Dal Vladimir

( 10 ноября 1801 - ...) B приближении юбилейной даты А.С.Пушкина все большее внимание любознательных читателей привлекается и к окружению любимого поэта, среди которых многие сами по себе были велики в деле, которому служили, и оставили заметный след в истории русскоязычной культуры. Имя Владимира Ивановича Даля, известного нам автора "Толкового словаря живого великорусского языка" - в их числе. В биографии этой воистину незаурядной личности сочетались и диалектолог, и лексикограф, и географ, и этнограф, и естествоиспытатель, и писатель, и врач.  

Автор: Семен Резник

Статья: Владимир Даль


В.И.Даль родился 10 ноября 1801 года в Луганске, на Украине, на Английской улице, в небольшом одноэтажном домике, окруженном казармами, халупами, землянками первых заводских рабочих литейного завода. Здесь прошло его детство, здесь зародилась любовь к отчему краю, которую он пронес через всю свою долгую жизнь, выбрав себе впоследствии литературный псевдоним Казак Луганский.

Отец его, датчанин Иоганн Христиан Даль, ученый, владевший многими языками, был приглашен в Россию Екатериной II и определен придворным библиотекарем. Однако в этой должности он пробыл недолго и после отъезда в Германию и окончания медицинского факультета университета в Йене вернулся в Россию врачом. Неизвестны причины, по которым он очутился в захолустном по тому времени шахтерском городке. Но тем не менее в Луганске он служил лекарем горного ведомства, при котором создал первый лазарет для рабочих. В областном архиве хранится рапорт доктора И.М.Даля (русское имя Иван Матвеевич было получено Иоганном Христианом Далем вместе с русским подданством в 1799 году в Луганске, через год после приезда) правлению завода о тяжелом положении "работных людей", в котором излагаются факты, свидетельствующие об антисанитарных условиях быта рабочих, нищете и распространенности среди них инфекционных болезней.

Владимир Даль не сразу пошел по стопам отца. После окончания морского кадетского корпуса он служил мичманом на Черноморском, затем, после повышения в чине, на Балтийском флоте. Однако прекрасное домашнее образование (мать Владимира также владела несколькими языками, знала литературу и музыку) и пытливый ум побуждали В.Даля к дальнейшему совершенствованию знаний. "Я почувствовал необходимость в основательном учении, в образовании, дабы быть на свете полезным человеком", - так объяснял свою жизненную позицию сам В.Даль. Он оставляет флот и поступает в Дерптский университет на медицинский факультет, отличавшийся в то время сильным составом профессоров. Вместе с Владимиром Далем на факультете учились будущие знаменитости - хирурги Н.Пирогов и Ф.Иноземцев, терапевт Г.Сокольский, физиологи А.Филомафитский и А.Загорский.

Современные исследователи восстановили страницы медицинской деятельности Даля по скупым строкам из некоторых его трудов, архивных документов, редких свидетельств современников. Защитив досрочно докторскую диссертацию ("Диссертация на соискание ученой степени, излагающая наблюдения: 1) успешной трепанации черепа; 2) скрытых изъявлений почек"), Даль участвует в русско-турецкой войне (1828-29 гг.); вместе с русской армией он совершает переход через Балканы, непрерывно оперируя в палаточных госпиталях и непосредственно на полях сражений. "...Видел тысячу, другую раненых, которыми покрылось поле... резал, перевязывал, вынимал пули..." Дарование Даля-хирурга высоко оценивал выдающийся русский хирург Пирогов. Далю пришлось участвовать в сражениях и осадах, развертывать полевые боевые госпитали, в тяжелых условиях бороться за жизнь раненых, оперировать и бороться с лихорадкой, чумой и холерой.

"В свирепствование холеры в Каменец-Подольске заведовал госпиталем для холерных больных", - запись из формулярного списка Даля, хранящегося в архиве Луганска.

Награжденный орденами и медалями, с 1832 года Даль становится ординатором Петербургского военно-сухопутного госпиталя. Здесь он заслужил славу прекрасного хирурга-офтальмолога и стал медицинской знаменитостью Петербурга.

Известны также научные исследования Даля по организации медицинской службы на театре военных действий, по гомеопатии, фармакологии. Найдены наброски его статей об оперативной тактике при огнестрельных ранениях. Представляет несомненный интерес одна из первых опубликованных (и первая, подписанная псевдонимом Казак Луганский) статей Даля "Слово медика к больным и здоровым", положения которой остаются актуальными и в настоящее время. Основное внимание в статье обращается на необходимость правильного образа жизни: "Тот, кто в движении и не наедается досыта, реже нуждается в пособии врача".

Особенно дороги нам страницы жизни Даля, связанные с Пушкиным. Друг Пушкина, Даль делил с поэтом все тяготы нелегких путешествий по дорогам России. Вместе они ездили по местам движения Пугачева. Не исключено, что именно Пушкин подал мысль Далю взяться за словарь. Восхищенный сказками Даля, Пушкин подарил ему рукописный текст одной из своих сказок с дарственной надписью "Сказочнику Казаку Луганскому - сказочник Александр Пушкин". Сейчас мало кто знает, что первая сказка нашего детства "Курочка Ряба" принадлежит сказочнику Казаку Луганскому (Далю).

В трагические январские дни 1837 года Владимир Даль как близкий друг поэта и как врач принял деятельное участие в уходе за смертельно раненным Пушкиным. К Далю были обращены слова умирающего Пушкина: "Жизнь кончена..." Ему благодарный поэт вместе с перстнем-талисманом передал черный сюртук, простреленный пулей Дантеса, со словами: "Выползину (слово, впервые услышанное от Даля и понравившееся Пушкину) тоже возьми себе". Даль принимал участие и во вскрытии поэта; им написано в акте о причине смерти: "Рана относится, безусловно, к смертельным..." Он оставил необыкновенной художественной силы записки о последних часах жизни великого поэта.

Работа в качестве врача была лишь частью многогранной деятельности Даля. Нам теперь представляется наибольшей ценностью его "Толковый словарь", для современников же Даль был ценен прежде всего как писатель Казак Луганский. В 30-40-х годах прошлого столетия он был самым популярным бытописателем и составил 100 очерков русской жизни, которые печатались в "Отечественных записках" и в других столичных журналах, а позже составили два тома в его собрании сочинений. Его писательскую деятельность высоко оценивали А.Пушкин, И.Тургенев, В.Белинский, Н.Добролюбов. В 1845 году Белинский писал о Дале: "После Гоголя это до сих пор решительно первый талант в русской литературе".

На творчестве Даля положительно отразилось хорошее знание им современной жизни - ведь никто из писателей XIX века не странствовал по Руси столько, сколько Владимир Даль. Прекрасные душевные качества, одаренность, общительность, разносторонность интересов Даля привлекали к нему людей. Поэтому он близко сходится с Пушкиным, Гоголем, Некрасовым, Тургеневым, Жуковским, Одоевским, Лажечниковым; был знаком с Шевченко, переписывался с ним и даже принял участие в его освобождении из ссылки (хотя позже дружба их прекратится из-за многих разногласий в жизненных позициях). На организованных Далем Петербургских четвергах бывали многие прогрессивные деятели того времени, среди которых композитор Глинка, хирург Пирогов, географ Литке и многие другие.

Даль был еще и естествоиспытателем - им написаны два учебника "Ботаника" и "Зоология". И, вероятно, уровень знаний в этой области был довольно высок, поскольку в 1838 году Петербургской академией наук В.Даль был избран членом-корреспондентом по отделению естественных наук. А в "Литературной газете", издававшейся в то время в Петербурге, неутомимый Даль вел раздел "Зверинец", в котором печатались его рассказы о животных.

Необходимо отметить заслуги Даля и как этнографа. Во время десятилетнего пребывания в Нижегородской губернии он собрал огромный научный материал для географического атласа распространения различных говоров. Особенную известность среди специалистов ему принесли этнографические описания народов Нижнего Урала и Казахстана.

Наконец, "Толковый словарь живого великорусского языка" В.Даля - это собрание нравственного, философского, житейского, фольклорного опыта, словесное закрепление огромной многовековой истории живого великорусского языка, словарь этот - дело всей его жизни. Сам же он о своем труде сказал просто: "Я любил отчизну свою и принес ей должную мною крупицу по силам". Но какова же эта "крупица"? Владимир Крупин, один из далеведов, в юбилейной статье к 180-летию со дня рождения В.Даля писал: "...всегда нам в укор будет то, что одиночка Даль свершил труд, равный труду многих десятилетий иного гуманитарного института с его могучим коллективом и современными средствами науки и техники". А известный современный писатель Андрей Битов назвал Даля Магелланом, "...переплывшим русский язык от А до Я. Представить себе, что это проделал один человек, невозможно, но только так и было". За полвека Даль объяснил и снабдил примерами около 200 тысяч слов! Но кроме всего Далем собрано более 37 тысяч пословиц русского народа! А ведь он еще служил, врачевал, занимался научной и писательской деятельностью.

Работа Даля над словарем получила высокое признание всего русского общества, он получил престижную по тому времени Ломоносовскую премию. Интересен факт признания труда Даля. В Академии наук не было свободного места, и тогда академик Погодин выступил с предложением бросить жребий и одному из академиков выйти из академии, чтобы Даль занял вакансию. Но дело кончилось тем, что Даль стал почетным членом Академии наук.

К моменту завершения словаря здоровье Даля было уже основательно подорвано. "Казалось бы, - пишет далевед П.И.Мельников-Печерский, - с окончанием долговременных и тяжелых трудов здоровье Владимира Ивановича должно было если не восстановиться, то хоть поправиться. Вышло наоборот... Долговременная привычка к постоянному труду, вдруг прекратившемуся, вредно повлияла на здоровье великого трудолюбца". 22 сентября 1872 года В.Даль скончался. Он похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.

Луганчане помнят и чтут своего земляка. На улице, носящей теперь имя В.Даля, находится дом, в котором жила его семья. Старинный особняк стал музеем, и надпись на мемориальной доске гласит: "В этом доме в 1801 году родился выдающийся писатель и лексикограф Владимир Иванович Даль". Музей стал одним из центров культурной жизни города. В стенах музея, на родине Казака Луганского, возрождены знаменитые "Далевские четверги", участником которых неоднократно бывал и автор этих строк. Свои произведения славному земляку посвящают местные скульпторы, художники, поэты и писатели. На улице, где родился Казак Луганский, установлен памятник. В.Даль изображен в период завершения работы над словарем, и весь его облик как бы выражает чувство исполненного долга.

В.И.Даль и кровавый навет

Биографический очерк Валерия Козыря "Владимир Иванович Даль" написан с энциклопедической сжатостью и точностью. Он охватывает основные стороны многогранной деятельности одного из самых выдающихся представителей русской культуры эпохи ее наивысшего расцвета и, по существу, не нуждается ни в каких дополнениях или комментариях. Однако в современном общественно-политическом контексте публиковать его, не затронув темы предполагаемой причастности Даля к кровавому навету на евреев, значило бы поставить в ложное положение и журнал, и автора очерка, и его героя, почему редакция и попросила меня сопроводить очерк этим кратким послесловием. Те, кто знаком с мракобесной "Запиской о ритуальных убийствах", которая широко распространяется в России под именем В.И.Даля, или что-то слышал о ней, могут придти в недоумение: почему автор умолчал об этом эпизоде в биографии своего героя. А это подорвало бы доверие к очерку в целом.

В одном из ближайших номеров "Вестника" будет опубликована моя работа о Кровавом навете на евреев в России, в которой подробно освещен и вопрос о "Записке", приписываемой Далю. Пока же, в этом кратком Post Scriptum, я просто информирую читателей, что Владимир Иванович Даль такой "Записки" не составлял и никакого отношения к ней не имел. Те, кто приписал и продолжает приписывать ее авторство В.И.Далю, это фальсификаторы, которые пытаются прикрыть свои преступления ненависти ничем не запятнанным именем создателя одного из самых монументальных и своеобразных творений русского гения -- "Толкового словаря живого великорусского языка".