Dorn Erl Van

(20 сентября 1820 года - 7 мая 1863 года) Отважный, мужественный, веселый, похожий на галантного рыцаря ушедших веков, открытый и веселый, в шляпе с черным плюмажем и золотой звездой, он остался в памяти Юга лучшим кавалеристом всех времен и народов, скачущим в атаку под вирджинские мелодии, играемые на банджо.  

Автор: Станислав Зенов

Статья: Эрл "Бак" Ван Дорн

Проект: "Confederate Cavalry 1861-1865"


Эрл "Бак" Ван Дорн родился 20 сентября 1820 года в Порт Гибсон, штат Миссисипи. В 16 лет он написал письмо далекому родственнику, обоснованно и разумно изложив свое желание поступить на военную службу. Этим родственником оказался президент США Эндрю Джексон, который и позаботился о том, чтобы юного Ван Дорна приняли в Вест Пойнт. В военной академии он получил не одно взыскание за непослушание, зато проявил талант и знания в кавалерийском деле, полевой тактике и черчении. В 1842 году Ван Дорн вышел из Вест Пойнта 52-м по успеваемости в классе из 56 кадетов (с ним вместе учились будущий южный генерал Джеймс Лонгстрит и будущий федеральный генерал Розенкранс). Год спустя он женился на молоденькой Каролине Годболд, дочери уважаемого алабамского плантатора (в дальнейшем этот союз подарил Эрлу Ван Дорну сына и дочь). Во время Мексиканской войны Ван Дорн неоднократно показывал чудеса доблести и героизма - так, он вынес знамя полка из-под огня и первым забрался на стены осажденного американской армией Чапультепека. За свои подвиги он был бреветирован званием первого лейтенанта. Вернувшись с войны, Ван Дорн сказал: "Я никогда не смогу быть счастлив вне армии. У меня нет другого дома - и не может быть...".

В 50-е годы Ван Дорн служил в звании капитана во 2-м кавалерийском полку в Техасе - в этой знаменитой воинской части полковником был Алберт Сидни Джонсон, а подполковником - Роберт Эдвард Ли. В смелой атаке на лагерь команчей в 1858 году Ван Дорн умудрился получить целых три ранения, что сыграло свою роль в получении звания майора. В общем, такая жизнь ему нравилась, карьера казалась безоблачной, поэтому начало Гражданской войны показалось Ван Дорну более чем обидной помехой на пути к генеральским звездам. Будучи сторонником Юга, он ушел в отставку из армии США и направился в Миссисипи, дабы примкнуть к армии Конфедерации. Многие считали Ван Дорна реинкарнацией классического южного кавалера. Женщинам он казался широкоплечим красавцем с каштановыми кудрями и осиной талией, в дополнение к физическим преимуществам он хорошо рисовал, писал стихи, был неисправимым романтиком и гордо носил титул "самого утонченного кавалериста старой американской армии". Сам президент Дэвис произвел Ван Дорна в полковники и послал его в Техас, где последний сразу же захватил три федеральных судна и благодаря этому подвигу стал бригадным генералом. В августе 1861 года его перевели в Вирджинию с повышением до генерал-майора. Быстро восходящая звезда Ван Дорна загорелась еще ярче, когда президент Дэвис назначил его командующим 2-м департаментом Транс-Миссисипского военного округа.

Когда генерал Алберт С. Джонстон призвал Ван Дорна присоединиться к Армии Теннесси в Коринфе с целью эффективно воспрепятствовать наступательным операциям Союза, то Ван Дорн решил, что успеет до своего отбытия отстоять Арканзас от внезапного вторжения федеральных войск бригадного генерала Сэмюэла Кертиса. 7 марта 1862 года, на возвышенности у Элк Хорн Таверн, конфедераты Ван Дорна и Стерлинга Прайса сошлись с экспедиционным корпусом северян. Несмотря на редкое для этой войны численное превосходство южан, неудачный выбор тактической схемы боя, плохие коммуникации и несогласованность Прайса и Ван Дорна привели к потере обоза с аммуницией, и в итоге - к отступлению с тяжелыми потерями. Во время сражения Ван Дорна свалил приступ мучительной лихорадки, которую он незадолго до этого подхватил, перевернувшись с лодкой в ледяной воде. Не успев оправиться от поражения, он получил приказ двигаться в Коринф, прибыв на место назначения слишком поздно, чтобы участвовать в сражении при Шайло. В июне Ван Дорн покинул Армию Запада и, желая избавиться от горечи недавней конфузии, торопливо отбыл на оборону Виксберга. Но и здесь его ждала неудача - посланные Ван Дорном на штурм федеральной базы в Батон Руже пять тысяч южан во главе с генерал-майором Брекинриджем не смогли выполнить поставленной перед ними задачи. Однако президент Дэвис все еще не утратил веры в военные таланты Ван Дорна и поэтому снова направил его в Миссисипи для совместного с Прайсом командования Армией Запада.

Но события продолжали развиваться трагически - октябрьское наступление Ван Дорна на позиции однокашника по Вест Пойнту генерал-майора Уильяма С. Розенкранса оказалась катастрофой и для Ван Дорна, и для его армии. Провалившаяся фронтальная атака на укрепления северян в Коринфе (которые совсем недавно возводил сам Ван Дорн) окончилась следствием, которое обвинило Ван Дорна в преступной халатности. На суде он заявил: "Все свое время и энергию я посвятил служению стране; все, что у меня есть - это моя репутация, без которой моя жизнь не имеет никакой ценности, подобно высохшему осеннему листу". Суд снял с него все обвинения, но тем не менее Ван Дорн лишился самостоятельности, попав под командование генерал-лейтенанта Джона К. Пембертона и возглавив кавалерию в Виксберге. Агрессивная и иногда безрассудная натура Ван Дорна идеально подходила для службы в кавалерии. Наконец-то он оказался на своем месте в этой войне, а его рейд в тыл Гранта в Холли Спрингс, Миссисипи, на какое-то время поставил Ван Дорна в один ряд с Форрестом, Морганом и Уилером. Кстати, этот знаменитый рейд заставил Гранта надолго отложить кампанию по взятию Виксберга. После этой победы Ван Дорн получил кавалерийский корпус и начал удачные операции в центральной части Теннесси. Его блестящая победа над янки при Томпсонс Сейшн 5-го марта 1863 года еще раз убедила южан в военном даре Ван Дорна. В конце апреля произошла серьезная ссора между Ван Дорна и подчиненным ему Натаном Бедфордом Форрестом, засверкали клинки, но, усилиями товарищей, дуэль была отменена.

Во время очередной передышки на фронте Ван Дорн прибыл в свою штаб-квартиру в Спринг Хилл, Теннесси. Слава любителя слабого пола опережала его. Когда молодая вдова попросила его "оставить женщин в покое, хотя бы до конца войны", то Ван Дорн ответил: "Я не могу, ибо только ради этого я и сражаюсь". Хотя многие женщины в городе искали его компании, и особенно настойчиво - одна из них, по имени Джесси Хелен МакКиссак Питерс, юная жена доктора Джорджа Б. Питерса. Ее бурные свидания с Ван Дорном привели к тому, что его попросили оставить почтенный дом, в котором он проживал. Терпению ревнивого мужа пришел конец, и 7-го мая 1863 года доктор Питерс застрелил генерал-майора Эрла Ван Дорна из револьвера. Печальной эпитафией прозвучали слова товарища Ван Дорна, генерал-майора Лидделла, который сказал, выражая "общее мнение армии", что "все переполнены осуждением, почти не смешанным с жалостью к человеку, явное нарушение социальных норм коим привело к столь бесславному концу".