Del Toro Benisio

( 19 февраля 1967 года ) Я чувствую большую ответственность - я южноамериканец, играющий в Голливуде. Хотя сейчас я просто актер и не несу ответственность за роли, которые я играю. Главное - делать свою работу хорошо. Единственное - я хочу, чтобы меня не воспринимали как просто южноамериканца. Меня зовут Бенисио Дель Торо, но это не значит,ч то я могу играть только испанцев. По идее, у меня нет проблемы изобразить южный темперамент, и я бы играл такие роли чаще, если бы были хорошие сценарии.  

Автор:Максим Леванченко

Статья: Биография Бенисио Дель Торо, рассказанная им самим

Сайт: www.om.ru



Часть I. Воспоминания о непростом детстве.

Я родился 19 февраля 1967 года в Сантурче, Пуэрто Рико. Моего отца зовут Густаво Дель Торо. Он юрист, и моя мать, Фауста Санчес-Дель Торо тоже была юристом. Она умерла, когда мне было 9 лет. У меня есть брат, который старше меня на два года. Его тоже зовут Густаво, он врач, живет в Нью-Йорке.

Из детства в Пуэрто Рико я помню, что обожал играть в баскетбол и смотреть фильмы ужасов: про Франкенштейна, Человека-волка, и 'Существо из Черной лагуны'. Меня забавляли рептилии и динозавры.

Большинство моих тогдашних увлечений я перенимал у своих двоюродных братьев и сестер - у меня их около двадцати. Я помню частые поездки на родительскую ферму, но больше мне нравилось ходить на пляж. Я тогда ненавидел ездить на ферму. Но сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что тогда было здорово размышлять обо всем, потому что я подолгу бывал один. Воображение разыгрывалось, и я создавал свой собственный мир.

Потом умерла моя мать. Она очень долго болела гепатитом, и от этого умерла. Представления, которые я устраивал, чтобы ее развеселить - это были мои первые попытки играть.

Самое странное, что я воспринял ее смерть нормально. В этом возрасте самые страшные вещи воспринимаются как должное. Они кажутся естественным продолжением жизни.

Помню, что единственное кино, на которое нас водила мать, было 'Papillon'. Я его очень любил и оно до сих пор много для меня значит. Но тогда мне и в голову не приходило, что я буду играть в кино.

У нас с братом не было компьютеров или электронных игр. Мы сами придумывали себе новые миры. Я представлял, что я Тарзан, а наши собаки - это медведи и львы.

Эти образы из детства очень повлияли на меня. Мне кажется, что моя жизнь в Пуэрто Рико с 5 до 9 лет - самая важная часть моей жизни.

После смерти матери, моя крестная - Сара Торес - нам очень помогала.

В Пуэрто Рико я пошел в католическую школу - Академию вечной помощи Пресвятой богородицы ('The Academy of Our Lady of Perpetual Help'). Монахини и священники меня проклинали. Меня называли хулиганом. Только некоторые учителя могли относиться ко мне по-человечески и видели во мне нормального ребенка за маской, которую я носил. Но для большинства я был просто Хулиган Бенисио.

В школе у меня было много проблем. Я думаю, что я просто старался привлечь к себе внимание. Поскольку мой отец всегда старался держать меня в ежовых рукавицах и заставлял меня следовать своим правилам, мы очень ссорились. Так было до тех пор пока мне не исполнилось 11 лет, и отец третий раз не женился. С его второй женой у мен были ужасные отношения, и отец махнул на меня рукой и отпустил в Штаты учиться.

Вот так я там и оказался в 13 лет. Я учился в школе-интернате в Пенсильвании. Там было круто, хотя я и попадал во всякие неприятности, но в основном я играл в баскетбол.

Вначале у меня были проблемы из-за языкового барьера. Но благодаря занятиям спортом, я научился нормально общаться на английском. Я быстро заводил друзей. Я начал много заниматься музыкой - еще в Пуэрто Рико я обожал музыку, особенно рок-н-ролл.

Это был хороший опыт. Я постоянно общался со своими друзьями. Многие были старше меня, и от этого тоже возникали всякие проблемы.

Когда я уехал из Пуэрто Рико, я был совершенно один. Но я быстро взрослел. Единственный способ выжить был - защищать себя. Тогда я впервые заглянул внутрь себя, вместо того, чтобы смотреть вовне.

Часть II. Стать актером - все равно что жениться.

В интернате я открыл для себя много интерсных занятий - например, рисование, которое я до сих пор обожаю. Вообще-то мама водила меня с братом на курсы рисования, но примерно в 7 лет я перестал туда ходить. А уже позже, в старших классах, я снова начал рисовать.

Но мое увлечение искусством никак не повлияло на количество шуток, которые я постоянно выкидывал. Однажды был такой ужасный случай. У одного приятеля моего друга (я его даже не знал) ограбили дом. Мой друг дал мне его номер телефона. Примерно неделю я звонил туда и говорил, что я один из воров, ограбивших дом и клялся, что мы снова ограбим этот дом. Я запугал их до того, что они переехали. Они сменили номер телефона и переехали - из-за меня... Сейчас я вспоминаю все это, и думаю, каким же я был тупицей...

Моя семья хотела, чтобы я стал юристом. Отец, как и моя крестная (а она была его поверенной), говорила, и продолжает говорить, что я должен продолжать семейную традицию и пойти учиться на юриста. Даже сейчас она иногда начинает: 'Знаешь, ты и сейчас можешь вернуться в колледж и окончить его...'

Я начал играть благодаря театральной постановке в моем колледже. Я попробовал сыграть роль, и мне ее дали. А по правилам, чтобы получить роль, надо было долго ходить в театральный кружок (а я был новеньким) или специализироваться на драме.

Вот так я сменил специализацию. До того я специализировался на бизнес-дисциплинах, а это у меня никогда особенно не получалось. Когда я сменил специализацию, я решил стать актером. И переехал в Нью-Йорк учиться на актера.

Не то чтобы меня бесила идея стать юристом. Наоборот, мне всегда казалось, что адвокаты (особенно связанные с уголовным правом), выступающие в суде, занимаются тем же, что и актеры.

Адвокат должен убеждать людей, и я в каком-то смысле занимаюсь тем же. Но в моей семье никто не играл, не пел, не танцевал - не занимался искусством.

Когда я начал учиться на актера, моя семья считала, что игра - странное занятие, карьера без будущего. Они сказали, что у меня нет ни одного шанса выжить в качестве актера. Они повторяли: 'Реклама тут, реклама там, а дальше что?'

Когда я принял окончательно решение стать актером, я не думал о временных рамках. Я никогда не говорил себе: 'Я буду играть 5 лет, и если получится, то хорошо. Если нет, попробую заняться чем-то еще'.

Я совсем по-другому смотрю на вещи. Для меня это было как вступить в брак.

После Нью-Йорка я переехал в Лос Анжелес, где жил мой брат. Он учился в Калифорнийском университете. А я выиграл грант на учебу в Школе Актерского искусства Стэллы Адлер. После этого я в колледж не возвращался. Почти 4 года я очень напряженно учился на актера.

Каждый день мы тренировали актерское мастерство и движение. Мы читали Шекспира. Я выжил благодаря гранту и тому, что жил дома у брата.

Я зарабатывал на карманные расходы, помогая строить театр для Школы. Целый год я этим занимался. Там платили не много.

Через два года после того как я приехал в Лос Анжелес, я получил первую работу - это была роль в ТВ-сериале 'Miami Vice'. Это, конечно, меня обнадежило, но потом некоторое время снова не было никаких ролей.

Вначале было трудно, потому что моя семья не одобряла выбор моей профессии. Хорошо, что в этой стране было легко найти пищу, иначе я бы не выжил.

Часть III. Бенисио Дель Торо не считает себя суперменом.

Я много раз ездил в Пуэрто Рико. Мы, пуэрториканцы, стали почти как североамериканцы, с тех пор как начали путешестовать по Америке. Условия в Пуэрто Рико делают нас совершенно не похожими на латиноамериканцев. Нам не нужнен паспорт или гринкард. Мы можем спокойно работать в США. Мы приезжаем и уезжаем из Штатов без проблем. И все равно, многие пуэрториканцы приезжают назад на свою родину и остаются там жить, а там плоховато с киноиндустрией.

Если бы киноиндустрия на моей родине была бы развита так же, как на Кубе, я бы тоже вернулся. Тогда там было бы больше пуэрториканцев в кино. А сейчас там больше кубинцев и мексиканцев.

Вообще-то, я чувствую большую ответственность - я южноамериканец, играющий в Голливуде. Хотя сейчас я просто актер и не несу ответственность за роли, которые я играю. Главное - делать свою работу хорошо.

Другое дело, если ты режиссер или продюсер - тут ответственность больше.

Единственное - я хочу, чтобы меня не воспринимали как просто южноамериканца. Меня зовут Бенисио Дель Торо, но это не значит,ч то я могу играть только испанцев. По идее, у меня нет проблемы изобразить южный темперамент, и я бы играл такие роли чаще, если бы были хорошие сценарии.

Единственное, что меня совершенно не возбуждает - это телевидение. Там все работают слишком быстро, я люблю работать над своим персонажем, а на телевидении это не нужно. На ТВ есть несколько отличных актеров, но это исключение.

Кино - моя страсть. Я никогда не перестану работать над фильмами. Вот почему то, что было с 'Обычными подозрениями' ('The Usual Suspects') было очень важно для меня. Многие думают, что это первый фильм, над которым я работал. Это не так, но пусть так считают.

Это был отличный фильм, и у меня там была важная роль. По сравнению с фильмами, в которых я снимался до того, 'Обычные подозрения' - было нечто новое. После него меня признали как актера.

В тот же год я работал еще в 4 фильмах. Это многовато, учитывая, что мне нужно сконцентрироваться над ролью. Зато коллеги оценили мою работу, а это для меня много значит.

Сейчас мне предлагают все более интересные роли, с интересными сюжетами. Была пара очень забавных предложений, но я отложил их на время, чтобы сделать перерыв.

4 фильма в год - это утомительно. Да еще я режиссировал короткометражный фильм.

И все равно, хотя сейчас мои дела идут неплохо, мне хочется притормозить. Когда ты становишься кинозвездой, очень легко поверить, что ты Супермен. Это может тебя обмануть.

Поэтому я не люблю обращать внимание на славу. На самом деле, она стоит очень мало. Я не прыгаю от радости, и не вешаю свои фотографии на стену.

Не понимая таких простых вещей, ты попадаешь в замкнутый круг и думаешь, что ты на самом деле супергерой. А это значит, что ты попал.