джамиль открыл дверь "шевроле" и Саляме устроился на заднем сиденье между двумя телохранителями. Двое других сели в "Лэнд-Ровер", стоявший сзади. Обе машины поехали в сторону дома, где жили мать и сестра Саляме, чтобы оттуда отправиться в Дамаск.
   Эрика Чамберс, она же Пенелопа, закрыла свое окно и, стоя за портьерой, внимательно смотрела на дорогу и на "фольксваген" припаркованный внизу. Вскоре она увидела "шевроле", который медленно въехал на улицу Верден. Машин почти не было. До "фольксвагена" осталось десять метров... Восемь... Шесть... Четыре... Два... Глядя на улицу, Пенелопа нажала на кнопку дистанционного управления. Мгновение спустя раздался оглушительный взрыв, в небо взметнулся столб огня.
   Мать Али в своей квартире услышала взрыв. Повернувшись к дочери, она сказала:
   - Позвони брату.
   Джихад набрала телефон Али. Никто не снял трубку. Мать Саляме тотчас бросилась на улицу. Десять минут спустя она уже была перед домом своего сына. Бойцы ФАТХ стояли у подъезда. Они плакали. Мать Саляме поняла все...
   В суматохе никто не заметил, как Эрика Чамберс вышла из своего подъезда, села в машину "датсун" и уехала в неизвестном направлении. Пятнадцать минут спустя она уже была на шоссе, ведущим в Джунию.
   А в это время в американском госпитале хирурги боролись за жизнь Саляме. Спасти его не удалось. Он умер на операционном столе, не приходя в сознание. Почти в том же возрасте (около 38 лет), что и его отец.
   Когда Арафат произносил речь на открытии конференции, ему передали телеграмму. Сначала он не поверил и потребовал подтверждения. Когда ему вручили вторую телеграмму, он заплакал. Стоя на трибуне.
   На следующий день шеф МОССАД отправил премьер-министру достаточно выразительную телеграмму: "Мы отомстили за Мюнхен!"
   В похоронах Али Хасана Саляме участвовало около 50 тысяч палестинцев. Первая жена и два сына шли за его гробом. Джорджине не разрешили подойти к телу мужа.
   Нет никакого сомнения, что именно Эрика Мэри Чамберс (Пенелопа), которая ни у кого не вызывала никаких подозрений, подложила под бампер "Шевроле", принадлежавшего Саляме, крохотный радиопередатчик, способный давать коротковолновые сигналы. Для этого ей понадобилось не более двух-трех секунд. Может быть, она это сделала в тот момент, когда наклонилась, чтобы завязать шнурок на своем ботинке?
   Скрайвер, судя по всему, начинил "фольксваген" взрывчаткой, оставил ключи Кольбергу, который припарковал машину в непосредственной близости от дома Саляме.

   ...Утром 15 мая 1979 года, в день, когда Израиль отмечал 31 годовщину своего провозглашения, Джорджина родила сына. У него были черные, как у отца, волосы и зеленые, как у матери, глаза. Весил он 4 килограмма.
   В своей госпитальной палате, окруженная бойцами "Фатх", она сказала:
   - Сегодня я вновь королева... Али вернулся...
   Помолчав, она добавила:
   - Али был сыном Арафата. Оба они были сыновьями революции. Сыновья Али - Хасан, Усама и наш - они тоже сыновья революции. Они продолжат дело отца. И сделают меня счастливой.
   Она решила назвать сына Али - Али Хасан Саляме.
   Старшие поклялись отомстить за отца...