Данилко

  Верка Сердючка - новый символ Украины наряду с салом, борщом, горилкой и книгой "Кобзарь". Верка Сердючка - ведущая самого экстремального ток-шоу на постсоветском ТВ, к тому же единственного, сделанного не в Москве и при этом начисто лишенного провинциальной зажатости. Верка Сердючка - единственная в мире телезвезда, которая может беспрепятственно ходить по улицам, не боясь, что "разорвут на сувениры последние штаны и пиджаки". За пределами "СВ-шоу" Верку Сердючку зовут Андреем ДАНИЛКО.  

  Андрей ДАНИЛКО. Родился в Полтаве 2 октября 1973 года. В школьные годы занимался в театральной студии "Гротеск". Закончил школу художников-дизайнеров. Затем учился на кассира-продавца продовольственных товаров. В 1992 году на смотре училищ были представлены две его миниатюры - "Проводница" и "Столовая". В 1993 году на "Юморине" в Полтаве официально была показана Верка Сердючка. В том же году Андрей с номером "Проводница" становится лауреатом конкурса "Всесмiх-93" в Киеве. В 1995 году Андрей поступает в эстрадно-цирковое училище на отделение разговорного жанра и на международном фестивале "Море смеха" получает Гран-при. В 1997 году выходит первая телевизионная программа "СВ-шоу" на украинском канале "1+1", а с весны 1998 года - на РТР. С осени 1998 года программа "СВ-шоу" идет на "ТВ-6".
  Любимое блюдо: уха (борщ и сало - не любит).
  Оценка своему творчеству: это только самое начало...
  Любимая актриса: Фаина Раневская.
  Любимый телеведущий: Леонид Парфенов.
  Семейное положение: не женат, детей нет.


  - Андрей, в своей передаче "СВ-шоу" ты предстаешь в образе проводницы спального вагона. А сам ты как предпочитаешь передвигаться?

  - Я ненавижу поезд. Каким бы хорошим ни был вагон, пусть даже СВ, - все равно это ужас. Во-первых, наглые таможенники. Два раза за ночь тебя поднимают, проверяют документы, а если кто-то прознает, что я и есть Верка Сердючка, - то это вообще кошмар начинается. Российская таможня еще ничего, а украинская... Почти всегда пьяная. Один сначала зайдет, на меня посмотрит, потом другой понаглее завалится и кричит: "Маша, поди ж сюды, шо ты стесняешься! Посмотри на него!" А я лежу в постели, представляете? Нет, лучше на самолете. И быстрее, и спокойнее.

  - То есть ты в принципе не страдаешь от того, что тебя трудно узнать в повседневной жизни?

  - Да я очень рад этому! Это просто замечательно, что я спокойно могу гулять по городу, не прятаться ни от кого. У меня были такие смешные случаи, когда люди меня просто в упор не узнавали. Например, после концерта люди толпятся и ждут, когда появится Верка Сердючка. Я тихонько выхожу и иду себе спокойно. Кто-то из толпы захотел сфотографироваться с моим менеджером и крикнул мне: "Мальчик, постой, нажми на кнопку!" Наверное, некоторые думают, что я в таком гриме и костюме все время хожу... Вообще, меня представляют старше, крупнее, вульгарнее.

  - Для тебя существует проблема раздвоения личности?

  - Это в каком смысле?

  - Ну вот ты даешь, например, интервью и вдруг начинаешь отвечать не от своего имени, а от имени Сердючки...

  - Да ты что, совсем из меня больного на голову хочешь сделать? Я же актер и играю определенного персонажа. Это не значит, что я вжился в эту роль настолько, что не могу от нее отойти в жизни. Я всегда осознаю, что делаю.

  - Но ведь получается, что ты обречен всю жизнь играть одну и ту же роль...

  - Нет! Просто в России мало обо мне знают. Это неудивительно, потому что на экран попадает лишь одна сотая часть всего того, что я делаю. У меня же ведь есть свой театр (он так и называется - Театр Данилко), я показываю там массу номеров, играю самых разных людей. Что-то типа миниатюр Аркадия Райкина. У меня есть отличные номера, после которых люди даже плачут. По телевидению это демонстрировать очень сложно, потому что нужно чувствовать живую атмосферу. В принципе я собираюсь приехать с гастролями в Россию и уверен, что у многих людей отношение ко мне изменится. Надеюсь, что в лучшую сторону.

  - Откуда ты так хорошо знаешь женщин? Специально наблюдаешь за ними?

  - Это из детства. В Полтаве я жил в коммуналке, а там эти тетки-живчики, вечные двигатели. Дни рождения, свадьбы, где поют и нажираются в стельку. Я все это впитал как губка.

  - То есть Верка Сердючка - списанный образ с определенной женщины из твоего детства?

  - Нет, это собирательный образ. Почему-то меня часто спрашивают: "А твоя мама не проводница?" Ну почему моя мама должна быть проводницей? Откуда это взялось? Я поначалу удивлялся, а потом понял, что человек, которому трудно представить, как можно играть женщину, начинает домысливать: "V него, наверное, мама - проводница". Или: "Он, наверное, педераст или трансвестит". Раньше я на самом деле очень переживал. А теперь... Я понял, что как кто хочет, тот так и будет думать. Смысла мне что-то доказывать - просто нет.

  - А когда ты первый раз в жизни переоделся в женщину?

  - Это в школьном театре-студии было. Вообще, это был заранее выигрышный номер, когда мальчик переодевается в девочку. Можно ничего не делать, просто надеть юбку, и все уже будут смеяться. В школе мы делали разные этюды, вот одним из них и была такая тетка-проводница, которая убирала вагоны и на всех огрызалась. Имя у нее самое обыкновенное. А фамилию я позаимствовал у одной своей одноклассницы - Ани Сердюк. Только суффикс уменьшительный добавил.

  - А слово "сердючка" что-нибудь обозначает на украинском языке?

  - Да нет. Некоторые почему-то думают, что она какая-то сердитая. Но это не так. Кстати, недавно совершенно случайно я узнал, что слово "сердючка" в китайском языке обозначает символ потенции. Это серьезно, можете проверить.

  - За тот период времени, пока ты играешь Верку, у тебя в характере не появились какие-нибудь женские черты?

  - Да нет. Вообще, это только первое время я играл такую тетку-жлобиху. Сейчас Сердючка - это скорее ребенок, чем женщина. Я играю в непосредственность.

  - А мужчины за тобой не ухаживают?

  - Нет, ты знаешь, они быстро понимают правила моей игры, сразу ощущают эту ауру доброты и непосредственности, которая всегда сопровождает нас на съемках.

  - Но это на съемках, а в жизни "нетрадиционные" мужчины не одолевают?

  - Да нет. Вот только мне всегда казалось, что геи меня любят, а недавно узнал, что в одном городе они собираются сорвать мое выступление. Говорят, что я вроде как над ними издеваюсь.

  - А это не так?

  - Нет, зачем мне это надо? Я работаю, а уж каждый воспринимает это по-своему. Кто-то считает меня педерастом, кто-то считает, что я над ними издеваюсь. Главное, что никто не остается равнодушным.

  - Интересно, а ты сам как к гомосексуалистам относишься?

  - Я абсолютно ничего не имею против гомосексуалистов. Это личное дело каждого. Но мне неприятно видеть мужчин, которые носят приталенные блузочки, подводят глаза, отращивают ногти... Поначалу меня жутко раздражало, что меня принимают то за трансвестита, то за голубого. Хотелось во что бы то ни стало оправдаться, что-то доказать... Потом я понял, что лучше на все эти разговоры не обращать внимания.

  - Ты женат?

  - Пока еще нет.

  - А что, есть кто-то на примете?

  - Ты знаешь, сейчас я живу один. Сердце пока молчит. Но когда-нибудь я, конечно, женюсь.

  - Какие женщины нравятся Андрею Данилко?

  - Знаешь, есть женщины - просто красивые. С такими мне неинтересно. И все.

  - Как же ты один справляешься с домашней работой?

  - У меня есть домработница, она все по дому делает.

  - Ты состоятельный человек, как я понимаю.

  - Ну да, а что мне скрывать? Я ничего не украл, все заработал сам. У меня две квартиры - одна в центре Киева, другая - на окраине. Есть машина, водитель (он же охранник), домработница. Родителям своим помогаю.

  - А как твои родители отнеслись к твоему перевоплощению в Сердючку?

  - Мои родители к этому отнеслись странно. Переживали. Рассуждали, что мужик должен быть мужиком: сел на трактор и поехал, кукурузы наломал. А не то, "шо сиськи себе понадувае и ходить як дурак". Их мнение для меня, конечно же, важно. Просто сейчас уже все по-другому, они мною гордятся.

  - Кстати, что представляет собой знаменитая грудь?

  - Раньше она была из презервативов. Зрелище было уморительное: пять человек с серьезным видом надували для меня презервативы. А во время жары они склеивались и лопались - проблематично было. Зато сейчас мы сделали стационарный бюст, из поролона. Очень удобно. Закрепляешь сзади - и вперед.

  - Кто тебя красит, одевает?

  - Знаешь, у меня нет проблем с этим. Я закончил школу художников-дизайнеров и поэтому сам занимаюсь и макияжем, и выбором одежды.

  - Получается, что по образованию ты художник, а стал артистом-самоучкой?

  - Нет, почему. Не совсем. Я учился в цирковом училище на артиста разговорного жанра. Но не доучился. Выгнали меня оттуда.

  - За что?

  - Мне сказали, что выступать так, как я, - нельзя. Говорили, что надо выйти в костюме, с галстуком нормальным, как все юмористы это делают, и прочитать какой-нибудь смешной монолог.

  - Ну и что, ты так просто взял и ушел?

  - Ну да. Дело в том, что к тому времени я уже постепенно становился популярным, только в том училище практически никто не подозревал, что это я и есть.

  - Как Верка вырвалась на телеэкраны?

  - Сначала действительно мой номер "Проводница" появлялся только на театральных подмостках. Потом я стал активно гастролировать по Украине со своей шоу-программой под названием "Титаник". И так получилось, что я снялся в рекламе одного украинского банка. После этого Верку все полюбили, стали везде приглашать. В 1997 году от одного украинского канала мне поступило предложение вести утреннюю музыкальную передачу типа "Утренней почты". Тогда я и придумал такой вариант, что в Веркином вагоне едут звезды и она ведет с ними разговоры ни о чем и обо всем.

  - А сколько тебе было лет, когда ты понял, что стал популярным?

  - Восемнадцать. Вы представляете, всего восемнадцать лет, а здесь, на Украине, по Верке Сердючке начался самый настоящий массовый психоз. Везде крутили кассеты с этими дурацкими записями, люди учили наизусть какие-то мои монологи... Я себя чувствовал, как, наверное, "Ласковый май" в свое время. Честно говоря, мне не очень хорошо от всего этого было. От меня отвернулись все близкие люди, со мной никто не разговаривал...

  - Может, ты зазнаваться начал?

  - Не думаю. Скорее всего меня просто боялись. Ну вот представьте - вроде свой парень, живет в общаге - а по нему вся страна с ума сходит. Все это очень резко произошло. На самом деле я очень переживал по этому поводу.

  - Но ведь наверняка у тебя появились новые знакомые, друзья, после того как ты попал в другой "круг" людей?

  - У меня никогда не было больших друзей. А все эти "звезды"... Они такие все ненастоящие. У меня так и не получилось быть в "элитных" кругах своим. Хотя мои концерты знаменитости регулярно посещают. Кричат, что это пошлость, ряженичество, но все равно приходят.

  - Как выбираются "пассажиры" твоего "спального вагончика"?

  - Этим занимаются определенные люди, они подбирают героев, согласовывают время съемок...

  - А если ты не хочешь общаться с этим человеком?

  - Ну такого не бывает. Я могу общаться с кем угодно. За время своей работы я уже так наблатыкался, что, наверное, смогу вести диалог с бревном. Вот бревно посади ко мне на диванчик, и я буду с ним разговаривать, шутить, и наверняка это будет смешно.

  - Это уже каким-то сумасшествием попахивает...

  - Это не сумасшествие, просто я разработал определенные приемы, выходы из самых несуразных ситуаций, манеру разговора...

  - А кто-нибудь отказывался от съемок в твоей передаче?

  - Когда мы только начинали, конечно же, были проблемы с персонажами. А сейчас нет. Сердючка - она же добрая и непосредственная, "СВ-шоу" - вне политики и каких-то глобальных проблем. Мы даже Жириновскому отказали, хотя он очень хотел поучаствовать в программе.

  - Ты не стесняешься своих высокопоставленных гостей?

  - Я играю роль такого придворного шута, только в хорошем смысле этого слова. То есть я могу говорить с экрана все что угодно... Под маской Сердючки можно легко и непринужденно общаться с самыми известными людьми так, как будто мы знакомы уже тысячу лет. Кстати, в последнее время стали приходить авторы и предлагать тексты для "СВ-шоу". Но все они почему-то видят Сердючку какой-то пошлой. Слова всякие нецензурные в сценарии вставляют. Да я вообще работаю без всяких там сценариев, просто говорю с человеком - и все. Как беседа в купе с попутчиком - ведь ее нельзя запланировать.

  - И на тебя никто не обижается?

  - Ну я не знаю, обижаются или нет. Я же правду говорю, не выдумываю. Потом все это делается в такой мягкой, даже милой форме. Я же не встаю прямо перед человеком и не говорю: "Ты дурак". Если я захочу, то все обыграю так, что все и без слов поймут: он дурак.

  - Ну неужели в процессе съемок не было такого случая, чтобы гость не обиделся, не растерялся как-то?

  - Бывает, конечно. На такие случаи у меня есть Геля. Геля - это вообще спасательный круг. Когда какая-нибудь заминка или контакт с гостем нарушается, я начинаю на Гелю ругаться, кричать. И гость начинает за нее заступаться, и как-то постепенно все возвращается в нужное русло.

  - Если Геля так необходима, почему тогда так упорно распространялись слухи, что она участвует в передаче только из-за того, что ты с ней спишь, а режиссеры упорно хотели ее из передачи убрать?

  - Да, режиссер не очень-то любил Гелю, потому что считал, что ее в передаче слишком много. Она все время влезала в кадр. Я ей говорю: "Вынеси кофе и убирайся к чертовой матери". Нет, вот она пять раз выйдет, постоит перед камерой, и не выгонишь ее оттуда. Но это у нее чисто женское и проявлялось только поначалу. Сейчас она уже ведет себя более скромно. Хотя для нее это очень сложно. В жизни она очень эмоциональный человек, жутко болтливая.

  - Она пытается что-нибудь сказать в камеру?

  - Да у нее рот не закрывается. Она иногда не выдерживает и орать даже начинает. Потом это приходится вырезать.

  - Все-таки с Гелей у вас роман?

  - Мы вообще-то не любим на эту тему беседовать... Ну она мне на самом деле с самого начала очень понравилась. У нас же ведь был отбор на эту роль. Пришло очень много девушек. Но она выделялась. Я сразу ее выбрал, хотя режиссер настаивал на какой-нибудь тетке типа Сердючки - такой некрасивой жлобихи. Я его убедил, что, наоборот, необходим контраст. Я такая заводная, умная, с незакрывающимся ртом, а Геля - красивая, похожая на кинозвезду, но дура. Радмилка (настоящее имя Гели) как нельзя лучше подошла на эту роль. Хотя она совсем не дура, конечно. Но справляется с этой ролью замечательно!


  - Верка Сердючка часто затрагивает тему "горячительных напитков". Похоже, ты и сам не против лишний раз опрокинуть стаканчик...

  - Я это совсем не люблю. Как ни странно. У меня было такое сложное детство, что охота к спиртному у меня отбита, наверное, на всю жизнь. Отец выпивал немножко, и я помню все эти скандалы... Знаешь, у моего организма выработалось стойкое неприятие и отторжение этих напитков. Я и не курил очень долго. Закурил только лет в двадцать и два года назад успешно бросил. Не пью и не курю. А то, что Верка любит выпить... Так ей ведь это положено - она же проводница.

  - Но ведь практически на каждую передачу твои гости приносят что-нибудь выпить. Ты просто делаешь вид, что пьешь с ними?

  - Нет, если бы я что-то изображал, то нормального разговора не получалось бы. Люди ведь не любят, когда их обманывают или того хуже - демонстративно отказываются от искреннего душевного предложения.

  - То есть "по работе" выпивать приходится?

  - Ну я же ведь играю женщину, которая любит выпить. Естественно, я сразу говорю: давай по чуть-чуть, по чуть-чуть. Не слишком часто, но бывало так, что я сильно напивался.

  - Тебе никогда не хотелось какое-то время отдохнуть от Верки Сердючки?

  - Я хотел однажды убрать Верку на время. Я бы объявил, что она беременна и ушла в декретный отпуск на неопределенный период. Это как раз бы совпало с тем моментом, когда Алла Пугачева объявила о перерыве в своей творческой деятельности.

  - А при чем здесь Алла Борисовна?

  - Ну я же играю такую украинскую примадонну. Я все повторяю за Пугачевой. Синглы, макси-синглы, лесбийский хор из Лос-Анджелеса - все делаю вместе с ней. Когда Алла Пугачева ушла, я тоже хотел сделать какой-нибудь последний тур, выпустить "Избранное" и "Любимое, лучшее, только для вас"... Но у меня не получилось уйти, так как слишком сильно в ту пору развилось моё "СВ-шоу".

  - Ты отслеживаешь появление своих конкурентов? И вообще кто-нибудь еще пытался сделать что-то наподобие "СВ-шоу"?

  - По большому счету моя передача - это самое банальное ток-шоу. Другое дело, что скопировать что-то лично у меня просто невозможно, потому что мое шоу построено на импровизации. Хотя мне тут недавно рассказали, что в Лондоне появилась одна передача (это не шутка, не смейтесь), на которой беседу со звездами ведет какая-то бабка-маразматичка, по профессии, то ли уборщица, то ли сторожиха. А в Израиле я наблюдал такую программу: сидят три мужика, переодетых в женщин, и за чашкой чая обсуждают последнюю сплетню. Раздается звонок в дверь, заходит какая-нибудь звезда, и они продолжают обсуждать эту сплетню уже вместе с ней. Так что аналоги есть.

Источник информации: Ольга ШТЕПИНА, еженедельник "МК-Бульвар" No.13, 2000.