Dennis

Редактор британского журнала Мэтт Бишоп "F1Racing" недавно взял самое откровенное и содержательное интервью у Рона Денниса. На самом деле Деннис интервью давать не любит, а если и говорит с журналистами, то медленно и с большими паузами, взвешивая каждое слово. Одно известно точно - Рон никогда не говорит неправды.  

Статья: Рон Деннис: интервью для F1Racing

Сайт: Телевидение в интернете



Вопрос: Вы уже 35 лет в "Формуле-1". Никогда не думали о том, что достигнете таких высот?

Рон Деннис: Таких мыслей не было просто потому, что таких высот, если говорить вашими словами, тогда просто не существовало. В гоночной команде было три составляющих - менеджер, обычно из бывших гонщиков, или обеспеченный владелец команды, занимающийся этим в качестве хобби. Кроме того были пилоты и те, кого называли механиками. Они отвечали почти за все.

Это был другой мир. Восемь. или около того, гонок в год и речь о деньгах заходила только в самом начале. Машины стартовали под национальными флагами, никаких спонсорских имен в названиях команд. И кроме того, это было очень опасно. Помню в 1964 году, еще перед "Cooper", 17-летним мальчиков я всего лишь подносил чай в "Brabham", я увидел нашего гонщика - Дэна Гарни, садящимся в машину. У него был короткий комбинезон, перчатки и ботинки, в которых пришлось проковырять дырки, чтобы засунуть туда здоровые ноги Дэна. Пальцы торчали наружу.

Никаких ремней безопасности, элементарные шлемы. Тогда я хотел стать гонщиком, но эти мыли были быстро выкинуты из головы после трех или четырех лет в этом спорте, просто из-за огромного количества погибших, искалеченных или травмированных гонщиков.

Вопрос: В начале "Формула-1" была уделом храбрейших, на которых вы ссылались. На их фоне вы чувствовали себя...

Рон Деннис: Неполноценным?

Вопрос? Нет, дело не в этом. Вы знаете, сколь высок был тогда уровень "Формулы-1". Да и материальная табель о рангах существовала. Подобная демография в "Формуле-1" не была для вас проблемой?

Рон Деннис: Да, и честно говоря, мы все же чувствовали собственную неполноценность. Все само собой делилось на "нас" и "их". Таковы законы жанра.

Примечание интервьюера: Рон делает глоток "Шабли" и выглядит расслабленным. Кажется он готов к продолжению разговора.

Вопрос: Но вы смогли добиться успеха. Какие личные качества помогли вам в этом, при том, что многие потерпели неудачу?

Рон Деннис: Поначалу я был чрезвычайно честолюбив. Я и до сих пор такой. Для многих амбиции - ключевой фактор мотивации. Вот я такой. Каждый раз, достигая какой-то цели, вы стремитесь к чему то большему. Так должен поступать руководитель.

Но никакое достижение не делается в одиночку. Поддержка всегда нужна и у меня она была тогда и есть сейчас. Картинный образ Рона Денниса - глыба льда, сидящая в своем старом офисе и хладнокровно и детально планирующая будущее, он не очень точен. Я стараюсь сосредоточится на ключевых вопросах и пробую не отвлекаться. Я очень много работаю.

Вопрос: Почему некоторые считают вас человекороботом?

Рон Деннис: Первопричиной, наверное, моя застенчивость. Крайняя застенчивость. Ничего общего с неуверенностью, это нет в помине. Я не люблю тривиальных разговоров, особенно на рабочем месте. Я люблю выигрывать, а неудачи действительно травмируют.

Вопрос: Физически?

Рон Деннис: Физически и психически. Дело не в привычке к адреналину, это настоящая боль. Иногда я могу вспылить, когда вижу, что не все в команде чувствуют подобную боль. По этой причине я предпочитаю разбираться в неудачах сообща, на брифинге команды. В последнее время это стало особенно непросто, на "Макларен" сейчас работают почти 900 человек. Но мой принцип - все должны быть хорошо информированы о происходящем, остается в силе.

Примечание интервьюера: Я слышал об этом и прежде, и вижу, что это подлинные чувства. Мне говорили, что Рон очень заботится о своих работниках и я верю ему.

Вопрос: В вашей карьере есть много общего с карьерой Френка Вильямса, за последние 20 лет только вы и Френк были в состоянии остановить "Феррари", мне известно, что вы очень уважаете друг друга. Насколько вы на самом деле близки?

Рон Деннис: Сперва скажу, чему я действительно рад - Френк не взял меня на работу, когда я обратился к нему в начале 70-х! С тех пор многое изменилось. У его команды были взлеты и падения, так же, как и у нас. Наши взаимоотношения тоже прошли испытания борьбой в чемпионате. Мы доверяем друг другу. Мы - друзья. Настоящих друзей в "Формуле-1" очень мало. Нам было трудно, вместе с "Tyrrell" сохранять решительность в 1997 году по поводу "Соглашения Конкорда", но мы вышли победителями. В результате выиграли все команды. Я восхищен работой Френка и его умением преодолевать препятствия. Он никогда не жалуется, никогда не просит о симпатии, всегда в приподнятом настроении. Нет, я на самом деле им восхищаюсь.

Вопрос: Вы часто что-то обсуждаете?

Рон Деннис: Да, если речь идет о чем-то выходящим за рамки "Макларен", например действия ФИА. Тогда он первый, кому я буду звонить, и наоборот. Я часто вижу его во время уик-энда, он звонит мне в каждое воскресенье между этапами. Мы думаем одинаково и очень похоже строим свой бизнес. Страсть одинаковая, мы - гонщики.

Вопрос: Вы точно гонщики. Насколько реально в одиночку управлять командой "Формулы-1" двадцать первого века, тому, кто всего себя посвятил гонкам?

Рон Деннис: Это не так. Никогда не было, и никогда не будет команды, которая будет своим успехом обязана одному человеку. Я уже говорил сегодня, что вы не достигнете успеха без поддержки талантливых, преданных и трудолюбивых людей. Люди говорят, что Черчиль выиграл войну. Он ее выиграл при поддержке миллионов незаметных героев.

Первым был основатель команды - Брюс Макларен с Тедди Майером, сейчас наступила моя очередь, потом придет кто-то еще. Я в долгу перед теми, кто заложил фундамент, кто работал на "Макларен", работает сейчас, и будет работать в будущем.

Вопрос: Именно поэтому вы никогда не стремились поменять название команды с "Макларен" на "Деннис". В конце концов "Вильямс" называется "Вильямсом", "Джордан" - "Джорданом", "Заубер" - "Заубером, "Прост" - "Простом"...

Рон Деннис: Да, конечно. Возможность назвать команду по другому несколько раз была, но я испытываю страсть к ценностям, которые установлены Брюсом Маклареном и уверен, что сейчас он бы был горд командой. Это больше той выгоды, которая могла бы быть, носи команда имя текущего руководителя. Вы создаете марку, которая не подвержена риску полной зависимости от одного индивидуума. Подумайте. ведь "Микрософт" тоже не называется "Гейтс", не так ли?

Вопрос: После 35 лет работы вас все еще волнует "Формула-1"? Например, в Спа, в прошлом году, что вы почувствовали, когда Мика Хаккинен обошел Михаэля Шумахера, выиграл гонку и возглавил чемпионат?

Рон Деннис: Это адреналин, это волнение, это - мурашки по спине. Это невозможно утратить. Но столь же эмоционален я был, когда подобное совершал Дэвид Култхард. В прошлом году, в Маньи Кур, Дэвид догнал и обошел Михаэля, а потом выиграл гонку. И 80% от этих чувств у меня возникает, если подобный обгон совершает пилот другой команды, не "Макларен".

Примечание интервьюера: Я не уверен, что верю ему. Хорошо, давайте выясним все до конца.

Вопрос: На самом деле?

Рон Деннис: Конечно! Хотя я признаю, что гораздо больше испытываю, когда участвуют пилоты "Макларен", тогда это становится предметом личной гордости. Подобное чувство возникает, когда мои дети (Шарлотта, 13 лет: Кристиан, 10 лет и Франческа, 7 лет) приносят домой хорошие оценки после экзамена. В этом нет ничего странного, получать удовольствие от достижений близких вам друзей. Но я не кричу от радости и почему то меня считают холодным, высокомерным, это не так. Вполне естественная реакция.

Примечание интервьюера: Я все еще не верю.

Вопрос: Позвольте мне убедиться в вашей искренности. Вы утверждаете, что испытываете 80% волнения от событий в Спа, если, к примеру, Лучано Бурти обгоняет Педро де ла Росу?

Рон Деннис: Это не слишком удачный пример. Я не имею ничего против Бурти или де ла Росы, но имелось ввиду событие с участием двух гонщиков высшего класса. Наверное с участием Михаэля Шумахера и кого-нибудь еще. Мне нравится, когда его обгоняют, я не покупаю акций "мистера Невидимки". Сначала Айртон Сенна, потом Михаэль Шумахер, создали вокруг себя особую ауру - человека, который в принципе не может поступать неправильно. Справедливо это, или нет, но я убежден, что если бы другие гонщики совершали маневры на старте, подобные тем, что совершает Шумахер, они были бы наказаны.

Примечание интервьюера: Ага! Подходим к интересной теме.

Вопрос: А почему ему позволяют избегать наказания?

Рон Деннис: Я не противник Михаэля. Интересно, что мнение о том, что он - лучший настолько широко распространено, что к его поступкам относятся не так серьезно. Подобное было и с Айртоном. Я не поддерживаю подобное неравенство, но понимаю почему такое происходит.

Вопрос: Хорошо. Поставим точку. Михаэль, кажется скоро побьет все рекорды "Формулы-1", большинство из них за Аланом Простом. Из этого возникает следующий вопрос, почему из отличных пилотов выходят такие плохие боссы команд?

Рон Деннис: Отвечу на ваш вопрос с общих позиций, я не хочу наговаривать на Алана, хотя стоит признать, что бывшие гонщики действительно редко хороши на руководящей работе.

Обычно пилоты эгоистичны, они должны быть такими, а боссы - нет. Руководитель должен получить максимум от своих служащих, создать такую ситуацию, при которой индивидуальность каждого проявится максимально ярко. Не стоит удивляться тому, что человек посвятил свою жизнь гонкам и не имеет навыков управления. Из врача не получится хорошего адвоката. Это разные вещи.

Вопрос: Раньше вы говорили, что у вас нет никакой заранее предписанной роли в "Формуле-1" Вы когда-нибудь были категорически не согласны со своей командой?

Рон Деннис: Я приезжаю на гонки, потому что люблю приезжать на гонки и потому, что чувствую готовность, большую, чем у кого-нибудь в "Макларен" к преодолению различных политических трудностей, которые возникают во время уик-энда.

Если говорить о гонках, то есть надежда, что я смогу добавить нечто ценное. Но мое мнение сейчас не так важно, как пару лет назад. Наши стратеги теперь чрезвычайно компетентны и технически подкованы. Интуитивные решения, которые я принимал, стали очень редки.

Вопрос: То есть вы никогда не ставите собственную интуицию выше решения команды?

Рон Деннис: У нас отличные стратеги и это было бы опрометчиво. Атмосфера на командном мостике сейчас гораздо спокойнее той, что была в прошлом и я не хочу нарушать эту гармонию, какие бы специфичные обстоятельства этого не потребовали.

Вопрос: После 35 лет работы вас все еще волнует "Формула-1"? Например, в Спа, в прошлом году, что вы почувствовали, когда Мика Хаккинен обошел Михаэля Шумахера, выиграл гонку и возглавил чемпионат?

Рон Деннис: Это адреналин, это волнение, это - мурашки по спине. Это невозможно утратить. Но столь же эмоционален я был, когда подобное совершал Дэвид Култхард. В прошлом году, в Маньи Кур, Дэвид догнал и обошел Михаэля, а потом выиграл гонку. И 80% от этих чувств у меня возникает, если подобный обгон совершает пилот другой команды, не "Макларен".

Примечание интервьюера: Я не уверен, что верю ему. Хорошо, давайте выясним все до конца.

Вопрос: На самом деле?

Рон Деннис: Конечно! Хотя я признаю, что гораздо больше испытываю, когда участвуют пилоты "Макларен", тогда это становится предметом личной гордости. Подобное чувство возникает, когда мои дети (Шарлотта, 13 лет: Кристиан, 10 лет и Франческа, 7 лет) приносят домой хорошие оценки после экзамена. В этом нет ничего странного, получать удовольствие от достижений близких вам друзей. Но я не кричу от радости и почему то меня считают холодным, высокомерным, это не так. Вполне естественная реакция.

Примечание интервьюера: Я все еще не верю.

Вопрос: Позвольте мне убедиться в вашей искренности. Вы утверждаете, что испытываете 80% волнения от событий в Спа, если, к примеру, Лучано Бурти обгоняет Педро де ла Росу?

Рон Деннис: Это не слишком удачный пример. Я не имею ничего против Бурти или де ла Росы, но имелось ввиду событие с участием двух гонщиков высшего класса. Наверное с участием Михаэля Шумахера и кого-нибудь еще. Мне нравится, когда его обгоняют, я не покупаю акций "мистера Невидимки". Сначала Айртон Сенна, потом Михаэль Шумахер, создали вокруг себя особую ауру - человека, который в принципе не может поступать неправильно. Справедливо это, или нет, но я убежден, что если бы другие гонщики совершали маневры на старте, подобные тем, что совершает Шумахер, они были бы наказаны.

Примечание интервьюера: Ага! Подходим к интересной теме.

Вопрос: А почему ему позволяют избегать наказания?

Рон Деннис: Я не противник Михаэля. Интересно, что мнение о том, что он - лучший настолько широко распространено, что к его поступкам относятся не так серьезно. Подобное было и с Айртоном. Я не поддерживаю подобное неравенство, но понимаю почему такое происходит.

Вопрос: Хорошо. Поставим точку. Михаэль, кажется скоро побьет все рекорды "Формулы-1", большинство из них за Аланом Простом. Из этого возникает следующий вопрос, почему из отличных пилотов выходят такие плохие боссы команд?

Рон Деннис: Отвечу на ваш вопрос с общих позиций, я не хочу наговаривать на Алана, хотя стоит признать, что бывшие гонщики действительно редко хороши на руководящей работе.

Обычно пилоты эгоистичны, они должны быть такими, а боссы - нет. Руководитель должен получить максимум от своих служащих, создать такую ситуацию, при которой индивидуальность каждого проявится максимально ярко. Не стоит удивляться тому, что человек посвятил свою жизнь гонкам и не имеет навыков управления. Из врача не получится хорошего адвоката. Это разные вещи.

Вопрос: Раньше вы говорили, что у вас нет никакой заранее предписанной роли в "Формуле-1" Вы когда-нибудь были категорически не согласны со своей командой?

Рон Деннис: Я приезжаю на гонки, потому что люблю приезжать на гонки и потому, что чувствую готовность, большую, чем у кого-нибудь в "Макларен" к преодолению различных политических трудностей, которые возникают во время уик-энда.

Если говорить о гонках, то есть надежда, что я смогу добавить нечто ценное. Но мое мнение сейчас не так важно, как пару лет назад. Наши стратеги теперь чрезвычайно компетентны и технически подкованы. Интуитивные решения, которые я принимал, стали очень редки.

Вопрос: То есть вы никогда не ставите собственную интуицию выше решения команды?

Рон Деннис: У нас отличные стратеги и это было бы опрометчиво. Атмосфера на командном мостике сейчас гораздо спокойнее той, что была в прошлом и я не хочу нарушать эту гармонию, какие бы специфичные обстоятельства этого не потребовали.

Вопрос: Кто самый сильный стратег на командном пункте "Макларен"?

Рон Деннис: Это не один человек, а целая группа и я не хочу называть имен, а то соперники переманят.

Вопрос: Давайте отойдем от спорта и поговорим об администрации, о Берни Экклстоуне. Он когда-то сказал мне, что все боссы команд - миллионеры и эти миллионы для них заработал он. Что вы думаете об этом?

Рон Деннис: Я был миллионером еще до того, как стал руководить командой и мое богатство было заработано не только в "Формуле-1", как бы неправдоподобно это звучало для Берни. Большинство ведущих команд получает лишь 10-15% от своего дохода. Так что на каждом этапе наши спонсоры покрывают разницу между тем, что мы получаем от SLEC и тем, сколько на самом деле стоит участие в гонке. Прочное финансовое положение "Формулы-1" действительно создано Берни, но я считаю, он почти не замечает работы актеров. Иногда мне жаль, что он не может быть более благодарен нам.

Это вполне понятная позиция и она вполне оправдывает его претензии на львиную часть доходов. Давайте посмотрим с другой стороны. Я никогда не завидовал доходу Экклстоуна от "Формулы-1", но возражаю, когда этот доход достается чуждым предпринимателям - Kirch, EMTV и т.д. и я сделаю все, чтобы добиться более равноправного распределения доходов в будущем. В 2007 году, когда "Соглашение Конкорда" утратит силу, должно многое измениться. Никто не хочет навредить "Формуле-1", никто не хочет воевать. Но делить доходы нужно по другому.

Вопрос: Вы взволнованы по поводу будущего "Формулы-1"?

Рон Деннис: Нет, я думаю, что здесь работают достаточно грамотные люди и они смогут благополучно миновать это суматошное время.

Вопрос: Берни рано или поздно умрет, вы ожидает начала новой главы в истории "Формулы-1" после его ухода? Что изменится?

Рон Деннис: Мы все когда-нибудь умрем, и Берни, несомненно так же трепетно относится к этому факту, как и я, и вы. Что-то действительно изменится. Ситуация с коммерцией в "Формуле-1" станет более открытой, более прозрачной. Но не посчитайте мои слова за критику его работы, Берни проделал фантастический труд того, чтобы этот спорт стал таким, каким мы его видим сейчас.

Вопрос: Есть мнение, что вы - лучший кандидат на должность следующего босса "Формулы-1". Вы когда-нибудь стремились к этому?

Рон Деннис: Нет. Не собираюсь и в наиболее обозримых обстоятельствах не соберусь. Мы все по разным причинам пришли сюда, и меня конечно привели не деньги или жажда власти, я хочу преуспеть в других областях. Поэтому единственным вариантом моего участия в управлении "Формулой-1" могла бы стать перспектива немного стабилизировать тревожную ситуацию.

Вопрос: "Формуле-1" нужен босс?

Рон Деннис: Да, такому спорту нужен сильный лидер. Должен ли это быть деспотичный предприниматель или руководитель частной, или общественной организации - я не знаю. Я не уверен в том, что здесь будут работать демократические принципы. Необходимо стабилизировать ситуацию и если меня позовут сделать это, я соглашусь.

Вопрос: Хорошо, давайте отставим в сторону Экклстоуна и обратимся к Максу Мосли. По вашему он хороший президент ФИА?

Рон Деннис: Я знал двух президентов ФИА, Мосли и Балестра. Макс очень любит говорит при каждой удобной возможности, что ему за это не платят. И я задаю себе вопрос, как он выносит все эти стычки, без компенсации хорошим жалованьем. Трудно говорить однозначно - плохой, или хороший. Президент ФИА - слишком сложная должность. В идеальном мире она должна олицетворять справедливость и беспристрастность в суждениях. Я бы не хотел такой работы. Но если бы пришлось, то постарался бы быть более беспристрастным и независимым. У меня до сих пор есть недоверие к Апелляционному суду, как и у всех остальных команд.

Вопрос: Всех остальных?

Рон Деннис: Ну, может быть за исключением одной.

Вопрос: Речь идет о "Феррари", не так ли? Вы думаете Макс не справился с ролью беспристрастного и независимого? Его симпатии на стороне этой команды?

Рон Деннис: Макс и Берни хотят видеть "Формулу-1" преуспевающей и поддержать коммерческие интересы тех, кто выигрывает Гран-при и чемпионаты мира. Ясно, что "Макларен" и "Вильямс", доминировавшие на протяжении последних 10-15 лет, не подходят на эту роль, так что они скорее будут покровительствовать другим командам, а не "Макларен" и "Вильямс". Я не параноик. Я реалист, здесь все очень понятно и логично, но из-за этого гораздо труднее поддерживать стабильность.

Вопрос: Если бы я спросил Берни, хотел бы он, чтобы этот чемпионат выиграла "Феррари", он ответил бы просто: "Да, конечно!". Он уже не раз это говорил. Макс так не ответит, он пустится в длинное разглагольствование, суть которого заключалась бы в том, что колебание между беспристрастностью и коммерческими интересами полностью несоответствует роли ФИА, как регулирующего органа. Вы думаете, Макс говорит правду об экономической стороне дела?

Рон Деннис: Политически это правильно.

Вопрос: Вы, или "Макларен" когда-нибудь сознательно нарушали регламент, чтобы получить преимущество?

Рон Деннис: Нет, никогда. Никогда мы не выпускали на трассу машину, которая сознательно противоречила регламенту.

Вопрос: "Трекшн-контроль" был разрешен именно для того, чтобы не допустить обмана?

Рон Деннис: Да, многие возможности для обмана соперников исчезли и я приветствую такую легализацию. Но обман может продолжаться. Кто? Я не знаю.

Вопрос: Вы выигрывали чемпионаты с великими гонщиками, с теми, кто вошел в историю автоспорта: Ники Лауда в 1984 году, потом по три раза с Простом и Сенной. Как бы вы сравнили с ними Мику Хаккинена?

Рон Деннис: Невозможно сравнивать гонщиков разных лет. Тот, кто может выиграть гонку, может победить и в чемпионате. Великие пилоты - это те, кто могут выигрывать на не самой лучшей машине и у нас были такие.

Вопрос: Вы записали бы Мику в этот список?

Рон Деннис: Он - победитель. Он выиграл массу гонок, два чемпионата. Дэвид - тоже победитель.

Вопрос: Эдриан Ньюи наверное тоже победитель, он блестяще руководил техническим персоналом в течении ваших двух последних чемпионских сезонов. Его мотиваций не пострадала в связи с недавней историей о контракте с "Ягуар"?

Рон Деннис: Эдриан - самый конкурентоспособный человек, из всех, что я знаю. Кроме всего прочего - он часть команды и продолжает с полной ответственностью координировать весь процесс работы над машинами для "Формулы-1" в "Макларен". Я очень уважаю его способность держать в голове весь этот процесс и уверен в том, что он будет работать над такими проектами еще нескольких наших машин. В течении ближайших нескольких месяцев мы определим стратегию работы над еще несколькими нашими проектами, в которых Ньюи будет персоной № 1.