Gal

(1801 - 3.02.1870)   Оружие собственного производства всегда было предметом национальной гордости еврейского государства. Разумеется, израильтяне не пионеры и не рекордсмены в этой области. История производства оружия в Израиле - это, главным образом, история сотрудничества, а затем и соперничества конструкторов Узи Галя и Исраэля Балашникова.  

Автор:


АВТОМАТ И ЧЕЛОВЕК

  Автомат "Узи" уже давно стал неотделимой частью не только израильской жизни, но и еврейского фольклора. Кстати, "Узи" - самое, пожалуй, известное в мире название израильского товара. Прежде, правда, это были еще и апельсины с фирменной маркой "Яффо".

  Если попытаться составить список из трех названий, которые стали международным символом Израиля, то первым будет автомат "Узи". Помимо Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ), для которой он был создан, "Узи" оказался на вооружении армий самых разных стран мира (в том числе - преступного) и террористических организаций.

  Будучи гибридом пистолета и автомата, "Узи" получил лучшую рекламу во всех арабо-израильских войнах, всех западных боевиках и детективах. И, разумеется, в ходе покушения на президента США Рейгана, когда все его телохранители выхватили спрятанные под пиджаками "Узи".

  Откуда у этого автомата такое название? Оказывается, именно так зовут его конструктора - Узи Галь. Если все западные марки оружия обычно носят фамилию изобретателя, скажем, "браунинг", "шмайсер" или "калашников", то Израиль и на этот раз продемонстрировал свойственную ему некую неофициальность.

  Вначале новый автомат хотели назвать УМИ (ивритская аббревиатура слов Узи, государство Израиль). Но тогдашний начальник генерального штаба Игал Ядин решил, чтобы ограничились только именем конструктора.

  ..Новорожденная Армия обороны Израиля очень нуждалась в хорошем автоматическом оружии. В США была закуплена лицензия на производство легкого автомата "джонсон" калибра 30 мм. Но в арсеналах ЦАХАЛа были миллионы патронов другого калибра. Поэтому на военную промышленность была возложена задача выпускать тот же автомат, но со стволом иного калибра. Для этого надо было изменить технологию. Так родился израильский автомат "дрор".

  Но производили его явно в недостаточных количествах. После окончания в 1948 году первой арабо-израильской войны, которую в Израиле называют Войной за Независимость, выяснилось, что ЦАХАЛ использует сразу несколько видов стрелкового оружия. "Дрор", австрийский карабин "маузер", старые немецкие "шмайсеры" и т. д. Было решено унифицировать оснащение армии. Вместо всей этой разношерстной массы старых автоматов надо было в достатке снабдить ЦАХАЛ новым, более совершенным оружием собственного производства.

  Капитан Узи Галь успел принять участие в Войне за Независимость, прежде чем осознал, что наступило время для создания нового вида оружия. Сам Узи вспоминает об этом так:

  - Время работало на нас. Вторая мировая война была своего рода пиком, после которого все главные производители оружия в мире взяли передышку. А в нашем районе как раз была самая большая военная активность. Мы только что появились на свет и были готовы пойти на любой риск.

  Однако большого риска не было. После первых же испытаний и пристрелки оказалось, что автомат "Узи" является идеальным оружием для молодой израильской армии. Он был мал по размеру, обладал большой огневой мощью. Его можно было держать одной рукой, эффективно пользоваться им в ночных условиях и в ближнем бою. И, наконец, даже упав в лужу или грязь, "Узи" все еще был способен выручить и спасти своего обладателя от любых вражеских сюрпризов.

  Первые образцы нового автомата сошли с конвейера оборонного концерна "Таасия цваит" в мае 1953 года. В рекламном проспекте со всей наивностью и непосредственностью тех лет о боевом офицере и конструкторе автомата было написано: "Узи - это имя молодого израильтянина. Ему 30 лет. У него - улыбающиеся карие глаза, широкие плечи, легкая походка".

  За свое изобретение капитан Узи Галь получил специальную награду от имени тогдашнего начальника генерального штаба Моше Даяна, и денежную премию в размере 1000 лир. Первой "рекламной кампанией" для автомата "Узи" стала Синайская кампания 1956 года, за которой последовали другие войны. И сотни тысяч автоматов стали главной и наиболее доходной статьей израильского военного экспорта.

  Первым крупным заказчиком "Узи" была Голландия. Причем, эта сделка была настолько засекречена, что тогдашний премьер-министр и министр обороны Израиля Давид Бен-Гурион даже не сообщил о ней комиссии кнессета (израильский паврламент) по иностранным делам и обороне. За Голландией большие партии автоматов приобрели Венгрия, Австрия и Германия.

  Вслед за Европой израильские автоматы начали приобретать страны Азии, Африки и, наконец, дело дошло до Америки.

  Капитан Узи Галь принимал участие еще в трех арабо-израильских конфликтах - "шестидневной войне" (1967), "войне на истощене" (1970) и "войне Судного дня" (1973).

  В 1975 году Галь и его жена Ахува эмигрировали в США. Как сообщили израильские СМИ, в 1986 году он создал новую модель своего автомата - "Узи-201". Но и на этом не успокоился. Сегодня 73-летний капитан запаса размышляет над таким оружием, которое не будет ни убивать, ни ранить. Оно лишь нейтрализует нападающих...

  Общаться с журналистами Узи Галь чаще всего отказывался. Правда, в 1993 году он дал интервью газете "Гаарец". На вопрос "Что же главное в конструировании оружия?", он ответил:

  - Когда Браунингу задавали такой вопрос, он говорил: "Конструирование оружия - это капля таланта в море пота. То есть кропотливого труда". И Браунинг был прав. Это почти сплошь черная рутинная работа. То и дело оказываешься в тупике, из которого надо искать выход. Работа конструктора не ограничивается временем с восьми утра до пяти вечера. Фактически круглые сутки конструктор думает о разрабатываемом оружии.

КОНКУРЕНТ

  А Исраэль Балашников считал, что уже к середине нашего века исчезло такое понятие, как "изобретатели". Остались только "конструкторы, улучшающие и обновляющие оружие".

  - Вот Браунингу, Смиту и Вессону, Луису Гаррисону действительно пришлось изобретать, - говорил Балашников. - Они и сделали для потомков всю изобретательскую работу. Узи Галь, я, многие другие лишь развиваем и совершенствуем придуманное первопроходцами.

  Надо сказать, что у Балашникова и Галя был еще один соавтор в создании автомата "узи" - Яир Лахиш. По свидетельству Балашникова, за образец при конструировании был взят чехословацкий автомат "з. к." образца 1949 года.

  Впервые "узи" был опробован израильтянами в боях с египетскими полицейскими в секторе Газа в 1955 году. Автомат был легок, скорострелен, неприхотлив, надежен в любых условиях. Всему миру автомат стал известен после Синайской компании (1956), потому что снимки израильских солдат публиковались в газетах всех континентов.

  После "шестидневной войны" генеральный штаб ЦАХАЛа решил перейти на калибр патронов 5,56 мм. Задача создания автомата под новый патрон была возложена на Узи Галя и Исраэля Балашникова. Но между ними организовали соревнование. Галю предложили взять за основу "узи", Балашникову - советский "калашников" (эти великолепные автоматы, которые Балашников называл "настоящими тиграми", в изобилии достались ЦАХАЛу в качестве трофея после "шестидневной войны"). Работали конструкторы в изоляции друг от друга на разных заводах.

  В апреле 1971 года Галь и Балашников были приглашены к начальнику генштаба Хаиму Бар-Леву, чтобы представить созданные образцы. Оба конструктора по очереди рассказали о боевых качествах своих автоматов. Потом им предложили выйти в приемную, а Бар-Лев и его генералы остались решать судьбу оружия.

  Через некоторое время шеф канцелярии начальника генштаба вышел в приемную и, приблизившись к Балашникову, сказал:

  - Поздравляю! Ваш автомат принят. Он будет называться "галиль".

  К коллеге подошел Узи Галь. Поздравил... Но в глазах у него была боль. Еще бы! Годы каторжного труда пошли насмарку.

  Позже после войны Судного дня государственный контролер в своем отчете за 1974 год подверг критике методы выработки решения начальником генштаба о принятии на вооружение автомата "галиль". Кстати сказать, после 1971 года здоровая конкуренция между Галем и Балашниковым обрела черты вражды. Впрочем, продолжалось это не долго. До отъезда Галя в США...