Савельева Людмила

, актриса

( 24 января 1942 года ) Людмила Савельева ворвалась в кинематограф стремительно и красиво - как балерина в полёте танца. Она и была тогда солисткой Ленинградского театра оперы и балета имени Кирова. Некоторые критики утверждали, что Савельева не сыграла, а станцевала Наташу Ростову.  

Автор: Татьяна Харламова

Статья: Шум затих...

Сайт: Алфавитю.РУ

Фото: Советский экран



Шум затих...

С актрисой Людмилой Савельевой беседует наш корреспондент Татьяна Харламова.

- Людмила Михайловна, почему выбор Сергея Фёдоровича Бондарчука пал именно на вас? Сыграть Наташу мечтали сотни профессиональных актрис.

- Когда Сергей Фёдорович искал актрису на роль Наташи, я только что окончила Ленинградское хореографическое училище, была принята в Мариинку. Балет Бондарчук не любил, никогда не ходил его смотреть. И так же, как и многие другие режиссёры, был уверен, что балерина не сможет сыграть драматическую роль. Так что о толстовской героине я и не мечтала. Но именно в это время меня утвердили на роль балерины в ленфильмовской картине. Мои пробы увидел Сергей Фёдорович, и что-то его "зацепило". А ведь ничего общего у меня с Наташей не было: маленькая, белобрысенькая, глаза не чёрные, как у героини романа, а синие... И вообще какой-то гадкий утёнок... Но когда на меня надели парик, панталончики, я вдруг почувствовала себя Наташей. Сцена была несложная, и всё получилось.

И Сергей Фёдорович создал такую атмосферу, что мне казалось: я действительно сама всё делаю. Пробовалась я очень долго, с разными актёрами. Последняя проба оказалась самой сложной - нужно было сыграть сцену объяснения с князем Андреем, когда тот предлагал расстаться на год. Наташа должна заплакать, а я не представляла, как это сделать. В горле пересохло... Я пробовалась тогда с замечательным актёром Иннокентием Смоктуновским, он мне подыгрывал. Когда я произнесла фразу "Год, неужели целый год?", то вдруг увидела - по лицу Смоктуновского катятся слёзы. И тоже заплакала. Тогда я впервые поняла, что такое актёрское братство. Смоктуновского в то время уже утвердили на Гамлета, и он не мог играть Андрея Болконского, на которого пробовался, но интересовался, как у нас идут дела, и здорово помог мне.

- Портрет трепетной девочки, прижавшей к груди статуэтку "Оскара", не сходил со страниц газет и журналов. Как вы пережили испытание медными трубами?

- Нас очень тепло встретили в Америке. Многие американцы болели за наш фильм, говорили: ну уж если вы не получите "Оскара", значит, наше жюри продажное. Меня всюду узнавали и называли Наташей. Я объехала с картиной весь мир - нас всюду принимали необыкновенно доброжелательно, восторженно. Все говорили, что эта картина - событие в кинематографическом мире. Только на родине фильм не получил ни одной национальной кинематографической премии и успех его замалчивался. Так что слава, поклонники - это всё было на Западе, а у нас в то время звёзд не существовало.

- Не жалеете, что бросили балет? Вас взяли в знаменитую труппу, вас ждала блестящая карьера. А в кино, как это часто случается, после шумного успеха наступил перерыв...

- Поначалу, может быть, и жалела. Когда начались съёмки, я параллельно и в театре репетировала. Жила в основном в "Красной стреле". Закончилось это "раздвоение" физическим истощением, стала падать в обмороки и на уроках классики, и на съёмочной площадке. А когда окончательно "вросла" в Наташу, всё в моей судьбе решилось.

- Почему так случилось, что следующую роль вы сыграли почти через семь лет?

- Предложениями засыпали. Но для меня много значила литературная основа. Пока снималась у Бондарчука, спала с томиками "Войны и мира" под подушкой. Поэтому, когда мне предлагали какие-то поделки, роли розовых барышень, отказывалась. Хотелось сыграть героиню, совершенно не похожую на Наташу. И мне повезло - Алов и Наумов предложили роль Серафимы Корзухиной в фильме "Бег". Съёмки шли в турецком квартале в Пловдиве и в Севастополе. Нас консультировала жена Булгакова Елена Сергеевна. Мы подружились, часто ходили к ней пить чай, много разговаривали. Она показывала рисунки Нади Рушевой, издания книг Булгакова. Посмотрев отснятый материал, заплакала и сказала, что Михаил Афанасьевич был бы доволен.

Примерно в это же время сыграла Нину Заречную у Юлия Карасика в "Чайке". В Чикаго мы получили за этот фильм серьёзную премию.

- Это случайность, что вам практически не пришлось играть так называемые отрицательные роли, злодеек и стерв?

- Когда Фаину Раневскую спросили, почему она так мало играет в кино и в театре, она ответила, что вообще не играет. "Я живу на сцене, я ставлю себя в такие обстоятельства, в которые попадает моя героиня", - сказала она. Мне это очень понятно. Так играть очень непросто, потому что сильно тратишь себя. Действительно, никогда не играла стерв. Да я и по жизни не выплёскиваю свои эмоции.

- Вас легко представить с книгой в руке и трудно - с пылесосом. Интересно, какая вы в обыденной жизни? Большинству наших современниц, перешагнувших за сорок, приходится беспрерывно бороться с собственным весом. Диеты, тренажёры - не жизнь, а мука.

- Не понимаю, как людям удаётся толстеть - жизнь такая нервная, нелёгкая... Может быть, сказывается то, что я родилась во время блокады. Да и сладкое не люблю. Даже кофе пью без сахара. К быту я не приспособлена с детства. Дома меня звали баронессой. Люблю, чтобы было красиво, чисто, и порядок не ленюсь наводить. Но терпеть не могу готовить. Слава Богу, мои родные в этом отношении непритязательны. Иногда просматриваю женские журналы - всё так красиво: изумительные пирожки, тортики. Но у меня они не получаются. Мой муж, Александр Збруев, любит жареную картошку с тушёнкой. Будь моя воля, ела бы одни бутерброды. А вот без книг жить не могу. И в творческой жизни вроде бы всё пока нормально. Недавно снялась у Владимира Наумова и у Сергея Соловьёва. Но иногда бывает страшно - что дальше, неизвестно. Вдруг больше ничего не удастся сыграть?..