Zrelov

(1948 - ...) "Напрасно думают, что русский медведь чужд бизнессу". Петр Семенович Зрелов. Женат, двое детей. Окончил институт связи и физтех. Защитил диссертацию по автоматизированным системам. Работал главным технологом в Министерстве автомобильной промышленности, заместителем директора по экономике КамАза. В 1987 году основал советско-американское СП "Диалог", входит в ассоциацию СП России.  

Предложение.

Был сентябрь 1987 года. Приехав в очередной раз в Москву, я совершенно случайно встретился с одним американцем в очень доверительной обстановке. У нашей группы на КамАзе тогда была идея заняться производством компьютеров. Но для него это не имело значения. Он был заинтересован в человеческих контактах - в том, что называется гражданской дипломатией. Он посидел, посмотрел, послушал, потом подходит ко мне и говорит: "Пожалуй, я готов иметь с вами дело, даю 5 млн. долларов". Прямо так и сказал:

5 миллионов. А тогда никто не имел права принять в подарок даже машину.

В 1987 году уже существовал закон о СП, но была жесткая система регистрации через Совмин и т.д. Я ему говорю об этом, а он: "Это твои проблемы, я даю деньги". Я ведь никогда не занимался такими вещами - коммерцией, бизнесом. Просто был организатором производства. Объясняю ему, что у меня нет никакого опыта, а он: ну, значит я в тебе ошибся. Ничего не получится. И тогда мы нашли способ принять эти миллионы, создав совместное предприятие.

Не будь этой встречи, "Диалога" бы не было. Другое дело, пошел бы я в бизнес или нет. Не знаю. У меня были достаточно сильные позиции, обеспеченная карьера, нормальные перспективы. Но вот возникло в жизни нечто новое и неожиданное. Позже, анализируя, я решил, что все дело в 3-4-хгодичных жизненных циклах. За это время многие процессы становятся настолько отработанными, что заранее знаешь результат. Интерес пропадает. Когда же начинаешь что-то новое - ты профессионально ноль, и из этого состояния надо срочно выходить. И в это время ты затрачиваешь столько энергии, сколько невозможно выработать в привычных структурах, в человеке появляются какие-то новые свойства и качества. В общем я подспудно ожидал чего-то.

КамАз все-таки иерархическая структура. Там все зависит от того, хороший или плохой у тебя начальник.

А я искал свободы. И у меня была команда, которая тоже отработала себя на проекте КамАза и потенциально была готова к новому повороту дел. Мне было нестрашно начинать профессиональную жизнь заново.

Ровесник.

Тут надо вернуться к человеку, с которого все началось. Джозеф Ричи не просто бизнесмен. Он мультимиллионер. Начинал карьеру с нуля. Был шофером, полицейским. Потом стал брокером. Единственный пиджак одел, чтобы его приняли на работу. Сегодня оборот его фирмы - два триллиона долларов. Практически присутствует на всех биржах мира.

Мы с ним ровесники. У него десять детей. Думая об их будущем, он всеми силами пытается ослабить напряженность между нашими странами. В конце концов он избрал метод народной дипломатии. Помогал нам в переговорах с Афганистаном. Джо хорошо знает эту страну, жил там в детстве, когда его отец работал учителем.

Вначале его контакты с Россией не имели отношения к бизнесу, хотя Ричи называют "Человеком с большим носом" за прекрасное предпринимательское чутье. 15 лет назад он принял православие, потому что считает эту конфессию наиболее человечной, не угнетающей личность. А до того был католиком. Своих детей он воспитывает в любви к России, учит их русскому языку.

Джо считает, что романтизм, доброта и честность очень хороши для бизнеса. Его основная идея - не гнаться за прибылью. Надо стремиться получать удовольствие от самой работы. Его принципы - семейные отношения на фирме, доверие, минимум контроля, совместное обсуждение трудностей. Удовольствие от работы и от сотрудничества с людьми - главный критерий бизнеса.

Бизнес.

Конечно, переход в бизнес это всегда риск. Сначала у нас была небольшая группа единомышленников - всего семь человек. С некоторыми мы еще с института дружили. Основная сфера деятельности нашего СП - интеллектуальная собственность. Но кроме этого чего мы только не делаем! 80 процентов - производство в прямом смысле. Производим строительные материалы, занимаемся деревообработкой. Это сейчас можно найти хороший строительный кооператив, а тогда нужно было самим строиться.

Когда рухнула банковская система и приходилось ждать деньги по 3-5 месяцев, мы вынуждены были создать свой банк. Но главным оставались компьютеры. Они тогда были в дефиците и мы имели хорошую прибыль. Объем инвестирования, который требовался для основной деятельности, был меньше прибыли. У нас появился свободный капитал, и мы использовали деньги, попутно решая наши проблемы.

В январе 1989 года нас было меньше тридцати. Сейчас - 4,5 тысячи в России и 600 человек за рубежом. Нормально, когда руководитель управляет группой в семь человек. Фирма, состоящая из семи групп по семь сотрудников - оптимальная структура. А когда в организации больше 50 человек, руководитель не может посмотреть в глаза каждому. Наши партнеры объясняют это идеей семьи: дедушка с внуками управляется, а с правнуками - уже нет. И это действительно так. Поэтому, когда в фирме больше 50 человек, мы формируем дочернюю структуру. Так родились наши 112 фирм.

Люди.

С самого начала у нас была ориентация на хороших людей. Мы отыскивали хорошего человека и давали ему свободу. Человек обязательно раскрывался творчески, часто в неожиданном направлении, где у него были заложены потенциальные возможности. Такая схема отношений давала возможность работать с огромной отдачей.

На каждом предприятии существует система поощрений: и морального плана, и материального, вплоть до участия в прибылях. Машины распределяем, закупили большую партию. Питание было бесплатное, а сейчас только для тех, кто себя окупает. Но когда создаются условия, при которых работа по сердцу, это уже поощрение.

Принцип семейных отношений на фирме мы пытаемся дополнить нашими давними традициями. Например, применяя купеческую заповедь "Прибыль поверх всего, а честь выше прибыли".

Мой отец военный, партиец. Мать меня крестила тайно, чтобы не навредить его карьере. Сам я к религии был достаточно равнодушен, бегал с ребятами на крестный ход и все. А вот наш "Диалог" высветил для меня проблемы морали, заставил задуматься над тем, что такое бизнес с человеческим лицом. Мы стараемся повыше поднять планку нравственности. Это и по-человечески выгодно и в прямом смысле тоже - лучший способ обеспечения стабильности.

Сейчас человеку очень легко оступиться, совершить аморальный поступок. В нашем нелепом, неустроенном рынке тот, кто совершает такой поступок, пока еще не вылетает из бизнеса автоматически. Подвел одного - нашел другого. Это в условиях стабильного рынка, где есть брокерские конторы, когда известно, кто лучше, кто хуже, тебя уж точно выгонят за непорядочность. Здесь же и сегодня надо иметь духовную силу, чтобы не пойти по пути легкого добывания денег. А таких путей много.

В российском дореволюционном бизнесе наиболее преуспевающими в процентном отношении к общему числу купцов были староверы. Почему? Думаю, дело в том, что они строго соблюдали канон. С точки зрения развития культуры они были консервативны, но в бизнесе этот консерватизм необходим. Особенно на Руси, где привыкли все делать абы как. Вот мы и пытаемся создать консервативную семейную фирму.

Роль Татьяны, моей жены, в нашем бизнесе ключевая. Она специалист по высоким технологиям, кандидат наук, работает с программистами. Но главная ее миссия в "Диалоге" - это роль женщины в семье. Она возражает против многого, что делаем мы, мужчины, улаживает конфликты. Люди к ней ходят чаще, чем ко мне, изливают душу. Первый год она была "подснежником": оформили ее в другой фирме, а работала у нас. Из-за общественного мнения: муж директор, жена - замдиректора. Сейчас - общепризнанный факт - это хорошо.

В общем-то человек, который не может создать свою собственную семью, не может создать что-то хорошее и в производстве.

Предприниматели.

К теневикам у меня особое отношение. Думаю, что когда налоговая система изменится, многие из них перейдут в легальный бизнес.

А настоящие теневики сейчас - это бюрократы. И мы с самого начала решили - не давать взяток. Иногда к нам приходят и говорят: давай деньги и ты будешь иметь этот дом. Приходят открыто, почти официально, ничего не боятся. Выходит, это тоже хорошо организованный бизнес. Прикрытый со всех сторон.

А в банках что делается! Не только в коммерческих. В любых. Самое страшное - люди привыкли, что банк - это власть, банк - это контроль. И сами пытаются сунуть взятку. Их не просят, а они суют.

Я не ощущал себя предпринимателем, когда работал на заводе. Скорее просто организатором, руководителем. Разница огромная. Когда ты предприниматель - все зависит от тебя. Ты свободен в выборе, волен решать вопросы самостоятельно. Там же выбор был минимальный. Развиваться в неуправляемой структуре очень тяжело. Для этого личность руководителя должна быть настолько яркой и незаурядной, что такую, по-моему, и найти-то невозможно. Крупное государственное предприятие - это монстр, монополия, с которой никто не хочет расставаться, потому что за нею - власть. Когда создан такой монстр, то директор не в силах создать вокруг себя нормальное экономическое поле. Оно для него закрыто.

Вообще директору государственного предприятия, который получает свободу, трудно стать предпринимателем, мне так кажется. Все зависит от возраста, характера и степени дубовости, что-ли. Первые три годы я преодолевал сам себя. Если человек начинает бизнес лет в 50 - это очень тяжело. Я наблюдаю некоторых своих знакомых, для них это трансформация непосильная. Самое скверное: эти бедолаги всю жизнь работали так, как никто не работал, получали на уровне рабочего, не создали себе никаких запасов. Люди истощенные, им не на что жить, особенно при нынешних ценах. Самое страшное, что многие из них переход к бизнесу понимают как компенсацию за прошлое. И когда получают свободу, начинают играть в свои ворота. Поездки за границу и прочее. Очень сложный психологический момент. А раз так - они теряют авторитет у людей, с которыми вместе работают.

Образ жизни.

По основным параметрам моя жизнь как бы и не меняется. Проблема денег не стояла еще на КамАзе, живу в старой своей квартире, дети взрослые, учатся. Сын даже в Америке учился год, но не понравилось. Он математик. Дочка замуж вышла. К сожалению, никак не могу купить ей квартиру: цены жуткие.

Что еще изменилось? Друзей стало больше, это безусловно. У нас 112 фирм. Все друзья. Если что-то случится, они помогут. В условиях дефицита кадров нужно иметь надежных людей. Из своих друзей всех, кого смог, включил в наш бизнес.

Назвать человека счастливым, если у него есть свой самолет, больше десятка автомобилей, домов - нельзя. Мне понравилось, как по телевизору кто-то сказал, что для русского человека быть богатым не может стать основным идеалом жизни.

Россия.

Я побывал во многих странах, но лучше, чем здесь, нигде себя не чувствую. Родина - это все: люди, традиции, пища, воздух. И самое интересное: сейчас в России идет позитивный процесс. Я это ощущаю.

Когда мы начинали, законов вообще не было. И мы действовали, исходя из здравого смысла. Но оказалось, что если им руководствоваться, то рано или поздно закон, тебя защищающий, возникнет. Конечно, издевательств полно, начальные правила игры не соблюдаются. И если вспомнить Англию или Америку в период становления капитализма, то они это все прошли: мафии, взятки, черный рынок.

На будущее России смотрю оптимистически. Это одна из великих стран мира. Это будущая великая держава. Если верить русским сказкам, то сегодня мы с печки слезли. В этом смысл российского характера, как мне кажется. Многое это доказывает.

У нас огромное количество ресурсов. Ни у кого такого нет. И мы не слаборазвитая страна. Мы видим, как наши ученые работают на Западе. Они по интеллектуальному развитию как минимум не уступают тамошним.

Есть такое мнение: русский человек - медведь по натуре, поэтому не способен к предпринимательству. Люди других национальностей, дескать, начнут вытеснять нас, русских. Но это исключено! Медведь бегает не хуже оленя, он очень подвижен и может залезть на любое дерево. Конечно, у нас свои традиционные недостатки. Наше "авось", к примеру. Или сказать "сделаю" - и не сделать. Чаще всего иностранцы все-таки более обязательны. Но трудоспособность у наших ребят большая и гибкость. В отношении культуры бизнеса американцы подготовленнее, но подготовлены они для работы у себя. У нас они часто пасуют.

Ценности.

Хотя я предприниматель, но считаю, что предпринимательство приносит много зла. Сейчас я над этим все чаще задумываюсь. Мы развиваем в людях черты потребительства. Но если нет ценности общества потребления, тогда побеждает идея равенства. А равенство неестественно. Даже в монастыре люди не равны.

Словом, бизнес в том понимании, которое сейчас формируется, развивает потребности человека в материальном отношении, но не в духовном. Духовно человек, конечно, беднеет. И получается, что я работаю над разрушением того порядка, который мне нравится. Это дискомфорт. Я сейчас нахожусь в состоянии раздрая, как у нас говорят. И ищу выход.


Источник: "Бизнесмены России"