Джигарханян

  Тот, кто слышал миф, будто Армен Джигарханян выкрал свою будущую жену, как крадут невест джигиты, и, спасаясь от погони, ускакал с ней стремительно в Москву, будет разочарован: это не он ее соблазнил, это она его соблазнила.  

Автор: Наталия Корнеева
Источник информации: журнал "Ах..." No.11, ноябрь 2000.

  Сам Армен Джигарханян юбилеев не признает и отмечать их не любит. Но на 2000 год пришлось сразу несколько событий: 65 лет со дня рождения, вручение престижной театральной премии Станиславского за лучшую мужскую роль в спектакле театра "Ленком" "Город миллионеров". Кроме того, в этом году семье Джигарханян исполняется 35 лет. Этот брак - один из тех редких случаев, опровергающих расхожее мнение: супружеские союзы между творческими людьми недолговечны.



  Татьяна появилась в Ереване перед главным событием в судьбе Армена Джигарханяна: известный театральный режиссер Анатолий Эфрос пригласил его в московский театр. Еще не знакомый широкой публике, но уже прославившийся на родине, тридцатилетний Джигарханян был одним из самых популярных актеров кино и театра Армении. Но Татьяна этого не знала: она приехала из России, где еще не слыхали об этой звезде. У Татьяны в тот момент тоже происходил перелом в карьере: оставив профессию актрисы, она стала работать в Ереванском театре завлитом. Армен покорил ее своим обаянием. Но отношения завязались не сразу. Нет, она не боялась, что окажется непонятой и отвергнутой. Она вообще не строила никаких планов, а просто прислушивалась к себе и так и жила, переполненная чувствами.

  Хотя она одевалась со вкусом и выглядела эффектно с короткой стрижкой, длинноногая, в черных чулках, курящая тонкий длинный дамский мундштук, - сама она, что называется, цены себе не знала. Может быть, поэтому она и не остановилась на первой своей профессии - актрисы, хотя судьба ее складывалась удачно. Работала в Калининградском и Смоленском драматических театрах, играла героинь в известных тогда постановках "Машенька", "Сто четыре страницы про любовь", "В день свадьбы".

  Однажды Татьяна призналась Армену, что ей отчего-то грустно. А он сказал: "Есть очень хорошее и проверенное средство от этого. Нужно влюбиться" - и при этом серьезно посмотрел на нее. Замечательно! Он советует влюбиться и совершенно не видит, что она уже влюблена! Еще Гете сказал: "Начало всегда приятно, именно на пороге надо останавливаться..." И Татьяна как можно дольше хотела оставаться в состоянии неизвестности, потому что оно было таким легким и необременительным.

  Однажды, проходя мимо Армена, Татьяна наклонилась и, нежно поцеловав его в нос, вышла за дверь. Потом они стояли у окна, смотрели на улицу и молчали. Таня сказала: "Знаете, я последовала вашему совету". "Какому?" - не понял он. "Влюбиться. Вы посоветовали мне, чтобы интересно жилось, влюбиться, и я влюбилась". Тут она умолкла. Он тоже молчал. "В вас!"

  Начались встречи, прогулки допоздна, бесконечные разговоры о жизни, театре, об искусстве. Однажды, провожая, он решился: "Можно вас поцеловать?" - "Разве об этом спрашивают?" - смутилась Таня. Свадьбы как таковой не было: Армен спешил в Москву, его ждал Эфрос. Расписались уже в Москве, пригласив двух свидетелей. Не успели найти кольца, и на Танин палец было надето обручальное кольцо бабушки Армена. После регистрации они провели вечер в ресторане "Арагви".

  Поселили молодоженов при театре "Ленком", в подвальчике, лишенном каких-либо бытовых удобств. В маленькое оконце зимой был виден только сугроб грязного снега, сгребаемого дворником, но их успокоили тем, что раньше тут жили и другие артисты - Иннокентий Смоктуновский, например. В "Ленкоме" Джигарханян попал, что называется, к шапочному разбору: Эфроса из театра неожиданно "ушли". Пришлось завоевывать Москву самостоятельно.

  Татьяна сидеть дома не хотела, хотя такая возможность была. Быт с его монотонностью и рутиной ей не нравился. Чаще всего большие стирки, уборки, ремонт бытовой техники и кранов она оставляла на тот момент, когда муж бывал в отъезде. Потому что, если его нет, то и части жизни нет, и тогда можно заняться чем-нибудь неинтересным и повседневным.

  Первые лет пятнадцать Татьяна жила в состоянии сильной влюбленности. Она бежала домой и думала, что Армен, может быть, уже пришел, - и у нее внутри все пело. И не важно, что ужин не приготовлен и рубашки не выглажены, - это все мелочи по сравнению с радостью встречи. Они разлучались лишь в том случае, если он был на съемках, гастролях или за границей. Отпуск всегда проводили вместе. Исколесили на машине всю Европу. Путешествуя, останавливались в уютных гостиницах, ели в придорожных ресторанчиках, и оба приходили в восторг от всего: от дождя, не вовремя начавшегося, от красивого пейзажа и от того, что они вместе, рядышком. Их влекло друг к другу Но при всей своей влюбленности Татьяна не боялась потерять Армена, не превратилась в рабу любви, не стала тенью своего супруга. Она не манипулировала мужем, чтобы добиться своего, и ей не нужно было прибегать к хитростям, к которым прибегает множество женщин, чтобы удержать мужа при себе. Она оставалась самой собой, и их отношения в конце концов сложились в ту близость, о которой многие супружеские пары лишь мечтают.

  Как-то, отдыхая в Болгарии, они повздорили. Татьяна, чтобы отвлечься, ушла в гости к своей подруге, а муж весь вечер ждал ее, не зная, где она бродит. Он измучился, а она вернулась веселая да еще и с подарком - двумя картинами мужа подруги, художника. И Армен в ответ на ее оправдания разочарованно воскликнул: "В том-то и дело, что ты никогда не старалась меня удержать!" Вероятно, каждый мужчина подсознательно хочет, чтобы любимая женщина дрожала от одной лишь мысли: вдруг они расстанутся? С самого начала супружеской жизни они договорились о том, что нужно друг другу верить, и никто из них этого соглашения не нарушал.

  У Татьяны хватало свободного времени, которое можно было бы провести с пользой для себя. Известное имя открывало ей множество дверей, но она к светской жизни не тянулась. Она всегда помнила о том, что она жена Джигарханяна, и вела себя так, чтобы и мимолетная тень не была брошена на эту фамилию. И в то же время ей не была присуща гордыня: многие так и не знают, что она жена известного артиста. Ее почти невозможно встретить на каких-нибудь шумных мероприятиях и кинофестивалях: она постоянно чем-нибудь занята. Она отлично водит машину. Еще в юности, живя в Красноярске, она стала чемпионкой края по настольному теннису, а к актерскому и театроведческому образованию добавила третье - переводчик с английского. Татьяна преподавала во ВГИКе - в мастерской Джигарханяна, сейчас пробует себя в модельном бизнесе и помогает мужу в театре, который открылся три года назад.

  Армен Джигарханян становился все известней. Он много снимался, зрители его любили, женщины обожали, но супружеская жизнь от этого не пострадала: Армен Борисович не заболел звездной болезнью. Как-то он сказал жене: "Если я доживу до такого, что мне нужно будет сидеть в кресле и чтобы все вокруг меня славили, - стукни меня чем-нибудь тяжелым по голове".

  С точки зрения обывателя, их брак уязвим: множество поклонниц именитого актера были готовы на все, чтобы завоевать его внимание. Татьяна никогда не боролась с ними - напротив, она считала, что поклонницы нужны артисту как цветку вода и солнце. Одна из поклонниц Армена много лет назад стала другом дома. Другая писала стихи-посвящения и даже сняла комнату с окном, выходящим на их квартиру Стихи были очень хорошие, и Татьяна их все сохранила. К сожалению, на Армена Борисовича они никакого впечатления не производили. Однажды он получил письмо от незнакомки: "Мне ничего от вас не нужно. У меня на стене висит ваш портрет. Я хочу только одного: иметь от вас ребенка". Ох уж эти поклонницы! Они и не подозревают даже, что для того, чтобы завоевать такого мужчину, вовсе не обязательно ложиться на рельсы.

  Последние двенадцать лет супруги Джигарханян не ездят вместе отдыхать. Многие наслышаны про кота Фила, но мало кто знает, что взаимоотношения Татьяны и Армена Борисовича с их любимцем выходят далеко за грань обычного общения человека с кошкой. Они разговаривают с Филом, а кот им отвечает и иногда разражается такими монологами, что заслушаешься. Армен Борисович, например, понимает все, что говорит Фил и может перевести дословно смысл сказанного. Они очень трепетно относятся к Филу, и о том, чтобы уехать в отпуск и оставить его на чье-то попечение, и речи быть не может. Армен Борисович уезжает в подмосковный санаторий недельки на две, потом к друзьям в Штаты. Таня любит Карловы Вары. Приходится отпуск разбивать на части. Помимо Фила у них появилось еще одно любимое детище - свой театр.