Gairziniu

( 25 декабря 1944 года ) У Жаирзиньо была мечта попробовать себя в европейском футболе. В 1974 году она, казалось, осуществилась: его купил "Марсель". Но пребывание во Франции обернулось для него горьким разочарованием: бразилец не смог освоиться в новой среде, нарушал дисциплину и довольно быстро удрал домой. "Марсель" не соглашался рвать контракт, вследствие чего Жаирзиньо целый год не имел права играть где-либо еще. И только по истечении этого срока он прибился к лагерю "Крузейро".  

Статья: Жаирзиньо

Сайт: Футболисты мира

Фото: Футболисты мира



Родился 25 декабря 1944 года

Страна Бразилия.

Амплуа нападающий

Клубы Ботафого (Бразилия)(1961-1974, 1981, 411 матчей, 189 голов)

Крузейро (1976-1978)

Олимпик Марсель (Франция)(1974-1975, 18 матчей, 9 голов)

Кочакамбу (Боливия)

Титулы Чемпион мира 1970(6 матчей, 7 голов)

Обладатель Кубка Либертадореса 1976

Чемпион лиги "кариока" 1967, 1978

участник чемпионатов мира 1966, 1974

Сборная

1965-1976 Провел 87 матчей, забил 38 голов.

Данные по состоянию на: 5 ноября 2002 года

ОТ "БОТАФОГО" НИКУДА НЕ ДЕТЬСЯ.

Жаирзиньо появился на свет в 1944 году в рождественскую ночь - с 24 на 25 декабря. Судьба преподнесла Бразилии превосходный футбольный подарок.

Подростком Жаир рос на улице Женерал Севериано, буквально через дорогу от стадиона, на котором играл клуб "Ботафого". Поэтому и детская команда квартала, где выступал маленький Жаир Вентура, называлась "Эстрела де Ботафого" - "Звезда Ботафого". Таких команд в Рио было множество, и существовали они полудиким способом, но их нередко курировали профессионалы из большого футбола. "Звезду Ботафого" возглавлял Освалдо, имевший тесные контакты с сектором юношеского футбола "Фламенго". Поэтому немудрено, что талантливый подросток хотя и жил в двух шагах от "Ботафого", оказался поначалу во "Фламенго". Но от "Фого" ему все равно отвертеться было не суждено, и о том, как это произошло, рассказывает сам Жаирзиньо:

"На дворе стоял 1960 год, мне было 15 лет. Валтер Миралья, тренер "Фламенго" в этой возрастной категории, счел меня перспективным и записал в команду как любителя. Он вел себя, как строгий папа, без разрешения которого нельзя было ни прийти на тренировку, ни вообще шагу ступить. Через два месяца я во время одного матча получил сильный удар по ноге и месяц не мог играть. Когда почувствовал себя снова здоровым и пришел на тренировку, Миралья отвел меня в сторонку и менторским тоном спросил: "Почему сеньор не написал мне ни слова?" Видимо, я так и не понял, чего он от меня хотел. Кончилось тем, что он швырнул мне бутсы и сказал: "Убирайся, откуда пришел".

Может, он сказал так с горяча, но именно так я и поступил: вернулся в свою "Эстрелу", которая в ближайшее воскресенье встречалась с командой соседнего квартала - "Форте ду Леме". Ее курировал Лукас "СетеБойя", резервный левый защитник из "Ботафого". Мы выиграли 3:1, и я забил два мяча. "Не знал, что ты и в бутсах играешь так же здорово, как без них!" - удивился Лукас, который до этого видел меня во время игр только босоногим.

Лукас привел меня в свой клуб, и в первой встрече против "Фламенго" на "Ла-ранжейрас" я забил победный гол. "Что же ты меня предал?" - бросился ко мне с упреками Миралья. У меня не было ни малейшего желания продолжать разговор с ним, я что-то буркнул и сделал вид, что тороплюсь.

С юниорами "Ботафого" мы первенствовали в Рио три года подряд - в 1961-м, 1962-м и 1963-м. В 1963 году я ездил с любительской сборной на Панамериканские игры и также вернулся победителем.

Откуда взялось прозвище Жаирзиньо? Дело в том, что когда я был на подходе к первой команде "Ботафого", там уже был один Жаир, Жаир Бала. Это создавало сложности комментаторам и журналистам. Как им говорить: Жаир отдал пас Жаиру? Вот они и стали называть меня, поскольку я пришел позже, уменьшительным вариантом. Потом появилась еще одна кличка - "Фуракан" (ураган). Меня не волновало, как меня называют: главное было играть".

НАСЛЕДНИК ГАРРИНЧИ

В начале 60-х "Ботафого" располагал сильнейшей линией нападения в своей истории. Гарринча, Диди, Куарентинья, Амарилло, Загалло - все пятеро были звездами серьезной величины. Жаирзиньо поначалу подменял от случая к случаю центрфорварда Куарентинью, когда тот получал травмы.

А потом, в 1962-м, сломал ногу и надолго выбыл из строя Гарринча, и эта травма предопределила дальнейшую судьбу Жаирзиньо. Правый фланг, который до этого был безраздельной вотчиной великого Манэ, отныне стал принадлежать ему. Надо сказать, что именно Гарринча служил Жаирзиньо кумиром. Гарринча, когда они стали одноклубниками, учил его своему знаменитому финту и не менее ценному искусству выдерживать бесконечные удары, подножки и толчки, без которого нападающему тоже никак не обойтись.

И вот Жаирзиньо стал преемником Гарринчи на правом фланге атаки как в "Ботафого", так и в сборной Бразилии (в "Ботафого", правда, спустя годы он переквалифицировался в центрфорварды).

"Передача полномочий" не произошла в одночасье, она была растянута во времени. Два выдающихся мастера еще играли вместе, когда Гарринча вернулся в строй. В том числе и на бесславном для бразильцев чемпионате мира 1966 года, где Манэ оккупировал свою привычную позицию, а Жаирзиньо переместился на непривычный для него левый фланг. В 1967 году, когда правый фланг "селесао" перешел к нему окончательно, Жаир не избежал печальной участи своего предшественника - получил двойной перелом правой ноги. Но к следующему мировому первенству последствия тяжелой травмы были изжиты, и Жаирзиньо рассматривался как бесспорный кандидат номер один в своем амплуа.

Первый же матч с Чехословакией показал, что Жарзиньо в прекрасной форме: он забил два мяча, причем один из них - с обыгрышем четырех соперников. И кроме того, помог забить Ривелино, пристроившись к "стенке" и открыв брешь в момент выполнения штрафного.

Между прочим, Жаирзиньо был если не первым, то точно одним из первых игроков, кто стал практиковать прием, ныне ставший неотъемлемой чертой футбола. Взяв неплохой старт, Жаирзиньо повадился забивать строго по мячу в каждой из последующих игр - в общей сложности семь голов. Иногда его называют единственным обладателем подобной результативной серии. Это не совсем так. Во всех матчах своей команды при условии прохождения ею полной дистанции забивали также в 1950 году уругваец Альсидес Гиджа и в 1958-м француз Жюст Фонтэн. Почему их достижения оказались в тени достижения Жаирзиньо? Видимо, из-за большей древности и еще потому, что Уругвай в 1950 году провел только четыре игры (группа у него оказалась усеченной), а Франция в 1958-м участвовала в "утешительном", а не настоящем финале. К этому добавим, что Жаирзиньо и Фонтэн - единственные два человека, которые забивали на чемпионатах мира в шести матчах подряд. Жаирзиньо долго владел рекордом Бразилии еще и по числу игр на чемпионатах мира - 16. Только в 1998 году его настигли Дунга и Таффарел.

За 13 лет выступлений в "Ботафого" Жаирзиньо забил 189 голов в 413 матчах. Он - третий бомбардир в истории клуба. Опрос болельщиков, проведенный на рубеже веков, показал, что и по популярности он третий - после Гарринчи и Нилтона Сантоса. А вот все остальные легенды - Тулио, Элено, Диди, Куарентинья, Жерсон, Амаридцо - набрали меньше голосов, чем он.

У Жаирзиньо была мечта попробовать себя в европейском футболе. В 1974 году она, казалось, осуществилась: его купил "Марсель". Но пребывание во Франции обернулось для него горьким разочарованием: бразилец не смог освоиться в новой среде, нарушал дисциплину и довольно быстро удрал домой. "Марсель" не соглашался рвать контракт, вследствие чего Жаирзиньо целый год не имел права играть где-либо еще. И только по истечении этого срока он прибился к лагерю "Крузейро".

В то время бразильские клубы очень давно, со времен великого Сантоса (1962-63 годы), не побеждали в Кубке Либертадорес. Из 12 последующих розыгрышей в десяти первенствовали аргентинские клубы. Жаирзиньо помог "Крузейро" покончить с их гегемонией. Выступая под руководством тренера-патриарха Зезе Морейры, которому исполнилось уже 70 лет, "Крузейро" победил за счет феноменально результативного футбола. Сорок шесть голов команда наколотила в 13 матчах! Четырнадцать из них забил Жаирзиньо, лучший бомбардир всего розыгрыша. Правда, при этом ни одного - в серии из трех финальных матчей с "Ривер Плейтом" (4:1,1:2,3:2). Впрочем, второй из этих матчей "Ураган" отыграл лишь наполовину (его удалили с поля), а третий пропустил из-за дисквалификации.

"Крузейро" посвятил свою победу в Кубке Либертадорес памяти Роберто Бататы, который играл правого крайнего, но трагически погиб после выездного матча с перуанской "Альянсом" (4:0), последнего для "Крузейро" в полуфинальной группе. Машина, на которой 27-летний Батата возвращался домой, попала под рефрижератор. В день трагедии этот игрок получил приглашение в сборную и находился на седьмом небе. Команда долго не могла отойти от подавленного состояния. И, кстати, в распоряжении у Зезе Морейры не было другого правого форварда (Жаирзиньо играл центрального), кем бы он мог прикрыть опустевшую позицию. Пришлось перевести на это место правого защитника Нелиньо.

ЧЕЛОВЕК,ОТКРЫВШИЙ РОНАЛЬДО

Следующим клубом в биографии Жаирзиньо стала венесуэльская "Португеза" из города Акаригуа. Из сильнейшего клуба Южной Америки - в провинциальный, хоть и увенчанный лаврами национального чемпиона клуб самой захудалой с футбольной точки зрения страны континента. Такой переход только на первый взгляд может показаться шокирующим. В действительности же венесуэльский футбол переживал в то время процесс активного вхождения в него мощных спонсоров в лице сельскохозяйственных корпораций. У многих клубов, причем именно провинциальных, появились богатые покровители. В результате, с одной стороны, столичные команды отошли на второй план, а с другой, футбол Венесуэлы оказался заполонен иностранными игроками. Даже такие именитые, как Жаирзиньо и другой чемпион мира 1970 года Брито, не побрезговали слететься на шальные деньги.

В 1982 году сборная Бразилии, готовясь к чемпионату мира в Испании, проводила контрольный матч с Чехословакией в Сан-Паулу. Более ста тысяч зрителей, пришедших на стадион, к своему удивлению, увидели среди игроков, вышедших на поле, 37-летнего, уже завершившего карьеру Жаирзиньо. Как выяснилось, тренер Теле Сантана по-дружески дал ему возможность довести количество своих выступлений за "селесао" до сотни. Ветеран провел на поле первые 11 минут и уступил место Пауло Исидоро. Дальнейшая жизнь показала напрасность усилий Жаирзиньо направлении статистики. Критерии подсчета ожесточились, и его стаж, как и стаж многих его боевых товарищей, был существенно подсокращен. В настоящее время он официально составляет 81матч.

В 90-х годах имя Жаирзиньо еще раз зазвучало в прессе в связи с тем, что именно он открыл в недрах бразильского футбола талант Роналдо. Он обнаружил его, когда ему было 14 лет, а в 16 "Зубастик" уже забил в течение года за "Крузейро" 54 гола в 54 матчах, дав повод Жаирзиньо произнести фразу, облетевшую многие масс-медиа: "Даже Пеле не начинал карьеру так блестяще".