Golitsin Boris

( 30.07.1654 года )
Россия
20 июля 1654 года, 30 июля по новому стилю, родился князь Борис Алексеевич Голицын. В свое время этот неординарный человек был «дядькой», то есть воспитателем, Петра Первого, и во многом ему мы обязаны тем, что самый главный реформатор в нашей истории стал таким, каким он стал.  

Сайт: Русская служба новостей

Статья: Борис Алексеевич Голицын



Будучи отпрыском одного из знатнейших и древнейших родов России, Борис Голицын не мог не оказаться на ведущих постах в российском государстве. В возрасте 20 лет он стал стольником, то есть одним из самых приближенных слуг царя Федора Алексеевича. Когда к власти после смерти Федора пришла царевна Софья, Голицын вновь не был забыт, во многом благодаря тому, что его двоюродный брат Василий Голицын был гражданским мужем правительницы. Но политические пристрастия Бориса относились к противоположному лагерю – наш герой всегда был верен юному царю Петру Первому, из-за чего мать будущего императора, Наталья Нарышкина, даже доверила ему воспитание сына, назначив его «дядькой».

Так же как и Василий, Борис Голицын был весьма для своего времени образованным человеком и большим приверженцем западной культуры и европейской моды. Так что совершенно неудивительно, что он завел широкие знакомства среди обитателей Немецкой слободы, где жили практически все иностранцы, имевшиеся тогда в Москве. К посещению этого, с точки зрения правоверных россиян, злачного места Борис пристрастил и своего воспитанника. Только в отличие от кузена, который был очень серьезным человеком, хоть и немного безвольным, Борис Голицын смотрел на жизнь проще, как тогда говорили, «был человек забавной», так что процесс приобщения юного царя к плодам западной цивилизации иногда подменялся процессом приобщения его к плодам западного винокурения.

В том, что Петр впоследствии был столь невоздержан в выпивке, русские люди того времени небезосновательно винили Бориса Голицына, который, как тогда говорили, «был весь налит вином». Характер и сущность Бориса Алексеевича можно проиллюстрировать одним его письмом к царю. Начиналось оно с вполне пристойных латинских выражений, затем в тексте появлялись не всегда пристойные немецкие слова, написанные по-русски, и заканчивалось все подписью «Бориско, хоть был пьян». Такая широта натуры и сложная организация личности, впрочем, не мешала Борису Голицыну навсегда остаться одним из самых верных Петру людей. Особенно доверие к нему у царя укрепилось после того, как Голицын возглавил т.н. «Троицкое сидение», когда августовской ночью Петр, испуганный возможностью нападения со стороны Софьи, в чем был, то есть в одних портках, ускакал из Преображенского в Троицкий монастырь, который стал штабом оппозиции Софьи. Именно это сидение ознаменовало конец правления регентши и переход всей полноты власти к Петру.

Борис Голицын стал одним из самых влиятельных лиц в государстве. И сам же все испортил. Он осмелился просить за смягчение судьбы своего кузена Василия, в результате чего впал в немилость. Потом он еще не вполне справился с подавлением Астраханского восстания, «зело введя царя в сумнение сумасбродным письмом своим», так что в 1707 году Голицын был окончательно отставлен от государственных постов. Но личное расположение царя он сохранил до самой своей смерти и регулярно с ним переписывался, в таких примерно выражениях: «Ты забавляешься в деле, а я в питье. То все одно дело».