Гардинг

(15 августа 1860 года - 21 ноября 1924) Супруга 29-го президента США. Флосси была первой супругой президента, которая имела личную охрану.  

Все женщины Гардинга

Гардинг был не первым президентом, который имел любовницу. Но ему выпало "счастье" быть первым президентом, любовница которого написала мемуары и опубликовала их в 1927 году. Книга вызвала скандал и стала бестселлером.

Через четыре года после смерти Гардинга появилась книга Нэн Бритон под названием "Дочь президента", в которой она подробно описывает роман с Гардингом. Когда они познакомились, ей было 16 лет, а Гардинг уже был сенатором. Их отношения продолжались до 1923 года.

Нэн Бритон была красивой, грациозной и рано созревшей девушкой. Однажды, когда сенатор приехал в Нью-Йорк, они провели ночь в Манхэттене, но идиллию нарушили два детектива, которые ворвались в номер и застали их в недвусмысленной ситуации. Гардинг отделался легким испугом и 20 долларами за молчание, а когда детективы ушли, признался, что заплатил бы и 1000 долларов, лишь бы не портить политическую карьеру.

В 1919 году Нэн Бритон родила дочь Элизабет. Ее отцом она назвала Гардинга. Некоторые биографы подвергают сомнению его отцовство, утверждая, что он был бесплоден. Суд отклонил притязания Нэн Бритон на наследство Гардинга, так как она не смогла предъявить никаких веских доказательств. Однако некий Кастон Б. Минс утверждал, что по поручению миссис Гардинг он выкрал документы, подтверждающие отцовство.

Нэн писала, что однажды она навестила Гардинга в его кабинете в сенате, где у них произошла близость, и в результате она забеременела. Кроме того, Нэн утверждала, что Гардинг хотя никогда не видел дочь Элизабет, охотно выслушивал сообщения о ее развитии и рассматривал фотографии. Она часто посещала его в Белом доме, и он всегда давал ей несколько сотен долларов на содержание ребенка. Иногда деньги передавались через офицера из охраны президента.

В Белом доме они занимались любовью в маленькой комнате рядом с его кабинетом, которая обычно служила гардеробом для гостей. У дверей Гардинг выставлял охрану и заявлял им, что будет занят, и никто, включая его жену, не смеет входить в кабинет.

В своей разоблачительной книге Нэн привела такой анекдот: "Однажды в 1921 году супруга Гардинга, Флосси, движимая каким-то женским инстинктом, решила зайти в кабинет именно в тот момент, когда там была Нэн. Один из посвященных в дело офицеров лейб-гвардии, Джим Слоен, объяснил, что не имеет права пустить ее согласно указанию президента. Если он нарушит приказ, то лишится места. Тайно он дал знать президенту о грозящей опасности. Вскоре после этого, поправляя галстук, Гардинг вышел из кабинета".

Эту книгу Нэн Бритон посвятила всем одиноким матерям и их детям. Она подчеркивала, что опубликовала свои воспоминания для того, чтобы привлечь внимание к пренебрежительному отношению к правам внебрачных детей. Вначале не нашлось ни одного издателя, который бы согласился взять книгу. И когда наконец рукопись была принята в одном из издательств, из типографии выкрали матрицы и вернули их издателю лишь после судебного разбирательства. Чинили препятствия выставкам и фильмам, снятым по книге Нэн Бритон.

В двадцатые годы Гардинг стал слишком обременителен для республиканской партии. Причиной были многочисленные скандалы, связанные не только с его личной жизнью, но и с коррупцией.

Нэн Бритон была не единственной любовницей Гардинга. На протяжении десяти лет он поддерживал интимные отношения с Кэрри Филлипс, женой своего друга Джеймса Филлипса, бывшего коммерсанта из Мариона. Этот роман закончился в 1920 году и стал известен лишь после смерти Гардинга, когда были обнаружены более двухсот любовных посланий к Кэрри Филлипс, именуемой "Сис", которые подписывал "Констант". Попытка опубликовать письма не увенчалась успехом. Наследники Гардинга возбудили судебный процесс против владельца писем и в 1971 году добились решения суда, запрещающего их издание до 2014 года.

По мнению многих историков, Уоррен Гардинг был самым жалким президентом в истории Соединенных Штатов. И его супруга, Флоренс, считалась одной из самых неудачных Первых леди, что, возможно, и не совсем справедливо.

Флоренс Клинг родилась 15 августа 1860 года в Марионе, штат Огайо. Она была дочерью банкира Элиоса Клинга, самого богатого человека их городка. Флосси получила хорошее образование в одной из частных школ, брала уроки верховой езды, а в консерватории Цинциннати училась играть на рояле.

Флосси была общительным человеком. К ним приходили молодые люди, но среди потенциальных женихов ей никто не нравился. Наконец она влюбилась в Генри Де Вильфе, которого называли Тит. В марте 1880 года Флосси и Тит сбежали из дома, тайно обвенчались, а через шесть месяцев на свет появился их сын. Семейное счастье длилось не так уж долго. Тит оказался безответственным человеком, пил и совершенно не заботился о семье. Через два года он оставил жену и ребенка и бесследно исчез на Диком Западе, никогда больше не давая о себе знать.

Флосси решила вернуться в родной город Марион. Гордость не позволяла ей просить помощи у родителей, и она давала уроки музыки по 50 центов за час. Благодаря им и финансовой поддержке родителей мужа она и жила с сыном.

В 1886 году Флосси получила развод. О смерти мужа она узнала лишь много лет спустя. Отец простил ей исчезновение из дома, а когда увидел, что дочь сама себя содержит, предложил ей вернуться. Ее сына, Юджина, он признал своим внуком, усыновил и заботился о его воспитании. Но, несмотря на все это, взаимоотношения между отцом и дочерью оставались напряженными. Оба были упрямыми, с большим стремлением к независимости, часто ссорились.

Через десять лет после возвращения в Марион Флоренс познакомилась с Уорреном Гардингом. Она жила вблизи от него и часто видела, как он прохаживался по главной улице. Гардинг был высокого роста, хорошо выглядел, женщины восторгались им. Возможно, он никогда и не обратил бы внимания на худощавую и не очень красивую Флосси, если бы в 1890 году она сама не устроила "случайную" встречу, разыскав его младшую сестру, чтобы давать ей уроки музыки. Хотя он и пытался избегать ее, она всегда находила пути и средства, "чтобы броситься к нему в объятия".

Отец Флосси не был в восторге от этого знакомства. По его мнению, Гардинг, владелец не очень популярной провинциальной газеты "Марион Стар", не считался подходящей партией для дочери самого богатого человека в городе. И когда тридцатилетняя Флосси против его воли вышла замуж за Гардинга, он в течение семи лет не разговаривал с ней. Лишь после того, как Гардинг начал карабкаться вверх по лестнице политической карьеры, он изменил о нем мнение.

Свадьба состоялась 8 июля 1891 года. Уоррену было 25 лет, Флоренс - 30. Отец Флосси не присутствовал на свадебной церемонии, пришла только мать, Луиза Клинг, и то без ведома отца.

Гардинг построил дом на семью из четырех человек, но их семья не увеличивалась. Говорили, что Флосси не хочет больше иметь детей и глотает "маленькие белые пилюли", чтобы не забеременеть. Сын остался жить у ее родителей, и она почти не виделась с ним. Ему в это время было 11 лет. Когда он вырос, женился и у него появились дети, она не признала внуков, совершенно лишенная материнских чувств.

Гардинг был миролюбивым и добродушным человеком, его жена, напротив, любила повелевать. Она излучала энергию, командовала всеми. Гардинг называл ее "Герцогиня", и это имя пристало к ней.

Очень скоро Гардинг стал номинальным владельцем "Марион Стар", а руководство этой газетой в течение 14 лет осуществляла Флосси. "Я пришла в редакцию всего лишь на несколько дней, чтобы помочь, и осталась там на 14 лет", - вспоминала она впоследствии. При ней царили дисциплина и порядок. Весь персонал она держала в руках. Никогда никому зарплата не была повышена. В это же самое время Гардинг незаметно от жены играл с сотрудниками редакции в покер на высокие ставки. Если они проигрывали, он за ее спиной назначал им более высокие оклады. Нужно отдать Флосси справедливость, она не только строго следила за работой служащих, но и сама упорно работала. Если в редакции был грязный пол, она не боялась засучив рукава вымыть его.

Флосси первая пригласила маленьких мальчиков разносить газеты и сама организовывала их работу. Если кто-нибудь из них работал не очень усердно, то без лишних церемоний получал от нее шлепок. Под ее руководством тираж газеты быстро увеличивался. Среди разносчиков газет был и Норман Томас, впоследствии неоднократный кандидат в президенты от Социалистической партии США. О бывшей начальнице он написал: "Миссис Гардинг была тогда настоящим шефом. Это была женщина удивительного склада ума, она интересовалась не очень многими вещами и не отличалась особой чуткостью. Зато она обладала сильной волей и даже добротой. Ее муж был просто статистом, хотя и считался хорошим парнем. Все его любили больше, чем его жену. Но все же именно она добивалась успехов газеты "Марион Стар". Флосси все время толкала мужа к политической карьере. Она советовала ему, как нужно одеваться, чтобы производить хорошее впечатление, нашла ему портного, который шил для него модные и элегантные костюмы. Вскоре Гардинга стали считать самым элегантным политиком. В 1905 году Флосси заболела и ей удалили почку. После этого ей уже никогда не удалось восстановить силы, к тому же сильно изменилась ее внешность. Гардинг находил утешение у других женщин, Флосси предполагала это и старалась не "упускать его из виду", но он умело находил пути и средства ускользнуть от нее. Будучи ревнивой супругой, Флоренс Гардинг прибегла к хорошо известному старому рецепту, благодаря которому женам удавалось удерживать мужей от любовных связей на стороне: "Всегда в кухне надо иметь достаточно еды, и никогда не позволять мужу путешествовать одному".

В 1898 году Гардинга выбрали сенатором штата Огайо. В 1902 году он стал заместителем губернатора штата. В 1914 году Флосси заставила мужа принять участие в выборах на должность сенатора в федеральном парламенте в Вашингтоне и даже нашла ему поддержку среди влиятельных республиканских политиков Огайо. Гардинг победил на выборах, и в 1915 году они переехали в Вашингтон.

Флосси очень гордилась тем, что является супругой сенатора. Ей нравилось встречаться на приемах с выдающимися политиками, принимать участие в различных мероприятиях. Вместе с мужем посещала лучшие дома, где представители вашингтонского общества собирались для игры в покер, хотя сама она не играла. С удовольствием присутствовала на спиритических сеансах высшего общества.

Как супруга сенатора, а потом и президента, она уделяла большое внимание внешности. Никогда не забывая, что она старше мужа, пыталась сгладить эту разницу внешним видом и поведением.

Когда один из влиятельных американских политиков Гарри Дофети начал продвигать кандидатуру Гардинга на президентские выборы 1920 года, у Флосси вначале были большие сомнения в благоприятном исходе этой затеи. Она не была уверена в том, что мужа действительно выдвинут кандидатом, и тогда все деньги, вложенные в эту кампанию, можно потерять. Но Дофети знал, кого ему следует убедить: "Гардинг ее очень любит и уважает ее мнение... Если она поддержит его кандидатуру, он будет бороться. Но если она будет возражать, то вряд ли он что-либо сделает против ее воли".

Были моменты, когда Гардинг сомневался в возможности выдвижения своей кандидатуры. Он позвонил в Огайо и сообщил своим представителям, что намерен выйти из борьбы. Случайно в комнате была Флосси и слышала его слова. Она быстро вырвала трубку из рук мужа и закричала: "Уоррен, что ты делаешь? Выйти из борьбы? Никогда, а уж точно не перед концом конвента партии! Подумай о своих друзьях в Огайо". Гардинг, как всегда, послушался совета жены. Некоторые его биографы считают, что президентом Соединенных Штатов он стал лишь благодаря выдержке супруги именно в тот момент. Она лично принимала участие в работе съезда по выдвижению кандидатов, наблюдала за поведением делегатов и дала окончательную оценку шансам мужа в этой борьбе. Флосси охотно выступала перед журналистами и однажды даже согласилась, чтобы ее слова записали, что было необычно для жен политиков. На вопрос, выступает ли она за равноправие женщин, ответила: "Да, я суфражистка".

Флосси верила гаданиям. В мае 1920 года она ходила к знаменитой вашингтонской предсказательнице мадам Мэрсии и спросила о гороскопе мужчины, родившегося 2 ноября 1865 года в два часа. Мадам Мэрсия предсказала, что этот человек сейчас большой государственный деятель и будет президентом Соединенных Штатов, но до конца президентства он не доживет. Кроме того, он запутался во многих любовных связях.

Что касается романов мужа, то трудно сказать, насколько Флосси была в курсе дела. Предсказание о его президентстве было для нее значительно важнее.

Гардинг был выдвинут кандидатом от республиканской партии только после десятого тура. Непосредственно перед голосованием партийные боссы пригласили Гардинга на беседу и спросили, нет ли в его карьере каких-либо обстоятельств, которые могут создать ему определенные трудности, если его кандидатура будет названа. На какой-то момент он подумал о любовнице Нэн Бритон, о ее ребенке и о слухах, распространяемых конкурентами газеты "Марион Стар", что якобы семья Гардинга замешана в темных делишках. Но потом уверенно сказал, что его жизненный путь чист как снег. Как-то Флосси сказала: "Если он будет президентом, то над его головой я вижу одно только слово - трагедия", и несмотря на это, она решила принимать активное участие в предвыборной борьбе. Это потребовало от нее определенного напряжения, так как Гардинг стал разъезжать по стране. Речи к избирателям из различных штатов он произносил с веранды дома в Огайо. Флосси принимала многочисленных гостей, обращалась с речами к женщинам, убеждала избирателей в том, что и она и муж - средние, простые американцы. И когда Гардинг все же решился на небольшую поездку по США, она поехала с ним.

Флосси не любила фотографироваться. Когда Доферти заказал большую брошюру с биографией Гардинга и его супруги и попросил Флосси сфотографироваться, она отказалась. Тогда Доферти принес ей какую-то старую, страшную фотографию и сказал, что поместит ее в брошюру, если она откажется сделать новый, красивый снимок. Только теперь она дала себя уговорить.

Гардинг победил на выборах. Это были первые выборы, на которых женщины голосовали. Комментаторы подчеркивали, что за большинство голосов он должен быть благодарен прекрасному полу.

4 марта 1921 года, в день приведения Гардинга к присяге, Эдит Вильсон и Флоренс Гардинг создали прецедент. Впервые в истории Соединенных Штатов бывшая и новая Первые леди прибыли на торжественную церемонию в одном автомобиле.

Когда Гардинги въехали в Белый дом, Флосси постоянно повторяла, что она и ее муж "простые люди". Это было хорошо принято в обществе и выгодно отличало их от холодной интеллектуальной надменности Вильсонов. Флосси настежь распахнула двери Белого дома, закрытые миссис Вильсон. Она приглашала гостей, сама встречала группы туристов, посещавших резиденцию. Когда обслуживающий персонал завесил окна, чтобы любопытные туристы не могли заглядывать в Белый дом, Флосси воскликнула: "Пусть смотрят, если им интересно! Это же их Белый дом".

Один вашингтонский репортер писал, что супруга Гардинга пожала десятки тысяч рук туристов. До Флосси ни одна Первая леди не вела себя так. В первый день 1922 года Гардинг за пять часов пожал 6576 рук. Его супруга, стоявшая во время этой церемонии рядом с мужем, вынуждена была поменять руку, так как правая уже вспухла от поздравлений. Историки отмечали, что Гардинг и супруга принимали ежедневно в среднем от 400 до 3000 гостей. Все это придавало президенту большую популярность, но не внесло никаких изменений в критическую оценку его деятельности историками.

Флоренс охотно посещала раненых ветеранов первой мировой войны, приносила им сигареты, сладости и другие подарки, в результате чего ее постоянно засыпали письмами с различными просьбами. Она встречалась со многими представительницами женских организаций и была почетным членом прогрессивной организации "Национальная партия женщин". С марта 1921 по август 1923 она приняла участие в 120 мероприятиях Белого дома. Это способствовало ее популярности. Большинство населения любило ее, но вашингтонская элита считала ее провинциальной выскочкой. Ее описывали как "обыкновенную, простую, старомодную женщину", но именно такой она и хотела быть. Она гордилась тем, что она представляла в Белом доме "Майн Стрит", главную улицу маленького американского городка. Когда она делала покупки, то показывала репортерам все купленные вещи.

Флосси была первой супругой президента, которая имела личную охрану. Из-за ее активной общественности деятельности к ней был приставлен Гарри Бейкер.

Флоренс не делала никакой тайны из того, что имела влияние на решения мужа. Однажды она так прямо и сказала: "Я знаю, что лучше для президента. Я привела его в Белый дом. Если он слушает меня, ему хорошо, если он мои советы бросает на ветер, то наносит вред самому себе". Однажды Гардинг пожаловался "Моя жена уж очень часто вмешивается в дела правительства, но у нее точные представления о том, как правительство должно справляться со своими обязанностями". На одной карикатуре чета Гардинг была представлена довольно многозначительно как "Глава государства и мистер Гардинг". Министр иностранных дел Чарльз Ивенс Хьюз охарактеризовал Флоренс как "самого верного советника ее мужа", а сам Гардинг считал ее "мужественным товарищем, знающим все мои слабости и всегда стоящим, тем не менее, на моей стороне".

Супруга Гардинга намного решительнее, чем ее муж, высказывалась против политики Вильсона по отношению к Лиге Наций. Она противилась также и освобождению из тюрьмы вождя социалистов Юджина Дебса, который впоследствии все же был помилован президентом. Флосси давала мужу достаточно много советов и по личным вопросам, исправляя все его речи, даже речь во время инаугурации. "У меня единственное хобби - это мой муж", - сказала она однажды. Флосси сопровождала его на все важные мероприятия. Она была и при открытии памятника Линкольну, и тогда, когда президент передал один грамм радия Марии Кюри-Склодовской, и когда в годовщину перемирия 11 ноября 1921 года на кладбище в Арлингтоне чтили Неизвестного солдата.

Несмотря на сухой закон, Флосси готовила напитки для мужа и его друзей, часто собиравшихся в Белом доме на любимую партию в покер.

Она имела записную книжку, куда заносила имена когда-либо обидевших ее людей или тех, кто впал в ее немилость. Таким образом получился перечень ее личных врагов.

Флоренс терпеть не могла вице-президента Кулиджа и его супругу. Когда вдова сенатора из Миссури подарила свой великолепный дом вице-президенту Соединенных Штатов для официальной резиденции, конгресс был готов принять закон, предоставляющий средства на содержание этой резиденции. "И вы думаете, я допущу, чтобы Кулиджи въехали в такой дом? Им достаточно и номера в отеле", - рассердилась Флосси. И закон не был утвержден.

Флоренс часто лежала в больнице. В сентябре 1922 года резко ухудшилось ее здоровье из-за нарушения функции почек. Врачи предполагали самое худшее. Гардинг был настолько подавлен, что не мог справляться с обязанностями президента. Впервые не держали в тайне болезнь супруги президента. В различных церквях США проходили богослужения о выздоровлении миссис Гардинг. Обязанности Первой леди взяла на себя Грейс Кулидж, супруга вице-президента.

В 1923 году Гардинг совершил шестинедельное путешествие. Он побывал на Аляске, в Канаде и Калифорнии. На обратном пути с Аляски поезд президента шел вдоль западного побережья Северной Америки. Гардинг жаловался на различные боли, особенно в желудке. Были отменены все предусмотренные ранее остановки поезда между Сиэтлом и Сан-Франциско. В Сан-Франциско врачи назначили Гардингу строгий постельный режим.

Вечером 2 августа 1923 года Флоренс читала своему мужу статью о нем, опубликованную в "Ивнинг Пост", под названием "Серьезное мнение серьезного человека".

Вдруг в половине восьмого у президента начались судороги. Сейчас же появились врачи, но было уже поздно. Президент умер. Ему было 57 лет. Предположительно причиной смерти считали инфаркт или кровоизлияние в мозг. Флоренс запретила вскрытие тела, поэтому точная причина смерти не установлена. Миссис Гардинг не разрешила и снять посмертную маску супруга. Моментально поползли разные слухи. Говорили, что президент покончил жизнь самоубийством, так как узнал, что назревает скандал, в котором он замешан. Обвиняли и друга президента, генерального прокурора Гарри Доферти, якобы убившего Гардинга. В одном из слухов всю вину за его смерть сваливали на жену. В 1930 году Гастон Б. Минс опубликовал сенсационную книгу под названием "Удивительная смерть президента Гардинга". В ней он предполагает, что Гардинга отравила жена, узнав о его любовных связях. У историков нет никаких доказательств ни убийства, ни самоубийства. Одно только не вызывает сомнения, что умер он в политически подходящий момент. Вначале о нем искренне скорбели, а затем, когда были обнаружены многочисленные нарушения, в глазах общественности Гардинг был полностью дискредитирован.

Тело президента поставили на катафалк в Белом доме. Накануне погребения Флосси долго сидела у гроба мужа. "Уоррен, теперь тебе никто уже не сможет навредить", - сказала она и положила на гроб букет цветов.

Она не могла знать, что самые большие скандалы из времен его президентства разыграются лишь после смерти. Во время похорон она держалась спокойно и с достоинством.

Брак разведенной Флоренс - или, как ее называли, Флосси - с Гардингом был странной связью, загадкой, которой занимались многие историки. Хорошо выглядевший, ловкий и немного пассивный Гардинг никак не подходил простой, некрасивой, нисколько не привлекательной, зато невероятно тщеславной и агрессивной Флосси. Едва ли кто-нибудь из биографов Гардинга находил в этом браке следы чувственной связи. С другой стороны, никто из них не мог с достаточной уверенностью объяснить, почему Гардинг женился на вдове, известной злым языком. Многие намекают, что женился он из-за денег.

Факт остается фактом, этот брак продержался 32 года и значительно повлиял на карьеру Гардинга. При жизни мужа Флосси иногда жаловалась на его неблагодарность, что он не может по достоинству оценить все то, что она сделала для него.

После смерти мужа Флосси вернулась в Марион. Последние месяцы своей жизни она провела в борьбе за доброе имя покойного, уничтожила часть корреспонденции, которая могла бы скомпрометировать его. Впервые в истории Соединенных Штатов президент и его супруга скончались во время президентства. Флоренс Гардинг умерла спустя год и 111 дней после кончины мужа, 21 ноября 1924 года. Ей было 64 года.

20 декабря 1927 года оба были эксгумированы и перевезены в специальный мавзолей, сооружение которого обошлось в 800 000 долларов. Торжественное открытие этого мавзолея состоялось лишь 16 июня 1931 года. До тех пор ни один из известных политиков республиканской партии не выразил готовности присутствовать на торжественном акте в честь Гардинга, и во время освящения мавзолея ни у кого не хватило мужества говорить о нем только хорошее.


Источник: "Первые леди Америки"