Саган

(р. 21 июня 1935)   Она уже давно подзабыла свое настоящее имя - Франсуаза Куарез. Она сжилась и срослась со своим литературным именем - Франсуаза Саган. Сидя в кабинете своей роскошной парижской квартиры, она с легкой усмешкой просматривает газетные статьи, в которых критики изощряются в поисках эпитетов для обозначения ее таланта: "Смесь цинизма, эгоизма, лиризма, с большой долей светской легкости, несомненный талант, отсутствие таланта, один шаг до гениальности, нахалка, попавшая в литературу случайно". Вот далеко неполный перечень всех этих эпитетов.  

Автор:


  Кажется, что аура, атмосфера легкого скандала, поднявшаяся при появлении Саган в литературе, в середине 50-х, так никогда и не утихла. Еще бы! 19-летняя девчонка пишет и издает повесть, в один миг всколыхнувшую устои строгой, католически добропорядочной Франции!

  Кто в этом виноват - насмешница Фортуна или любимый писатель и учитель мадам Саган, (которого она прочитала в 14 лет) - Сартр, она не знает.

  Родилась и училась будущая знаменитость в семье богатого промышленника, ни в чем не знала отказа, получила прекрасное книжное образование в католическом пансионе, но к шестнадцати годам полностью утратила веру в Бога и во всякие чудеса. Выйдя из пансиона, Франсуаза, одержимая страстью к литературе, поступает на филологический факультет Сорбонны - Парижского университета. Но богемная жизнь звезд привлекает ее не меньше университетских лекций. Она встречается в маленьких уютных парижских кафе с художниками, писателями, артистами. Беседы до полуночи, визиты, концерты... А по ночам она пишет свою первую повесть со странным названием "Здравствуй, грусть!"

  Вспоминая свой дебют, мадам Саган считает теперь, что ей несказанно повезло, потому что господин Жюйяр умел не только чутьем хорошего литератора определять будущий талант, но и имел средства для того чтобы организовать хорошую рекламу, привлечь внимание читателя к этому таланту.

  Тема романа написанного худенькой, остроносой девушкой с большими, задумчивыми глазами поразила даже умудренного жизненным опытом Жюйяра: юная девушка, не достигшая совершеннолетия, искренне и без притворства рассказывает о том, как хорошо быть молодой, здоровой, счастливой, любить жизнь и наслаждаться ею в объятьях любовника.

  Для Франции с богатыми литературными традициями католицизма такой сюжет и сам финал романа - с кажущейся победой аморальности - был, мягко скажем, необычен! И даже в самых смелых мечтах Жюйяр не мог предвидеть того оглушительного, скандального успеха, который обрушился на юную дебютантку!

  Роман стал бестселлером и за год было опубликовано более миллиона экземпляров на разных языках и в разных странах. Автора преследовали толпы журналистов, брали у нее интервью, описывали жизнь. В прессе было опубликовано множество ее фотографий.

  Книга Саган стала своего рода символом, знамением времени, а образ главной героини, казалось, воплощал провозвестниц эпохи свободных нравов, точно так же, как на экране образы ставшей тоже в одночасье знаменитой Бриджит Бардо. Не забудем только, что всё происходило в середине 50-х...

  В одной из статей писали, что ее роман "отразил настроения и позицию молодого поколения, вступающего в жизнь после огромного потрясения, которое пережил мир в годы войны, когда рухнули прежние представления о Добре и Зле, прежние нравственные ценности, былые запреты и табу" (Жорж Урден)

  Образ Сесиль главной героини романа, получился настолько всеобъемлющим и глубоким, что не мог не вызывать удивления. Он как бы вобрал в себя множество частных и конкретных судеб современников писательницы, почему и возник термин "поколение Франсуазы Саган".

  Любопытно, но ранняя и шумная слава почти не вскружила ей голову. Она пришла к отцу и спокойно спросила, что ей делать с 1,5 миллионами франков, которые столь неожиданно свалились ей на голову. Он посоветовал не менее спокойно: "Немедленно истрать их, ибо деньги для тебя - большая беда". Она так и поступила. Она разогнала свою жизнь как машину на хорошей скорости.

  Путешествия, яхты, неудачный брак с крупнейшим издательским деятелем Франции Ги Шеллером (они вскоре расстались, он был на двадцать лет старше Франсуазы) рождение сына (в 1962 году), еще несколько попыток устроить семейную жизнь, пристрастие к азартным играм. В 22 года Франсуаза чудом остается жива после серьезной автомобильной аварии и чувство блистательности и скоротечности жизни уже никогда ее не покидает.

  Наряду с жизнью богемной звезды, Франсуаза Саган продолжает серьезно и много работать. Стиль ее совершенствуется, становится все более характерным, все более узнаваемым. Многие из критиков и литературоведов замечали, что мадам Саган отдает предпочтение строгим формам классицизма, она последователь Жана Расина, у которого любовные конфликты были подняты на уровень трагедии, что подчеркивало высокую значимость и ценность человеческих чувств.

  Саган стремится сохранить дух этой литературы, передать глубокое трагическое содержание тех любовных неудач, которые показаны в ее книгах.

  Классические традиции сказались и в построении ее романов, и в их стилистике. Число персонажей в романах сведено к минимуму, как в трагедиях Расина. Это два-три главных действующих лица, а все остальное - не более чем фон, антураж. Та ситуация, которая, к примеру, описывается в романе, повести, пьесе могла происходить в любом месте и в любое время.

  Саган соблюдает строгое единство действия, ее задача показать внутренний мир своих героев в моменты наивысшего психологического напряжения, хотя синтаксис ее изысканно-точных фраз всегда нарочито холоден и спокоен, здесь нет бурных выплесков эмоций, волнений, многоречивости, объемных внутренних монологов.

  Эмоционально-трагическая окраска происходящего в романах не бросается сразу в глаза, все происходит постепенно спокойно плавно.

  И оттого так резок диссонанс между "правильной формой и неправильным содержанием, что создает дополнительный стилевой эффект, усиливающий художественное воздействие" (Юрий Уваров).

  Все эти приемы, составляющие ядро ее творческого метода, мадам Саган сохранила до сих пор практически неизменными, хотя меняются и сюжеты и персонажи, и даже жанры...

  К 1991-му году она опубликовала 22 романа, 2 сборника новелл, 7 пьес, 3 книги очерков и, пожалуй, только в очерках она сама выходит на сцену и откровенно излагает свои взгляды и свои суждения о современном мире, нравах и литературе.

  Выяснилось, к примеру, что она не выносит серость и духовное убожество "общества потребления", что она изображает богемную или элитарную среду (ее не раз упрекали в том, что герои всегда только богачи, писатели музыканты...) именно из-за неприятия мещанско-торговой приземленной атмосферы современного общества.

  Она не смотрит на жизнь отстраненно и холодно, как утверждают некоторые журналисты-критики, основываясь на ее внешне спокойно-бесстрастной манере повествования, а напротив, ей слишком близка позиция Бальзака, который оплакивал судьбы, жизненные повороты своих героев, "роняя слезы в кофе..."

  Мадам Саган давно известна и как общественный деятель, публицист, поднимающий на обсуждение в своих газетных выступлениях проблемы нравственного и духовного кризиса среди молодежи, в защиту демократии и прав человека. Ей не понаслышке известна проблема наркомании среди молодежи, поэтому неудивительно, что одна из поздних ее вещей - остросюжетный роман "Ангел-хранитель" был напечатан в России в молодежном журнале "Ровесник" - наиболее читаемом и популярном издании.

  Кстати, в 1988 году мадам Саган была в России, где ее книги знают и читают ничуть не меньше, чем в Европе. Она утверждает, что в ее роду есть русские корни - прабабушка была русской, но при этом в глазах писательницы мелькает лукавый огонек и, кто знает, может быть, это сказано только для того, чтобы оправдать свое пристрастие к азартной игре в рулетку? Она и объясняет его "русскостью" своих корней.

  Ее квартира в Париже - как всегда самый известный литературный салон во Франции. В него вхожи дипломаты и премьер-министры. Ее последняя книга на библейский сюжет "Давид и Бетшабе" вышла в роскошном переплете для коллекционеров-библиофилов, с иллюстрациями знаменитых художников и собственноручной подписью автора на титульном листе. Предисловие к книге составил тогдашний премьер Израиля Шимон Перес. Книга вышла очень маленьким тиражом и почти сразу превратилась в библиографическую редкость.

  Мадам Саган, несмотря на возраст, и кучу жизненных неприятностей, (судебный процесс, обвинение писательницы в хранении и распространении наркотиков - мадам Саган спасло только ее высокое знакомство с тогдашним президентом Франции Миттераном), по-прежнему в отличной форме. Литература для нее - храм и эликсир вечной молодости. Она признает только главенство писательского воображения перед жизненным опытом. Она ищет новые истоки вдохновения. Ее роман-биография Сары Бернар, написанная в форме писем к актрисе, наделала много шума по всей Европе. Ее пьесы идут при полных аншлагах, хотя написаны в семидесятые годы. Многие фразы из ее произведений стали крылаты, а герои ожили на киноэкране. С полным правом можно сказать, что книги Саган читают поколениями и интерес к ее творчеству не иссякнет, наверное, и во втором тысячелетии. Может быть потому что каждым из них она как бы восклицает: "Здравствуй, Жизнь! Здравствуй, Любовь!"