Zass Alexandr

( .... )
На прогон Шуриного выступления собралась вся труппа. Засс превзошел себя. Он рвал цепи руками и грудью, загибал немыслимые узоры из стальных прутьев, перебрасывал зубами на целых полметра стальной рельс, лежал на гвоздях, держа на груди каменную глыбу. носил на лбу самовар с кипятком и углями. А когда увидел Хойцев единоборство с двумя копями, не выдержал, зааплодировал.  

Сайт: gym.by.ru

Статья: Алекасндр Засс "Самсон"



До самого отъезда из Актюбинска Засс не выходил на манеж, дабы никто не узнал в "черной маске" профессионального циркового борца. Хойцев отстранил его от выступлений.

Теперь цирк мог позволить себе такую роскошь, как содержать неработающего актера: публика, заинтересо- ванная таинственным незнакомцем, нашла вдруг обыч- ную борьбу, без масок и прочих загадочных атрибутов, зрелищем увлекательным. Сборы были полные. Хойцев благодушествовал и гнал Шуру с манежа: "Иди зани- майся".

Александр начал усердно тренироваться. Бродячая жизнь после банкротства Юпатова, заранее расписан- ные победы и поражения в цирке Хойцева сказались на его спортивной форме. Бицепсы стали твердыми, неэла- стичными, брюшной пресс ослаб, спина горбилась. Словом, надо было серьезно браться за дело, если Алек- сандр не хотел превратиться в цирковой балласт. Размышляя над своей судьбой, подумал Шура и о Сергее Николаевском. Видно, и он был не в лучшей своей форме. Ведь год назад Засс и мечтать не мог о том, чтобы устоять против Сергея, а теперь они боро- лась на равных.

Шура поделился своими мыслями с другом. Сергей горько вздохнул и только рукой махнул: "Ты прав, малыш. Я выдыхаюсь, чувствую это. Разве так можно бороться? Ты - иное дело. Поел ты или не поел, поспал или не поспал - молодость берет свое, силу накачива- ешь, матереешь. Время, брат, да и стаканчик опять же... Ты держись, не поддавайся. Хочешь, с Хойцевым пого- ворю, чтобы пустил тебя на силовой номер? А то с такой борьбой совсем закиснешь".

Хойцев идеи Сергея не одобрил. Он был старше Ни- колаевского, так же, как Николаевский был старше Засса. И много опытнее в цирковых делах. - Если бы под стать Зассу у нас были еще номера - убеждал он Сергея, - ну, наездники, акробаты, укротители, вот тогда бы его выступление гляделось. А на одной силе не уедешь, не пойдет народ. И знаешь почему? В Российской империи много людей сильных. Чтобы убедить зрителей, что Засс делает действительно необыкновенные вещи, а не жульничает, публику надо сначала ошарашить чем-нибудь. Нужно, чтобы всякий поверил - в цирке все возможно. Вот тогда пускай силача, будет аншлаг. А у нас? Полтора немощных клоуна да облезлые дрессированные собаки. Тут еще выйдет заморыш Засс, ростом тебе едва по плечо, да и щуплый с виду. Объявляем публике его вес - 67 килограммов. Заморыш, определенно. И вдруг заморыш этот начинает цепи рвать! Что думает человек, сидящий в зале, человек, к чудесам еще не приученный? После наших клоунов да собачек он уже пожалел, что заплатил за билет. А увидев малыша Засса, уверится, что его тут морочат, что все сплошное жульничество. Погорим мы с твоим дружком...

- Ну, а как же борьба? - возразил Сергей, терпеливо дослушав хозяйские объяснения.

- О, борьба - другое дело! Выходите вы, этакие богатыри. Пощупывает мещанин свои бицепсы и сокру- шается. Вы же начинаете у него на глазах возиться, как медведи. Зрителю интересно, во-первых, что это вы эдакими ручищами сотворить можете, не дай бог (а вер- нее - дай бог) еще что друг другу повредите - рассказов хватит на неделю. А во-вторых, - Хойцев загнул указательный палец, показал его Сергею, - глядя на вас, любой прыщавый гимназистик свою власть ощущать начинает. "Вот захочу, думает он, и они начнут друг другу носы квасить. А не захочу - не пойду в цирк, да еще дружкам скажу, чтобы не ходили, и начнут эти геркулесы с голоду пухнуть". Оно, конечно, может, так и не все думают, ясно так себе не представляют, но про себя соображают: я, мол, в кресле сижу, а ты, хоть и сильнее меня, передо мной по ковру ползаешь. Публику возвышать надо, а не унижать. Если же мы Засса выпустим, мы хилостью его зрителя и унизим, - закончил свою хитроумную речь Хойцев. Но Сергей не отступал.

- Откормить Засса - хитрость небольшая, - спорил он. - Месяц покойной жизни да специальные упражнения, чтобы мышцы росли. Такой будет товарный малый, хоть куда. Опять же в запасе у него есть "баланс с са- моваром". Юпатов, правда, считал этот номер не до- стойным своего цирка, а у нас пойдет...

С явной неохотой, чтобы только не ссориться с Сер- геем, хозяин разрешил готовить силовой номер. Тем более, рассудил он, выпускать Засса в борьбе сейчас все равно нельзя, узнают. Пусть потренируется пока, а там поглядим. Теперь день Александра начинался с трехкилометровой пробежки. Затем шли тренировки с железными прутьями - он сгибал их на колене, завязывал узлом, завивал спиралью. Цепи он научился рвать в два движения: возьмет два соседних звена, стиснет пальцами, повернет туда-сюда до упора - и распадается цепь.

Немало времени занимали упражнения на развитие грудных и спинных мускулов. Нагрузив размещенную на груди платформу камнями, молодой атлет делал несколько глубоких вдохов, потом отдыхал, после чего становился на "мост", прогибался. Заканчивались утренние занятия серией упражнений с мешком. Мешок этот формой походил на диванную подушку и наполнялся опилками. Весила "подушка" 7 килограммов. Каждый день Шура отсыпал из него горсть опилок, а добавлял горсть песку. Когда все опилки были заменены песком, он начал отсыпать песок, а досыпать дробь. В конце концов он тренировался уже с мешком, заполненным свинцом, весившим около 70 килограммов.

Вспоминая об этих тренировках, Самсон позже писал, что крупный бицепс не является критерием силы так же, как большой живот - признаком хорошего пи- щеварения. Однако именно упражнения с мешком по- могли ему развить большую мышечную массу. Масса эта нужна была не столько для выполнения номеров, сколько для приобретения "товарного" вида - ведь по мнению хозяев цирка борца можно было "продать" зрителям лишь тогда, когда его мускулы производят угрожающее впечатление.

Конечно же, Самсон никогда не отрицал роль мышц, никогда не считал динамические упражнения с мешком или другим отягощением бесполезными. Наоборот, всегда, на всех этапах своей карьеры, он подчеркивал необходимость упражнений такого рода. Однако первостепенным он считал развитие сухожилий - "шнуроподобных" эластичных образований, при помощи которых мышцы прикрепляются к костям...

"Некоторые люди с тонкими ногами сильнее, чем люди с толстыми, - писал Самсон, излагая 20 лет спустя суть своей системы. - Почему? Потому что сила лежит в сухожилиях, в тех невидимых твердых тканях, которые уступают по плотности только костям. Без су- хожилий человек превратился бы в студень. Но сухо- жилия надо тренировать. На моем опыте можно убедиться, что не обязательно крупный мужчина дол- жен быть сильным, а человек скромного сложения - обязательно слабым.

Я не верю в большие мускулы, если рядом с ними нет настоящей большой силы сухожилий. Можно видеть энтузиастов физической культуры, обладающих доволь- но большими мускулами. Но какой от них прок, если отсутствует мощная основа - развитые сухожилия. Они не могут полностью использовать силу своих мышц в момент действительного испытания силы. И поэтому их сила - только иллюзия.

Сухожилия же лучше всего увеличивают свою кре- пость, когда их мощь прилагается к какому-либо почти неподвижному предмету. Они становятся сильнее от сопротивления, чем от движения".

Так определял Самсон основные принципы своих тренировок: сочетание изометрических, неподвижных нагрузок с динамическими упражнениями, требующих сокращения мышц и работы с "отягощением".

Но это будет через 20 лет. А пока Шура, закончив утреннюю тренировку, отдыхал.

Второй раз он тренировался вечером. Во время этих занятий он отрабатывал равновесие, упражнялся в вер- бовой езде с вольтижировкой. Удачно был закончен "баланс с самоваром". Развивая силу челюстей, Шура поднимал с земли стальную балку и переносил ее на два метра. Готовил сенсационный номер - "растяжка двумя лошадьми".

Номер этот был действительно очень интересен и опасен. Держась за упряжь двух коней, Засс становился на деревянный помост. Конюхи начинали нахлестывать лошадей бичами, направляя их в противоположные стороны. Те рвались, стремились пустить вскачь. Помощники убегали, и на арене начиналось единоборство атлета с двумя лошадьми. Казалось, сейчас разорвут взбешенные кони крошечного человека, удерживающего их бег. Но нет! Прочно стоит Александр Засс, будущий Железный Самсон. И покоряясь его воле, замирают, затихают скакуны. Подумывал в ту пору Александр и о пушке, стреляющей человеком.

"Хорошо бы сделать номер - полет из орудия, человек-снаряд. Пушка. Тишина. Тррах! Вылетает человек, а я его ловлю над ареной", - так описывал он свою идею Сергею Николаевскому. Но денег на дорогой реквизит не было. И потому пришлось ограничиться старым номером - ловить камень (теперь, правда, обтесанный под ядро), подбрасываемый подкидной доской.

В напряженных занятиях прошел месяц, в конце которого Хойцев получил настоящего циркового силача могучего и артистичного.

На прогон Шуриного выступления собралась вся труппа. Засс превзошел себя. Он рвал цепи руками и грудью, загибал немыслимые узоры из стальных прутьев, перебрасывал зубами на целых полметра стальной рельс, лежал на гвоздях, держа на груди каменную глыбу. носил на лбу самовар с кипятком и углями. А когда увидел Хойцев единоборство с двумя копями, не выдержал, зааплодировал.

Решено было дополнить программу только одним номером, на котором настаивал Хойцев. Александр должен был забить кулаком в доску огромный гвоздь. Хозяин когда-то в молодости видел этот номер и теперь непременно хотел включить его в выступление Засса. "Это же совсем нетрудно, - убеждал он Шуру, - Если ты развил мускулы настолько, что тебе в спину гвоздь не лезет, когда ты лежишь на бороне с тяжеленной глыбой на груди, так загнать кулаком гвоздь в доску для тебя будет сущие пустяки".

Александру не правилось, что вмешиваются в его дела, но он решил уступить хозяину.

Вскоре были готовы афиши. Для дебюта решено было переехать в Оренбург. Там Засса ждал триумф. Вопреки опасениям Хойцева, народ в цирк шел. Шел смотреть удивительного силача, делающего невероятные вещи. Шура выступал дважды в день, трениро- вался по утрам, уставал зверски, но был счастлив.

Недолго задержавшись в Оренбурге, труппа Хойцева отправилась в турне по российским городам. Всюду успех был полным. Слава о знаменитом силаче бежала, как говорил Хойцев, впереди паровоза. Одно огорчало Шуру: ушли из труппы старые друзья-борцы Чая Янош, Сердюк, Сергей Николаевский. "Мы тебе теперь не нужны, - сказал на прощание Сергей, с преувеличенной живостью хлопая Шуру по плечу. - Ты теперь самый сильный. Держись, малыш, держись настоящей работы. Авось увидимся".

Так они и ушли из жизни Шуры, прикрыв шуткой горечь разлуки. А его манили новые дали. Однажды попал он в город Саранск. Хойцев раскинул цирк на том месте, где Шурка впервые увидел цирковое представление. Ожили воспоминания детства - Ваня Пуд, Кучкин и волшебство первого представления. Он надеялся встретиться здесь с отцом и старыми друзьями.

Они пришли. Пришли все - мать с отцом, братья, сестры, еще больше похудевший Клим Иванович и старый Григорий. Они высыпали из брички в то самое время, когда Хойцев укреплял прощальную афишу #3 700#.

"Во вторник, 3 сентября, прощальная гастроль из- вестного бесконкурентного атлета и борца А. Засса, - вслух читал Клим Иванович. - Чтобы показать удиви- тельную выносливость и силу своих мускулов, господин Засс увеличит в 2 раза как толщину цепей, так и железа.

Сегодня господин Засс будет пробивать гвоздем две доски одним ударом кулака. Из толстого железа завяжет галстук. Цепи, выдерживающие до 50 пудов, будет рвать, вставши на один конец ногой, а также напором мускулов груди.

Господин Засс предлагает денежную премию и отдает все свои жетоны, если 10 человек будут в состоянии разорвать его цепь.

Сегодня, во вторник, господин Засс будет разбивать кулаком цепь. Одной рукой поднимет трех человек. В заключение - "чертова кузница", или удивительная выносливость спинных мускулов. Господин Засс просит до начала сеанса осмотреть как цепи, так и железо, чтобы убедиться, что никакой подделки не существует".

Мать плакала, слушая о муках, которые предстоит вытерпеть ее сыну. Остальные ее успокаивали. Дядя Гриша особенно напирал на то, что Шурка-то теперь знаменитым артистом стал.

Они сидели в первом ряду. Александр видел их на- пряженные, внимательные лица. Лежа на гвоздях, он слышал, как вскрикнула мать, когда двое здоровенных парней начали разбивать молотами камень у него на груди. Ему очень хотелось встать, успокоить ее, но нельзя: "чертова кузница" - самый сенсационный но- мер.

Потом, в ресторане, Клим Иванович настойчиво расспрашивал его о тренировке, отец, сосредоточенно пил водку, часто чокаясь с Григорием, а мать гладила по руке своего меньшого и уговаривала: "Поедем с нами в деревню, Шура, поедем, хоть ненадолго, на недельку?!"

Домой он не поехал - боялся, что забросит там тре- нировки. И жалел потом об этом всю жизнь. В гастрольной поездке догнала его повестка, прика- зывающая явиться на военную службу. Александр Засс, цирковой актер, поехал в Вильно, откуда был родом. Там забрили ему лоб и послали на персидскую границу в 12-й туркестанский полк.

Страшно тосковал Шура без цирка. Если бы не ло- шади, к которым его приставили конюхом, сбежал бы, наверное. "Сбежал бы и попал как раз под трибунал за дезертирство", - рассуждал он потом, когда туркестанский полк погрузили в вагоны и повезли на Запад. На Западе Александра ждала мировая война.

Отрывок из книги Ю.В. Шапошникова "Тайна железного Самсона"

Это произошло в 1938 году в английском городе Шеффилде. На глазах собравшейся толпы груженный углём грузовик переехал через человека, распластавшегося на булыжной мостовой. Люди вскрикнули от ужаса, когда переднее, а затем заднее колеса переехали через тело. Но в следующую секунду из толпы раздался возглас восторга: "Ура Самсону!", "Слава русскому Самсону!". А человек, к которому относилась эта буря ликования, встав из-под колес, как ни в чем не бывало, улыбаясь, раскланивался перед зрителями. Настоящее его имя было - Александр Иванович Засс.

Несколько десятилетий с цирковых афиш многих стран не сходило имя русского атлета Александра Засса, выступавшего под псевдонимом &Самсон&. Удивителен был репертуар его силовых номеров: он носил по арене лошадь или пианино с пианисткой и танцовщицей, располагавшейся на крышке; ловил руками 90-килограммовое ядро, которое выстреливалось из цирковой пушки с расстояния 8 метров; отрывал от пола и удерживал в зубах металлическую балку с сидящими на ее концах ассистентами; продев голень одной ноги в петлю каната, зафиксированного под самым куполом, держал в зубах платформу с пианино и пианисткой; лёжа голой спиной на доске, утыканной гвоздями, держал на груди камень весом в 500 килограммов, по которому желающие из публики били кувалдами; в знаменитом аттракционе "Человек-снаряд" он ловил руками ассистентку, вылетавшую из жерла цирковой пушки и описывающую над ареной 12-метровую траекторию.

Выступления Александра Засса пользовались большой популярностью. Это объясняется не только оригинальными атлетическими номерами, но и тем, что он не был похож на многих силачей того времени, обладавших массивными фигурами и большим весом. Его рост - 167,5 сантиметра, вес не превышал 80 килограммов, окружность грудной клетки при вдохе - 119 сантиметров, бицепсы - 41 сантиметр. Он любил говорить, что большие бицепсы не всегда являются показателем силы, так же как и большой живот не говорит о хорошем пищеварении. Главное - это сила воли, крепкие сухожилия и умение управлять своими мышцами.

Очень часто Самсону приходилось отвечать на вопрос, как он достиг такой силы. Обычно он отвечал, что это результат целенаправленной работы. Если проследить весь жизненный путь Засса, то можно увидеть, то можно увидеть, что состоял он из непрерывного, целеустремленного труда и строгого режима, позволявшее ему постоянно сохранять высокую работоспособность в условиях колоссальных физических нагрузок.

На одной из фотографий, где Самсон запечатлен сидящим за столом у самовара, есть его запись: "5 минут отдыха". А ведь ему было тогда 74 года, и он продолжал работать, правда не в силовом жанре, а дрессировщиком, но тогда включал в свое выступление и силовые трюки. Так в семидесятилетнем возрасте, он носил на арене на специальном коромысле двух львов.

Засс родился в 1888 году в городе Вильно в большой трудовой семье. Детские и юношеские годы прошли в Саранске. Однажды Александр побывал с отцом в цирке. Он с восхищением смотрел на наездников, акробатов, дрессированных собачек. Но особенно ему понравился могучий силач, разрывающий цепи, гнущий подковы. В конце своего выступления артист, как в то время было принято, обратился к публике, приглашая желающих повторить некоторые его трюки. Несколько храбрецов вышли на манеж, но ни один из них не смог ни согнуть подкову, ни оторвать от земли шаровую &штангу& с очень толстым грифом. Под смех зрителей смельчаки вернулись на свои места. Желающих больше не было. И вдруг, отец Александра, Иван Петрович Засс, поднялся со своего места и, перешагнув через барьер, вышел на арену.

Александр знал, что его отец был очень сильный. Иногда он демонстрировал перед гостями свою силу. Обычно, взявшись руками за колесо брички, запряженной тройкой лошадей, он удерживал ее на месте, в то время как весёлые гости погоняли лошадей. Но других примеров силы он не видел. И вот, силач протянул отцу подкову. И к удивлению своей публики и самого атлета, подкова в руках отца Александра стала разгибаться. Затем Иван Петрович оторвал от помоста огромную штангу и, выпрямив туловище, поднял ее выше колен. Публика аплодировала, кричала "Браво!" Силач был смущен и нервничал. Затем он подозвал к себе униформиста. Тот сбегал за кулисы и принес серебряный рубль. Силач поднял руку с рублем и произнес: "А вот это вам за подвиг! И на выпивку". Отец взял рубль, затем пошарил у себя в кармане, вытащил трешку и, приложив к ней рубль, протянул атлету, сказав: "Я не пью! А вот ты возьми, но пей только чай!"

С тех пор Александр "заболел" цирком. На заднем дворе дома с помощью взрослых установил два турника, повесил трапецию, раздобыл хозяйственные гири, сделал самодельную примитивную штангу. И вот, маленький Александр с невероятным упорством стал тренироваться. Старался повторить то, что видел в цирке. Освоил солнце на турнике, большой оборот, стал выполнять перелеты с одного турника на другой, делал сальто назад не только на полу, но и на лошади, несколько раз подтягивался на одной руке. Но все эти занятия были бессистемные. Александру хотелось стать настоящим артистом цирка, а больше всего силачом. Он устраивает домашние представления перед своими близкими, и мысль стать артистом цирка всё более укреплялась в нем. Александр убедил отца выписать из Москвы книги по физическому развитию. И вскоре пришла книга знаменитого в то время атлета Евгения Сандова "Сила и как сделаться сильным". Автор в ней рассказывал о своей атлетической карьере, о своих победах над знаменитыми атлетами Самсоном и Циклопом. О своих рекордах и даже о борьбе с огромным львом, которому перед схваткой надели намордник и специальные огромные рукавицы на лапы. Лев несколько раз бросался на Сандова, но тот каждый раз сбрасывал его с себя. Затем шли восемнадцать упражнений с гантелями. Это было как раз то, о чем мечтал Александр. Но самое удивительное было то, что этот атлет не был наделен от природы могучим телосложением. И только благодаря систематическим и продуманным занятиям, главным образом с отягощениями, сумел достичь прекрасного физического развития и приобрести большую физическую силу. Вот некоторые номера этого атлета: делал сальто назад, держа в руке по полтора пуда, и точно вставал ногами на носовой платок, с которого делал прыжок. Выжимал одной рукой 101,5 кг. На платформе, которая лежала у него на груди, держал трёх лошадей. В упоре лёжа за четыре минуты отжимался двести раз. Сандов стал кумиром Александра.

Вскоре Александр почувствовал, что одни упражнения с гантелями не могут развивать силу, которая необходима профессиональному силачу. Он постоянно искал новые пути совершенствования физических возможностей. Обращается за помощью к знаменитым атлетам Петру Крылову и Дмитриеву- Морро. Получил методические рекомендации Крылова по занятиям с гирями, а от Дмитриева-Морро - по занятиям со штангой.

Начался новый этап в тренировках Александра. Выжимал попеременно двухпудовые гири "мельница", жал их вверх дном, жонглировал ими. Со штангой выполнял следующие упражнения: жал штангу из-за головы, "выкручивал"" штангу, - жим одной рукой с отклонением туловища, как бы подлезая под неё. В этом упражнении Александр добился результата 80 кг. при собственном весе в то время 66 кг. С этим же весом выполнял так называемое "доношение". Это упражнение требует большой силы и хорошей координации движений: одной рукой атлет поднимает вверх гирю или штангу, затем, не опуская её, приседает, берёт с пола другую гирю другой рукой и, выпрямившись, поднимает её вверх. Чётко зафиксировав полный вес, опускает его на пол. Знаменитый эстонский атлет и борец Георг Лурих поднимал правой рукой штангу в 105 кг, удерживал её вверху, брал с пола гирю в 34 кг и тоже поднимал вверх.

Но всё же Александра больше всего привлекали силовые трюки, которые он видел в цирке. Поэтому его первый спортивный реквизит стал пополнятся подковами, цепями, металлическими прутьями, гвоздями. И тут он обнаружил, что многократные попытки выполнить трюк - разорвать цепь или согнуть толстенный металлический прут - приносят ощутимые результаты в развитии физической силы. А ведь это и были широко известные ныне изометрические упражнения. Таким образом, чисто эмпирическим путем, основанным на опыте, Александр пришел к убеждению, что большую атлетическую силу можно развить, сочетая в тренировках динамические упражнения с изометрическими. В дальнейшем он опубликует систему изометрических упражнений с цепями.

Попав в &цирк&, Александр приобрел профессиональные навыки во многих жанрах:

воздушной гимнастике, джигитовке, борьбе.

Одно время работал ассистентом у знаменитого дрессировщика Анатолия Дурова, затем был ассистентом у атлета Михаила Кучкина, у которого получил первую практику, и тот часто говорил молодому атлету: "Когда-нибудь, малыш, ты будешь очень знаменитым силачом, я еще никогда не видел никого, кто был бы так силён, как ты, имея такой небольшой рост и вес". Эти слова сбылись. Около шестидесяти лет проработал Засс в цирке и почти сорок лет выступал с атлетическими номерами. А в 1924 году в английском журнале "Здоровье и сила" были напечатаны рядом портреты Александра Засса и его кумира Евгения Сандова на специальном цветном развороте.

... Итак, Александру дают первый самостоятельный атлетический номер: он поднимает одной рукой трёх человек, продев голень одной ноги в петлю каната, закрепленного под куполом цирка, держит в зубах платформу, на которой располагаются два тяжёлых борца; ломает подковы, рвёт цепи пальцами, забивает незащищенной рукой гвозди в доску, затем их вытаскивает, ухватившись за шляпку гвоздя указательным пальцем; делает "растяжку" с лошадьми; опираясь пятками на один стул, а затылком на другой, держит на груди трёх человек. Все эти номера пользовались исключительным успехом у зрителей. Но вот в 1914 году грянула мировая война. Александра призвали в армию в 180 Виндавский кавалерийский полк. Однажды произошёл случай, поразивший даже тех, кто хорошо знал о необычайной силе Александра. Возвращался как-то он из очередной разведки и вдруг, уже вблизи от русских позиций, его заметил противник и открыл огонь. Пуля прострелила ногу лошади. Австрийские солдаты, увидев, что лошадь со всадником упала, не стали преследовать кавалериста и повернули назад. А Александр, убедившись, что опасность миновала, не пожелал оставлять раненую лошадь на "ничейной" территории. До расположения полка оставалось, правда, еще полкилометра, но это его не смутило. Взвалив на плечи лошадь, Александр так и принес её в свой лагерь. В дальнейшем Александр будет включать в свой репертуар ношение на плечах лошади.

В одном из боев Александр был тяжело ранен шрапнелью в обе ноги. Очнулся он в австрийском госпитале. Врачи собирались ампутировать ноги. Чудом удалось избежать ампутации. Может быть врачам стало жалко молодого, прекрасно сложенного солдата, и они решили не спешить. Александр надеялся, что встанет на ноги: он верил в чудодейственную силу лечебной гимнастики, которую разработал для себя. И он выздоровел. Вскоре его вместе с другими пленными отправили на тяжелые дорожные работы. Один за другим совершает он несколько неудачных побегов, после которых его жестоко наказывают. Примечателен был третий побег. Сбежав из лагеря, Александр очутился в городе Капошваре на юге Венгрии, где в это время гастролировал цирк Шмидта, известный по всей Европе. Представ перед хозяином цирка, Александр откровенно рассказал ему о побеге, затем рассказал о работе в российских цирках. Рассказ незнакомца заинтересовал директора, и он попросил русского продемонстрировать свои способности, разорвать цепь и согнуть металлический прут. Александр не был в хорошей спортивной форме, но справился с задачей легко. Взяв пальцами звенья цепи, он стал их, как всегда это делал, скручивать. На разрыв цепи ушло около минуты. Затем Александр согнул прут и подал Шмидту.

На отдых и репетиции Шмидт отвел две недели, после чего состоялось первое выступление Александра. Были заказаны афиши и расклеены по всему городу. На них Александр был назван Самсоном.

Соскучившись по манежу, Александр с большим подъемом демонстрировал свои любимые трюки. Весть об удивительном атлете разнеслась по городу. И однажды пришёл военный комендант. Посмотрев выступление, он заинтересовался, почему такой прекрасный молодой атлет не служит в австрийской армии. Естественно, выяснилось, что Самсон - русский военнопленный. Засса подвергают жесточайшему наказанию. Но железная воля силача не была сломлена. Его водворяют в подвал крепости, сырое, тёмное помещение. Однако Александр совершает новый побег. Богатырская сила выручила и на сей раз. Александр разорвал цепь, соединяющую наручники, выломал решётку и вырвался на свободу.

Вскоре он попал в Будапешт, где устроился работать грузчиком в порту. Но мысль о цирке не покидала его. И вот он снова на арене. Помог ему известный борец, чемпион мира Чая Янош, с которым Александр познакомился еще в России. Этот добродушный, могучий венгр тепло отнесся к Александру. Отвез его в деревню к своим родственникам, где силы Александра постепенно восстановились. И вот, однажды Чая Янош привез с собой незнакомца. Это оказался известный итальянский импрессарио синьор Пазолини.

Оказывается он хорошо был осведомлен об атлетических возможностях Александра и сразу же предложил ему заключить контракт на довольно большой срок с оплатой 20% от сбора. У Александра было безвыходное положение и он согласился. Начинаются гастрольные поездки по городам Италии, Франции, Германии, Швейцарии. На афишах он именуется Самсоном. И вот гастроли в Англии. Первые же выступления Александра вызвали сенсацию. На его выступления стали приходить известные атлеты и пробовать свои силы в повторении трюков, которые выполнял Александр. Но все силовые трюки были посильны только Самсону. И вот, стали появляться отзывы об удивительном Самсоне.

Мистер Пулум, директор знаменитого тяжелоатлетического клуба "Камбервел" и главный редактор спортивного журнала "Здоровье и сила" писал о нём: "Прямо в сердце Англии прибыл человек, способный выполнять номера, в которые здравый смысл отказывается верить. Был бы он громадным детиной, его номера, возможно, и воспринимались бы как более правдоподобные. Правда, расширение его грудной клетки и расширение мышц колоссальны (экскурсия грудной клетки равна 23 сантиметрам, но это не бросается в глаза). После полуофициального выступления Самсона в тяжелоатлетическом клубе "Камбервел" он завоевал огромную популярность. Я утверждаю, что он не только человек, обладающий незаурядной силой, не только великолепный артист, но и превосходный спортсмен, использующий свой разум не хуже своих мышц>.

А вот афиша знаменитого зала "Альгамбра", где в 1903 году "русский лев" Георг Гаккеншмидт одержал победу над знаменитым силачом Каркисом. Афиша посвящена другому русскому силачу - Александру Зассу: "В Манчестере во время строительных работ, - сообщает афиша, - Самсон, подвешенный одной ногой к крану, поднял в зубах железную балку с земли и был перенесен на верх здания подъемным краном, в то время как толпа, разинув рты, стояла внизу. Если бы Самсон разжал рот, толпа никогда не смогла бы рассказать, что она видела".

Не отставали от афиш и газеты.

"Дейли телеграф": "Господин, называющий себя Самсоном, является сильнейшим человеком на земле. В это можно поверить, увидев, как он вяжет железные прутья в узлы".

"Манчестер гардиан": "Согласно объявлениям, он самый сильный человек на земле, и после того, как мы сами увидели его... это заявление можно считать неопровержимым".

"Здоровье и сила" журнал: "В лице Самсона мы имеем настоящего силача, чьи достижения полностью открыты для проверки".

"Увидеть - значит поверить. Воистину кажется, что его мускулы сделаны из стали". И так далее.

Александр выезжает на гастроли в разные страны. Постоянно обновляет свой репертуар, внимательно изучает манеру работы других атлетов, стараясь всегда усложнить какой-либо из увиденных трюков.

В 1925 году под редакцией девятикратного чемпиона мира Пулума была опубликована книга "Удивительный Самсон". Издана книга в Лондоне. В ней рассказывается об удивительной судьбе и атлетической карьере русского атлета Александра Засса.

Александр Иванович Засс опубликовал несколько систем физического развития, изобрел кистевой динамометр, сконструировал и изготовил пушку для аттракциона "Человек-снаряд", знал несколько европейских языков. Умер Самсон в 1962 году. Похоронен под Лондоном в небольшом городке Хокли.