Denar

ЖУРНАЛИСТКА Саманта Вейнберг написала об этом человеке ставшую бестселлером книгу "Последний пират", в Голливуде собираются снимать фильм, а в Африке президенты до сих пор дрожат при одном упоминании его имени. Кто же эта таинственная личность?  

Автор: Георгий Зотов, Париж - Москва

Статья: Главный авантюрист ХХ века

Сайт: АИФ



Главный авантюрист ХХ века

Боб Денар впервые появился в Африке в 1960-м и покинул ее только в 1995 году. На его счету около десяти государственных переворотов: он воевал в Конго, Нигерии, Анголе, в 1975 году попытался совершить путч в Бенине, вместе с группой соратников захватив главный аэропорт страны. Через три года команда Денара из полусотни наемников высадилась на Коморских островах, свергнув социалистическое правительство Али Суалиха и заменив его президентом Ахмедом Абдаллой. Став начальником президентской охраны, Денар принял ислам (взяв имя Мустафа) и женился на местной уроженке. Беспечная жизнь закончилась, когда президента Абдаллу убили в перестрелке между охранниками. Боб был вынужден покинуть острова, но в 1995 году с новым отрядом (уже в 36 человек) вернулся, арестовав очередного диктатора Комор в постели. Однако когда на острова, защищая местную власть, высадились французские коммандос, 66-летнему "королю наемников" пришлось сдаться. Пережив два судебных процесса, Денар вышел сухим из воды.

Прежние наемники воевали за романтику

Самый знаменитый наемник в мире, имея звание полковника в отставке, возглавляет ассоциацию бывших "солдат удачи" под названием "Мир - наша страна" и проживает рядом с Парижем. Его домик - маленький и обшарпанный, весь в потеках, кое-где облупилась белая краска. Видя мое удивление, хозяин откровенно усмехается:

- Все думают, что я живу в шикарных апартаментах: мол, вывез из Африки мешки золота и бриллиантов. Ничего подобного. Для нас тогда профессия наемника означала в первую очередь романтику. Сегодняшние "солдаты удачи" воюют только за доллары. Мы же брали деньги, только когда надо было оплатить оружие и снаряжение - его бесплатно нигде не дают.

- Тем не менее были разговоры, что вы назначали оплату по $ 20 000 в час за те перевороты, что устраивали в африканских государствах.

- (Смеется.) Да это ерунда, высосанная из пальца. Подумайте, разве тогда я жил бы так, как живу сейчас? Моей пенсии не хватает, и одна из дочерей, живущая со мной, вынуждена часто ходить на работу в ночную смену. Разве такое могло бы случиться, зарабатывай я по $ 20 000 в час? Тогда бы я принимал вас во дворце из мрамора".

В кабинете полковника, где стоят телефон и факс, на стенке прикреплен листок с надписью: "Дети Робера Денара (признанные)". В списке восемь человек. Первый родился в 1955 году в Марокко, последний - в 1995 году в Южной Африке. "Помотало меня по свету, - улыбается Денар, - где задерживался, там и детки появлялись". В коротком списке обозначены Бельгия, французские города Марсель и Булонь... Только две дочери (Хамза и Кафна) родились в одном и том же городе - столице Коморских островов Морони. Денар надевает очки: "Это на случай, если вдруг кого забуду. Давайте пройдем наверх, я вам там хотел бы одну интересную вещь показать".

Мы идем вдоль стен, на которых живого места нет. Везде висят ордена и медали хозяина, почетные грамоты, погоны и нашивки с мундиров армий тех стран, в которых в разное время он служил. Приклеены даже карикатуры на самого полковника: "Я всегда считал, что человек должен уметь смеяться над собой". Над скрипящей старой лестницей распростерла лапы шкура леопарда, поблескивая клыками.

- Любите охотиться?

- Нет, это подарок. Мне никогда не нравилось стрелять в животных.

Розы и "калашников"

Поднимаемся наверх. На втором этаже - китайские фигурки из фарфора и самурайский меч. Полковник поясняет: это осталось в наследство от отца - офицера французской армии, служившего в Китае.

Над диваном - красный берет французских десантников, помещенный под стекло. В центре берета - дыра с опаленными краями.

- Это ваш, мсье Денар?

Вместо ответа полковник берет мою руку и подносит к своей голове. На темени - углубление, в которое пролезает четверть пальца.

- Та самая пуля, которую я схлопотал в Конго. Врачи думали, что не выживу. А это (показывает рваные шрамы на руке) - от взрыва снаряда в Индокитае, где я служил в военно-морских силах. Всего, наверное, с десяток пуль насчитается, которые я "поймал".

- Теперь точно сто лет проживете.

72-летний Денар усмехается и произносит: "Иншалла". По-арабски это значит - "Как будет угодно Аллаху". Хотя тут же поправляется: молиться не умеет, Корана не знает и ислам принял чисто формально. "Во Франции я - христианин, а на Коморах - мусульманин, - говорит он, - вот и все. Надо уважать религию страны, где живешь".

Он передвигается по дому, прихрамывая, но отлично сшитый костюм не может скрыть военную выправку. Человек исключительного ума, Боб Денар играет новую роль, им же придуманную: старенький полковник в отставке, выращивающий розочки в уютном дворике. Однако офицер-переводчик (Денар предпочитает давать интервью по-французски) поедает его глазами, через слово произносит "мон колонель" (мой полковник), тянется в струнку. Для своих людей Денар - по-прежнему боевой командир. Лишь раз он выходит из образа пенсионера - когда я вижу книгу "Советское оружие", где на обложке изображен АК-47. Задаю вопрос: "А вам нравится "калашников"?"

Устало моргающие глаза полковника в момент вспыхивают живым огнем: "О да! Замечательный автомат, много раз выручал меня. Помнится, в Йемене у меня был как раз такой. У вас, в России, вообще делают неплохое оружие, должен вам сказать".

Жажда адреналина

Многие задавались вопросом: почему люди, которые профессионально занимаются войной, готовы ехать вновь и вновь в любую точку земного шара, даже если они не нуждаются в деньгах? Ответ прост - адреналин. Они уже не могут жить без этого. Денар честно говорит, что не представляет себе спокойного существования.

В подвале - особая комната, где просто не повернуться - повсюду стоят десятки ящиков из кованого железа с надписями: "Коморские острова", "Конго", "Бенин". Это страсть Денара - он собирает архивные документы, вывозя их отовсюду. Сколько тут компромата на африканских и французских политиков, сколько бумаг с грифом "совершенно секретно", сколько государственных тайн - один Бог ведает.

Провожая меня, Боб Денар открывает поскрипывающую калитку.

- Мсье полковник! А скажите мне честно, вы смогли бы сейчас устроить государственный переворот, если бы это потребовалось?

Брови чуть приподнимаются, губы вновь прорезает усмешка.

- Как вам сказать, мсье журналист... Позвольте сначала узнать - а у вас что, имеется предложение? Если есть - тогда давайте обсуждать.