Geyden Login

( .... )
На родине у него было длинное имя и короткая служба. Лейтенант голландского флота, без корабля и должности, – чего ещё ждать в стране, переживающей закат своего славного мореплавания. Из молодых флотов тогда, на пороге XIX века, самым амбициозным считался Российский, и 23-летний голландец отправился в Россию.  

Сайт: Алфавит (газета)

Статья: Звёздный час



Служил Гейден исправно и для начальственного глаза приметно, рос в чинах, подрастали тоннажем и значением корабли, которыми он командовал, – катер, бригантина, фрегат, однако в настоящем деле испытать себя честолюбивому моряку не удавалось. Разве мог он считать таковым плановые маневры – хотя там он удостоился благосклонного внимания императора Александра I? Или "хлебную должность" начальника хозяйственной экспедиции по экипажескому отделению – хотя в этом качестве не выдерживали испытания многие опытные мореходы, а молодой голландец показал себя человеком бескорыстным и ответственным? И даже войны – сначала против шведов, а потом с Наполеоном – мало что изменили. Что там было? Крейсерство на Балтике, бомбардировка Данцига – обычное дело. В 55 Гейден был контр-адмиралом, но терпеливо ждал своего звёздного часа.

В 1827-м началась очередная Русско-турецкая война. Балтийская эскадра отправилась в Средиземное море; контр-адмирал Гейден держал флаг на корабле "Азов". Соединившись с английской и французской эскадрами, союзный флот взял курс на Наварин; здесь под защитой береговых батарей базировались боевые корабли турок и египтян под флагом Ибрагим-паши.

Каждый час Наваринской битвы подробно описан морскими историками разных стран, но все они сходятся в одном: главную роль в сражении сыграла стойкость русского флагманского корабля "Азов".

"О, любезный друг! Казалось, весь ад разверзся перед нами! Не было места, куда бы не сыпались ядра и картечь. И ежели бы турки не били нас очень много по рангоуту, а били всё в корпус, то я смело уверен, что у нас не осталось бы и половины команды. Надо было драться истинно с особенным мужеством, чтобы выдержать весь этот огонь..." – писал командир баковой батареи "Азова" лейтенант Нахимов.

В деле при Наварине участвовали многие моряки, чьи имена впоследствии составили славу русского флота, а лейтенанту Нахимову, мичману Корнилову и гардемарину Истомину спустя неполные 30 лет придётся сражаться с союзниками по Наваринской битве: в Крымской войне те станут союзниками турок.

Для Гейдена горящий, но продолжающий сражаться "Азов" навсегда остался воспоминанием о его звёздном часе. Он будет и дальше расти в чинах, получать награды, русские и иностранные, но событий больше не будет.

Но та битва в его жизни была – и он умер счастливым.