Демидова

Алла Демидова - Актриса. Именно так, с большой буквы. Актриса -легенда "Таганки", актриса-театр. Как они с Дмитрием Певцовым играли "Федру" в ее Театре "А"! На пустой сцене выписывали завораживающий рисунок цветаевского стиха и греческих страстей. Потом была "Медея", поставленная с греческим режиссером Терзопулосом. И "Гамлет" - о котором Демидова долго мечтала и сыграла-таки. Этим спектаклям рукоплескали Греция, Япония, Турция. Но не Россия - здесь Демидова практически не выступает.  

Фотография: Сергея Иванова

Автор: Ольга Шаблинская

Статья: Алла Демидова играет с Богом

Сайт: АиФ


- Ваш Театр "А" возник...

- От необходимости. В свое время Р. Виктюк поставил на сцене "Таганки" "Федру", а Любимову это не нравилось - спектакль явно выбивался из репертуара. Я выкупила "Федру" у "Таганки", и мы стали выезжать на гастроли уже под шапкой Театра "А". Когда появился новый спектакль "Квартет", в Москве мы его стали играть на малой сцене "Таганки", арендуя ее, платили 20% от сбора. Поначалу я могла расплачиваться и со своим партнером Димой Певцовым, и с осветителями, и с радистом. Но потом начались проблемы с деньгами. А так как я просить ни у кого взаймы не хотела, пришлось возить спектакли по другим городам и странам. К тому же, когда "Таганка" разделилась, все спектакли, что шли на новой сцене, просто перестали существовать. Не знаю, как назвать этот поступок Губенко... Даже не из-за того, что он "урвал" у своего учителя, у человека, который все это создал, часть здания и сцены - он просто убил несколько спектаклей. Например, мою любимую "Электру" Софокла.

Театр - это коврик

- ЕЩЕ Станиславский интересовался йогой в театре...

- Актерское искусство - это гипноз, воздействие на подсознание. Чтобы зал "заиграл", в нем должно быть не меньше 30 процентов зрителей, поддающихся гипнозу. Какое-то время назад я начала изучать эзотерические учения. Меня не устраивало мое существование на сцене, я понимала, что во мне что-то бродит... Случайно познакомилась с очень сильными экстрасенсами.

Постепенно я стала понимать, откуда энергию надо брать, как посылать. И стала пользоваться этим в театре. У меня появился азарт. Например, я играла Машу в "Трех сестрах". Эта роль очень немногословна, но я захотела, чтобы зрители смотрели только на меня, даже когда я молчу. И это мне удавалось. Но со временем, когда стали меняться зрители на "Таганке", они совершенно перестали на мою вибрацию реагировать. Они, как дети, смотрели только на того, кто говорит. И у меня появился разрыв с залом.

- Вы в последнее время играете одна. Почему?

- Я сейчас не очень понимаю, как можно играть в коллективе. Немирович-Данченко сказал, что театр - коврик, на котором один актер и перед ним - один зритель. И какой он, этот театр, хороший или плохой, - зависит от этих двух составляющих. Зрительный зал - более важный партнер, чем актер, с которым ты играешь. И тогда я решила играть одна, по вертикали: я и... Бог. Простите меня за это высокое слово.

Недавно я была на премьере "Чайки", восстановленной по ефремовскому рисунку во МХАТе. Режиссерский рисунок очень хороший, но актеры играют абсолютно без энергии. Нет, никто не фальшивит. Но они не отдают никакой энергии в зал. Я помню, как играли старые мастера во МХАТе - Кторов, Степанова, Зуева, Тарасова. Я тогда думала: "Боже мой, какое должно быть внутреннее достоинство и как надо любить свою профессию и себя на сцене, чтобы с такой энергией произносить слово!" А сейчас... Даже мой любимый Евгений Миронов (собственно, я из-за него и пошла на спектакль), Треплев в "Чайке", играет "под себя". Он существует на внутренних эмоциях, но это не перекидывается в зал.

- Вы реализовали себя как актриса...

- Только процентов на 40. Чтобы выразить себя на все 100, нужен свой режиссер, чтобы он для тебя выбирал репертуар, партнеров... А у меня этого не было никогда. Я очень медленно подхожу к работе, у меня внутри долго роль зреет... А Любимов любил, чтобы работа сразу давала результат. Мне кажется, что ему лучше работать с молодыми. Любимову нужна энергия юная, локальная. Ему ближе локальный выброс энергии, нежели долгая психологическая разработка образа. Вы не представляете, сколько на "Таганку" приходило талантливых людей! Многие уходили практически сразу, чтобы сохранить себя. Любшин, Эйбоженко, Калягин...

Жизнь вне сцены

- Не хотели ли вы когда-нибудь родить ребенка?

- Нет. Мне интересно наблюдать за чужими детьми - особенно когда они играют стайкой во дворе или тихо сидят в уголочке и рисуют.

Впрочем, у меня жизнь вне сцены складывается проблемно. Не запоминаю номера телефонов, имена. Ничего не понимаю в технике. Например, на даче у меня записка, которую составил муж: как включить телевизор (супруг актрисы - Владимир Валуцкий, сценарист "Зимней вишни" и многих других кинофильмов. - О.Ш.). Для меня эта сторона жизни закрыта. Это очень раздражает моих домашних, им кажется, что этого не может быть... У меня привычка разбрасывать все, а потом не могу ничего найти. И тогда я начинаю плакать от этой своей безалаберности.

Завидую людям открытым, которые могут комфортно себя ощущать в любых компаниях. Я человек стеснительный (я давно заметила, что актеры очень стеснительны), большое количество людей меня смущает. Толпы я просто боюсь. Никогда не войду в троллейбус, где много народу, лучше пройду пешком пол-Москвы, если у меня не хватит денег на такси или если моя машина сломалась. Три часа буду идти, четыре... Или, например, если в магазине много людей, я лучше буду голодать или за покупками пойду ночью.