Гретцки

  8 апреля 1999 года, сделав последнюю, 1962-ю результативную передачу, завершил свою 21-летнюю спортивную карьеру хоккеист Уэйн Гретцки. The Great One. Великий. Так в Америке не называют больше ни одного спортсмена.  

  За 21 год, проведенный в хоккее, Гретцки побил практически все рекорды НХЛ - на его счету более 60 достижений. Наиболее важными для себя сам Гретцки считает рекорды по количеству голов и набранных очков за результативность в регулярных чемпионатах НХЛ, которые до него в течение более 20 лет принадлежали Горди Хоу. Рекорд Хоу по очкам (1850) Гретцки побил 15 октября 1989 года, по числу заброшенных шайб (801) - 23 марта 1994 года. Всего на его счету 894 гола и 2856 баллов. Помимо рекордов Гретцки стал обладателем большинства индивидуальных трофеев Лиги, которые ежегодно вручаются лучшим хоккеистам сезона. Так, по девять раз он становился обладателем Hart Trophy и Art Ross Trophy, наиболее престижных в НХЛ призов (первый вручается самому ценному игроку, второй - лучшему бомбардиру).

  Родители Гретцки к спорту не имели отношения. Но не стать хоккеистом он просто не мог. В начале 1960-х Канада переживала хоккейный бум, и каждый мальчишка, особенно если он родом из Онтарио, как Уэйн, или Квебека, мечтал попасть в НХЛ. Мечтали об этом и их отцы: профессия хоккеиста стала одной из самых высокооплачиваемых. Игроки, которым посчастливилось оказаться в клубе "Большой шестерки" (в НХЛ тогда играло всего шесть команд), стали зарабатывать за сезон по $ 100 тыс.- а то и больше, как, например, Мистер Хоккей, на тот момент обладатель всех хоккейных рекордов Горди Хоу.

  Когда Уэйну исполнилось три года, Уолтер Гретцки соорудил на заднем дворе своего дома в Брентфорде маленькую хоккейную коробку. Позже Гретцки-старший вспоминал, что сразу почувствовал: игра пришлась сыну по вкусу. "Я получал от хоккея огромное, ни с чем не сравнимое удовольствие,- пишет уже сам Уэйн в "Автобиографии".- И главное, с годами игра все больше и больше мне нравилась. В 30 лет я даже получал больший кайф, чем в 15. Возможно, эта страсть и помогла мне стать тем, кем я в итоге стал".

  В пять лет Гретцки начал играть за детскую команду Брентфорда. В десять он поражал всех, регулярно забивая по семь-восемь шайб за игру. О феномене писали во многих канадских газетах, постоянно сравнивая Уэйна с Хоу. И не случайно. В 1970-х Хоу решил уйти из НХЛ во Всемирную хоккейную ассоциацию (ВХА), только что возникшую в качестве альтернативы главной лиге. Играл 40-летний Хоу по-прежнему ярко. Но кумиром нации, каковым он был на протяжении двух декад, из-за возраста и своего поступка (многие расценивали его уход в ВХА как предательство: погнался, мол, за легкими заработками) быть, уже не мог. На идола тянул фантастический защитник Бобби Орр. Но и тот, замученный травмами и болезнями, был уже на исходе. Канадцы хотели нового кумира.

  То, что им станет Гретцки, стало ясно, когда он провел единственный сезон за юниорскую команду "Су Грейхаундс" из Хоккейной лиги Онтарио и умудрился забить 70 голов. (Кстати, тогда же на его спине появились две легендарные "девятки", с которыми он так и не расстался. Однажды генеральный менеджер "Грейхаундс" Мюррей Макферсон подошел к Гретцки и посоветовал ему сменить 19-й номер на какой-нибудь более примечательный: "Я думаю, тебе подойдет 99-й".) Сам Хоу не скрывал восхищения игрой талантливого центрфорварда и однажды сфотографировался с Гретцки на память. "Вот кто будет моим преемником",- сказал Горди после той встречи. Уэйн Гретцки позже признался, что это похвала была для него лучшим стимулом в жизни.

  Заполучить Гретцки хотел бы любой профессиональный клуб. Но так получилось, что он оказался в BХА, где никаких ограничений для подписания контрактов с юниорами не было (в НХЛ же на лед можно было попасть только после 18 лет). В 1978 году клуб "Индианаполис Рэйсерс" заключил с 17-летним Гретцки договор на солидную по тем временам сумму - около $ 100 тыс. Но едва юный дебютант успел стать лидером своей первой профессиональной команды, как руководство решило отдать его другому члену ВХА - "Эдмонтон Ойлерс". Причем вопреки традиции Гретцки не обменяли на другого хоккеиста, а просто продали за наличиные. Сколько хозяева "Индианаполиса" заработали на этой уникальной сделке, до сих пор неизвестно. Как бы то ни было, но переход для Гретцки был судьбоносным. В следующем сезоне, не выдержав конкуренции, ВХА развалилась. "Эдмонтон" попал в число клубов-счастливчиков, автоматически принятых в НХЛ.

  В ту пору кумир лиге был необходим вдвойне. Творцов, хоккейных интеллектуалов на площадке почти не осталось. В моду вошли кулачные бои, саму НХЛ называли "лигой потасовок", а героями болельщиков стали игроки с весьма характерными прозвищами - Кувалда Шульц, Тигр Уильямс. Симпатичный блондин очень хрупкого по хоккейным меркам телосложения был совершенно непохож на остальных. Специалисты, привыкшие к тому, что рост классного форварда должен составлять как минимум 190 сантиметров, сомневались: а сможет ли Гретцки вообще заиграть в "лиге гигантов"? Уэйн смог.

  Еще играя за "Индианаполис", он стал лучшим бомбардиром ассоциации и доказал, что физические данные ничего не решают. "Это фантастика! У него нет ни скорости, ни физической мощи, а он сильнейший!" -захлебывались от восторга газеты. Потом были блестящие сезоны в "Эдмонтоне". Гретцки ежегодно устанавливал по нескольку рекордов: по количеству заброшенных шайб, по результативным передачам, по количеству хет-триков...

  Параллельно шла интенсивная раскрутка суперзвезды: боссы НХЛ быстро поняли, что миловидный, скромный парень может стать идолом не только для молодых фанатов, но даже для домохозяек, никогда не интересовавшихся хоккеем. В журналах постоянно появлялись заметки о Гретцки. Из него сделали представителя НХЛ во всем мире. В начале 1980-х Уэйн даже побывал в Москве, где ему больше всего запомнилась экскурсия в Большой театр. "По сравнению с вашими балеринами я на тренировках просто отдыхаю",-восхищенно заметил Гретцки. И улыбнулся. Он всегда улыбался. На этом настаивал Майк Барнетт, агент хоккеиста (не менее, кстати, великий, чем он сам). Такая политика - заменить беззубый оскал "убийцы" Бобби Кларка, символизировавший старую НХЛ, на белозубую улыбку,- как выяснилось позже, была самой мудрой.

  А вот с контрактами Гретцки не везло. Его гонорары никогда не были самыми большими в НХЛ. К примеру, в последние годы Уэйн получал $ 4,2 млн. за сезон, тогда как Сергей Федоров только за 1998 год заработал $ 28 млн. (агент у него, кстати, тот же самый, что и у Гретцки,- Майкл Барнетт). Почему? В первой половине 80-х зарплаты в НХЛ были, скажем так, усредненными. "Чернорабочие" получали $ 250-ЗОО тыс., звезды - $ 0,6- 1 млн. Больше не позволяла платить довольно скромная прибыль, которую получали хозяева команд (хоккею было еще далеко до популярности бейсбола, баскетбола и американского футбола), да и хоккейный профсоюз еще не был так агрессивен и напорист, как сегодня. В результате по доходам Гретцки, абсолютно лучший в лиге, был наравне со своим другом по "Эдмонтону" Марком Мессье. Вторым Гретцки со своим огромным по тогдашним меркам 3-миллионным договором оказался и в начале 90-х - лучший контракт подписал Марио Лемье. Ну а затем настала пора молодых: постаревшему Гретцки за контрактами Эрика Линдроса, Джо Сакика, Сергея Федорова, Павла Буре и Яромира Ягра было уже не угнаться.

  Но, возможно, разгадка в том, что для Северной Америки значение Гретцки не исчерпывается тем, что он великолепный хоккеист. Если, скажем, Джордан - эталон преуспевания, то Гретцки - эталон поведения. Никакого эгоизма на площадке. Ни одного нарушения режима. Всегда вежливый с прессой. Всегда элегантно одетый. Его любила и молодежь, и коллеги, и домохозяйки. А особенно - рекламодатели, которые всегда были от Гретцки в восторге и считали его имидж просто идеальным.

  Только благодаря контракту с Easton, производителем клюшек, Гретцки получал около $1 млн. в год. Немногим меньше приносила реклама сигар Habana Club (кстати, курение сигар так и осталось единственной вредной привычкой Великого). Неудивительно, что в списке самых высокооплачиваемых спортсменов мира журнала Forbes имя Гретцки неизменно фигурировало в первой десятке. В 1994 году его доход составил $13,5 млн., в 1996-м - $11,5 млн. Лишь в прошлом сезоне он перестал быть самым богатым хоккеистом - его наконец-то обошло новое поколение. Поколение, которое обязано стремительным повышением своих зарплат прежде всего Великому.

  С "Эдмонтоном", командой, которая, по собственному признанию Гретцки, навсегда останется для него родной, Уэйн выиграл четыре Кубка Стэнли. После первого, в 1984 году, он и удостоился титула Великий (в НХЛ считается, что без Кубка даже самый классный игрок не может называться выдающимся). "Эдмонтону" предрекали десятилетнее безраздельное царствование в НХЛ, но случилось то, чего никто не мог предвидеть. Летом 1988 года Гретцки справил свадьбу (не забыл пригласить Хоу) с голливудской старлеткой Джанетт Джонс. И тут же узнал шокирующую новость: владелец "Эдмонтона" Питер Поклингтон решил обменять его в "Лос-Анджелес Кинге", одну из слабейших команд лиги, команду из Южной Калифорнии, где вообще мало кто знал, что такое хоккей! Таким образом хозяин "Ойлерс" рассчитывал поправить свои дела: помимо трех игроков он получил от своего калифорнийского коллеги Брюса Макнолла весьма солидную сумму (Брюса Макнолла, кстати, недавно посадили за финансовые махинации, но тогда он был на коне).

  Уэйн не скрывал слез, когда говорил журналистам о своем переходе: он долго не мог поверить, что с ним так поступили. Он предвидел, что больше ничего не выиграет в НХЛ. Нет, Гретцки по-прежнему оставался лучшим бомбардиром лиги. Но, увы, о Кубке Стэнли ему приходилось уже лишь мечтать. Он был близок к своему пятому трофею лишь один раз - в 1993 году, но тогда южане были остановлены "Монреаль Канадиенс". В 1996 году Гретцки обменяли в "Сент-Луис Блюз", команду с весьма средненьким для грандиозных амбиций составом. Летом того же года он подписал контракт с "Нью-Йорк Рейнджерс", чья команда была слишком стара для того, что выиграть Кубок. Короче, Гретцки-хоккеист от переезда в солнечную Калифорнию проиграл. Однако НХЛ в целом выиграла. Пусть косвенно, но своим переходом Уэйн Гретцки совершил в хоккее революцию.

  До 1988 года никто не мог представить, что американский Юг, исконная вотчина футболистов, бейсболистов и баскетболистов (клуб "Лос-Анджелес Лейкерс" раз за разом становился лучшим в NBA, и даже у актеров Голливуда стало правилом хорошего тона посещать матчи команды), когда-нибудь станет хоккейным центром. На хоккейных матчах местный дворец "форум" заполнялся максимум на треть. Убытки Макнолла достигали $5 млн. в год. Он был уже готов продать клуб. Но появление Гретцки перевернуло все с ног на голову. Своей игрой, своей знаменитой улыбкой он в первый же сезон очаровал помешанных на баскетболе калифорнийцев. Достать билет в "Форум" на "Лос-Анджелес Кинге", единственного представителя региона в НХЛ, стало столь же большой проблемой, как и на игры "Лейкерс"! Макнолл повысил жалованье Гретцки до $2 млн. - и все равно оставался в выигрыше. Он подписывал выгодные контракты с телекомпаниями на право трансляции матчей. Их смотрели в других южных штатах - Техасе, Флориде, Аризоне.

  Местные бизнесмены наконец поняли, что и на Юге можно делать деньги на хоккее. Пусть для того, чтобы получить право владеть клубом НХЛ, и требуется внести вступительный взнос в кассу лиги в размере $ 80 млн. В 90-х началась массовая хоккейная экспансия в южном направлении: на карте лиги появились Сан-Хосе, Даллас, Майами, Тампа, Финикс... Владелец "Финикс Койотс", "фармацевтический барон" Ричард Берк признался: "Без Гретцки я ни за что не рискнул бы начать этот бизнес и создавать хоккейный клуб посреди пустыни".

  Удивительная популярность Гретцки вылилась в грандиозный рост интереса к хоккею в Америке, где до последнего времени хоккеисты считались спортсменами, скажем так, второго сорта. Великий стал символом не только Канады, но и США. И неудивительно, что в гимнах обеих североамериканских стран, которые исполнялись в день прощания Гретцки с хоккеем, несколько раз повторялось его имя. И никого особенно не удивило то, что в финале первого Кубка мира - турнира с участием всех звезд НХЛ -сборная США, "хоккейная падчерица Канады", обыграла родоначальников игры - команду Гретцки. Просто он сделал этот канадский вид спорта американским.


  И вот 18 апреля Гретцки попрощался с хоккеем. Чем будет заниматься дальше, не знает: "Наверное, для начала поиграю в гольф". А в хоккее тем временем активизировались поиски "второго Гретцки". Сейчас в НХЛ много прекрасных игроков. Тем не менее после ухода Гретцки не осталось ни одного, перед кем бы преклонялась вся нация. А Америке нужен новый кумир.

  Многочисленные прогнозы, кто из молодых способен стать "вторым Гретцки", стали появляться еще в начале 90-х. Пресса ежегодно находила новую юную звезду, уверяя публику, что именно она когда-нибудь побьет рекорды Великого. Сегодня наиболее peaльным претендентом на вакантный титул "короля хоккея" считается Джо Торнтон, 19-летний центрфорвард из "Бостона". И неудивительно. Торнтон внешне очень похож на Гретцки - светловолосый, всегда улыбающийся, только значительно крупнее. Более того, в юниорах он выступал за ту же команду, что и Beликий,- "Су Грейхаундс" - и забивал почти столько же, сколько лучший бомбардир НХЛ всех времен! Да и агентом Торнтона стал "производитель миллионеров" Барнетт, заявивший, что по таланту его новый подопечный нисколько не уступает Великому. В o6щем, Торнтону предрекали триумф уже в дебютном сезоне. Но чрезмерный ажиотаж, похоже, погубил восходящую звезду. За два года в НХЛ Торнтон, мягко говоря, ничем не выделился. Если и в следующем он не совершит прорыв, то поиски "второго Гретцки" вновь будут продолжены.

  Впрочем, многие считают их бесплодными. "Бросьте, новый Гретцки никогда не появится! - говорит Марк Мессье, лучший друг Великого.- Такие хоккеисты рождаются даже не раз в сто, а раз в тысячу лет". А комиссар НХЛ Гэри Бэттмен уже заявил, что ни один игрок НХЛ больше не наденет свитер с номером 99.