Збруев Александр

, актер

(р. 31 марта 1938)   К началу 80-х годов Ленком стал "культовым" театром, и после окончания каждого спектакля толпы поклонников поджидали своих кумиров у служебного входа. Первым не выдержал такого ажиотажа Збруев. В один из дней он собрал у служебного входа наиболее ретивых своих воздыхательниц, выстроил их по росту и сказал стоявшему рядом администратору театра: "Посмотрите на них внимательно и запомните каждую. И чтобы с этого дня ни одна из них здесь больше не появлялась!"  

  Александр Збруев родился в Москве, на Арбате, в знаменитом роддоме имени Грауэрмана. На Арбате же и жил. Его отец был крупным руководителем и занимал пост заместителя наркома связи. Мать была из адвокатской семьи, имела актерское образование и на момент рождения сына работала на кинофабрике имени Чайковского. В самом конце 1937 года, после возвращения из служебной командировки в Америку, отца арестовали как "врага народа". Суд над ним длился всего лишь 15 минут, и приговор был краток: расстрел. Так что своего отца А. Збруев живым уже не застал. А вскоре настал и их с матерью черед вкусить все прелести сталинской демократии. Как членов семьи "врага народа" их арестовали и этапом отправили на пять лет в исправительно-трудовой лагерь под Рыбинском.

  Что такое сталинский лагерь, читателю, думаю, объяснять не надо. Миллионы людей были перемолоты в пыль в этих жерновах, и семью Збруевых в конце концов ожидало то же самое. Но судьба оказалась к ним благосклонна. Лагерное начальство пожалело молодую женщину с младенцем на руках и заменило лагерь ссылкой. Там они прожили до 1943 года, после чего им разрешили вернуться в Москву.

  Они вернулись на родной Арбат, в квартиру, в которой родился Саша. Из вещей там практически ничего не осталось: самое ценное вынесли работники НКВД, а остатки подобрали соседи. Но когда хозяева вернулись назад, им так ничего и не вернули.

  В 1945 году Александр пошел в первый класс 69-й московской школы. По собственному признанию, учился он плохо, не знал алгебру, тригонометрию. Дважды его оставляли на второй год. И если бы не мать, которая всеми силами тянула его из класса в класс, он бы школу так и не окончил. Единственным серьезным увлечением А. Збруева в школе был спорт: одно время он занимался боксом, затем - гимнастикой. В последнем виде спорта заработал 1-й разряд, неплохо выступал на районных соревнованиях. Однако затем и это дело забросил.

  Между тем среди местной шпаны Збруев был в авторитете, несмотря на то что по годам был самым младшим. Кличка у него тогда была соответствующая его происхождению - Интеллигент. Когда их шайка шла по Арбату (а заводилами в ней были Пиджак, Колчак, Придурок и Пан, одетые в "прохаря", в кармане финский нож), вся окрестная детвора разбегалась во все стороны. Драться эти ребята умели и очень любили.

  Свой первый стакан водки Саша выпил, когда учился в четвертом классе. Однако раннее приобщение к алкоголю вызвало у него обратную реакцию: однажды он так напился, что ему стало плохо.
  А. Збруев вспоминает: "К моему другу приехал его старший брат - вор в законе, отсидевший много лет на зоне. На пирушку собралось много блатных ребят. И я по-соседски пришел. Там-то я и выпил свой стакан сорокаградусной... Помню огромную скворчащую сковородку - яичница, колбаса, картошка. Первая стопка, вторая - пацан, много ли мне нужно было? А отказаться нельзя, такая мысль даже не возникала. Очнулся в полном разборе, домой под руки вели".

  С тех пор Александр если и пил, то всегда знал меру. В те же годы он начал и курить. Школу он откровенно не любил. Да и за что ее было любить? Его считали сыном "врага народа" и в открытую презирали. В пятом классе с ним произошел случай, который ожесточил его еще сильнее. Тогда его решили принять в пионеры и на утренней линейке в торжественной обстановке повязали на шею красный галстук. Однако через два дня вспомнили, кем был его отец, и так же торжественно, на линейке, галстук сняли.

  Несмотря на свои хулиганские замашки, Саша пользовался большой популярностью среди девчонок.

  В 1958 году Збруев наконец окончил десятилетку. К тому времени он уже окончательно определился в своем выборе и решил идти в артисты. Большое значение для него имела встреча с женой Е. Вахтангова (она была подругой его матери), которая в домашних условиях приняла у него экзамен и весьма лестно отозвалась о его артистических способностях. Окрыленный ее похвалой, Александр летом 1958 года, в сопровождении своих дворовых друзей, пришел к дверям Театрального училища имени Щукина. Экзамены сдавал с таким энтузиазмом и азартом, что его приняли с первого захода. Курсом тогда руководил ныне известный Владимир Этуш.

  В 1959 году в личной жизни Збруева произошло знаменательное событие: он женился. Его супругой стала бывшая ученица его же школы Валентина Малявина, впоследствии ставшая известной киноактрисой. Послушаем ее воспоминания:
  "Саша учился со мной в одной школе, но затем его перевели в школу напротив. Все девчонки в него влюблялись, а мне он казался недосягаемым. Он был старше, и у меня был другой поклонник. Но однажды, уже студентом Щукинского училища, он поздоровался со мной на улице. Он всегда очень элегантен, а на мне в тот день была ярко-красная модная куртка - подозреваю, что поздоровался-то он тогда, собственно, не со мной - с курткой. Она и решила наши отношения. Мы стали встречаться, подобралась чудесная компания: Ваня Бортник, ныне знаменитый артист, Инна Гулая, Саша и я. И как-то очень быстро определилось, что мы с Сашей будем мужем и женой. Я даже перевелась в вечернюю школу, чтобы выйти за него замуж. Отправились мы в загс, никому из домашних не сказали ни слова, и там выяснилось, что расписать нас не могут - мне до восемнадцати не хватало двух месяцев. Меня там спросили: "Девочка, тебе же нет восемнадцати, как же ты замуж выходишь?" А я ответила: "А мне очень хочется". Потом мы пошли в райсовет и там получили специальное разрешение...
  Мы с Сашей жили у его мамы, она меня очень любила и все делала по дому. Мы были счастливы. Дома я успевала только читать. До глубокой ночи, стоя у старинного бюро, читала толстенный том Гоголя...
  Дальше я очень легко поступила в училище при МХАТе, но вскоре пришлось перейти в Щукинское. Во мхатовском сниматься не разрешали, а я еще в школе играла маленький эпизод и, когда начались пробы на Наташу Ростову, познакомилась на "Мосфильме" с Андреем Тарковским. Так в 1961 году я попала в его картину "Иванове детство"...

  Почти в то же время состоялся кинодебют и у Збруева. Интересно отметить, что в студенческих спектаклях он стремился уйти от своих внешних данных (симпатичного и подтянутого парня) и играл в основном характерные роли: хромых, лысых, толстых, старых людей. А вот режиссер Александр Зархи увидел в нем именно современного мальчишку и пригласил его на роль Димки в свой фильм "Мой младший брат". Картина вышла на экраны страны в 1962 году и принесла исполнителям главных ролей в ней (А. Збруеву, А. Миронову и О. Далю) первый успех у зрителей.

  Окончив училище в 1961 году, Збруев попал в труппу Театра имени Ленинского комсомола. В спектаклях того периода он в основном играл своих современников, в общем-то, похожих один на другого. Но в 1963 году в труппу театра пришел Анатолий Эфрос, и именно при нем к Збруеву пришел первый театральный успех. Он прекрасно сыграл роль 17-летнего Марата Евстигнеева из блокадного Ленинграда в спектакле "Мой бедный Марат". Не менее успешными оказались и сыгранные им роли в спектаклях "До свидания, мальчики!", "День свадьбы".

  В 1963 году распался брак Александра с В. Малявиной. Она внезапно увлеклась молодым режиссером с киностудии имени Горького Павлом Арсеновым.
  Несмотря на то что измена любимого человека оказалась для Збруева полной неожиданностью, он сумел достойно вынести этот удар. Во многом его спасла работа, которой тогда у него было много, как в театре, так и в кино. В 1963 - 1965 годах он снялся сразу в нескольких фильмах, среди которых самыми заметными были: "Путешествие в апрель", "Пядь земли", "Чистые пруды".

  Большой удачей актера в кино стала роль сотрудника ОБХСС Алешина в фильме Герберта Раппопорта "Два билета на дневной сеанс". Наверное, одним из первых советских актеров Збруев воплощал на экране не кондового, во всем правильного милиционера, а вполне обычного паренька с улицы, волею судеб оказавшегося в органах. Фильм и начинается с того, что герой Збруева просит своего начальника отпустить его из милиции, так как эта служба ему в тягость.
  Выйдя на экраны страны в 1967 году, фильм получил самые лестные отзывы публики.

  В те же годы изменилась и личная жизнь Збруева: он вновь женился. На этот раз его супругой стала актриса Людмила Савельева, буквально ворвавшаяся в советский кинематограф с ролью Наташи Ростовой в фильме-эпопее "Война и мир".

  В начале 70-х годов Збруев по праву считался одним из самых популярных актеров советского кино.
  Наиболее удачными фильмами Збруева в начале 70-х можно смело считать только три: "Круг", который был продолжением знаменитых "Двух билетов на дневной сеанс", телефильм "Большая перемена" и "Романс о влюбленных".

  В "Большой перемене" режиссера Алексея Коренева Збруев сыграл роль Григория Ганжи. Первоначально на эту роль предполагался муж актрисы Светланы Крючковой (она сыграла Ледневу), но с ним что-то не заладилось. И тогда на горизонте возник Александр. Вот что он сам вспоминает об этой "звездной" роли: "Когда случилась "Большая перемена", все стали тыкать в меня пальцами: "Ой, Ганжа, Ганжа". Фильм-то на самом деле хороший, сейчас так ностальгически смотрится. Но мне хотелось серьезных ролей, а этот фильм дал мне такого пинка, что я так и полетел вперед с новым именем - Ганжа. Но очень часто оно меня выручало. В трудные времена, когда в стране были проблемы с едой, я, заходя в магазин, с грустью смотрел на пустой прилавок, а продавщица вдруг говорила: "Ой! Ганжа к нам пришел!" Я спрашивал: "А что же у вас пусто?" Она отвечала: "Для тебя - ради бога, чего хочешь!" И доставала "чего хочешь" из каких-то закромов".

  Не менее успешно развивалась карьера артиста и на театральной сцене. С приходом в 1974 году в Ленком нового режиссера - Марка Захарова - дела этого театра явно пошли в гору, и каждый спектакль становился событием в театральной жизни страны. К началу 80-х годов Ленком стал "культовым" театром, и попасть в него было делом не простым. А после окончания каждого спектакля толпы поклонников поджидали своих кумиров у служебного входа. И особенно сильно донимали они тогда нескольких актеров: А. Збруева, О. Янковского, Н. Караченцова и А. Абдулова. Говорят, что первым не выдержал такого ажиотажа именно Збруев. В один из дней он собрал у служебного входа наиболее ретивых своих воздыхательниц, выстроил их по росту и сказал стоявшему рядом администратору театра: "Посмотрите на них внимательно и запомните каждую. И чтобы с этого дня ни одна из них здесь больше не появлялась!"
  И все-таки эта мера мало повлияла на ситуацию: поклонники продолжали осаждать своего кумира. Поэтому пешие прогулки Збруева от Ленкома до его дома на улице Горького (там располагается магазин "Наташа") доставляли ему массу неудобств.

  Несмотря на огромную популярность Збруева у зрителей, официальные власти относились к нему с недоверием. Характер он имел достаточно резкий, непреклонный, что чиновниками от искусства никогда не поощрялось. Например, в 1980 году, когда Збруев снимался в главной роли в фильме "Кольцо из Амстердама", съемочная группа должна была лететь в Голландию для съемок нескольких эпизодов. Однако режиссеру внезапно заявили, что все актеры лететь могут, а вот Збруев... "Но он же главный герой!" - попытался было возразить режиссер, но этот довод на чиновников не произвел никакого впечатления. Пришлось Голландию забыть и все "западные" эпизоды снимать в Прибалтике. Благо что в эти края актеру съездить разрешили.

  Еще одна неприятность, правда, уже иного рода, случилась со Збруевым во время съемок картины "Батальоны просят огня": он упал с лошади и сломал правую руку. Из-за этого ему вскоре пришлось бросить занятия теннисом.

  В 1993 году на "Кинотавре" Збруев за свою игру в картине Д. Астрахана "Ты у меня одна" получил приз за лучшую мужскую роль. Затем картина была выдвинута на соискание премии "Ника", но ее с главным призом "прокатили".
  А. Збруев вспоминает: "К режиссеру Астрахану как-то очень ревниво относятся - держат его на вытянутой руке, не впускают особенно. Наверное, здесь нужна своя дипломатия. Он же без оглядки вошел в круг, не осторожничая, предложил свое кино. Возможно, это стало раздражать - откуда ты такой явился, а ну на место!..
  По моему внутреннему ощущению, фильм состоялся. Но вот идет церемония вручения "Ники" в Доме кино. Было чувство, что она моя... Это вопроси тщеславия, и самоутверждения. Но - не сложилось. Мне показалось, что виной тому не очень чистоплотная ситуация. Хотя, возможно, я ошибаюсь. Ужасно расстроился. Пришел домой, всплакнул и выпил водки. На следующий день был в норме..."
  А вот как об этом же вспоминает коллега нашего героя по театру А. Абдулов: "Я сказал Збруеву, не получившему "Нику" за замечательную работу у Астрахана:
  - Надо, Саша, менять сексуальную ориентацию - тут же все бы получил. Что же ты дурака валяешь?
  А он - не может, потому что классный мужик".

  В конце декабря 1995 года Збруев освоил еще одну ипостась: он стал бизнесменом и открыл в родном Ленкоме ресторан под названием "ТРАМ" (Театральный ресторан актеров Москвы). О том, как ему пришла в голову подобная идея, А. Збруев рассказывает:
  "Идея пришла просто-жизнь подсказала. Актеры много времени проводят в театре. Собираются, как правило, в буфете. Он у нас неплохой вроде бы, но с какими-то тараканчиками и мышками. И вот сидим мы как-то с товарищем (он не имеет отношения к театру), смотрим - одежда на столах навалена, стулья сломаны. В общем, проходной двор. Товарищ мой и говорит: "Давай сделаем ресторан". Вложил деньги. И пожалуйста - "ТРАМ" существует. Это наш Ленком раньше так назывался, мы только расшифровывать стали по-другому: "Театральный ресторан актеров Москвы"...
  Но это не совсем мой ресторан. Там мое имя. Скорее я человек из Ленкома, который здесь "на хозяйстве". И эта роль для меня пока необычна..."


  Что касается личной жизни актера, то Збруев один из тех, кто всячески избегает разговоров на эту тему. В одном из интервью он заявил: "Я стараюсь никого не пускать в свою личную жизнь и никогда не рассказываю ни о жене, ни о дочери. Всегда был против семейных актерских фотографий, участники которых предстают в каких-то исторических костюмах, с женой, детьми, собаками. Все это выглядит удручающе и, по-моему, ни к чему. И потом, как бы ни сложилась жизнь - человек в ней одинок".

  И все же кое-что о личной жизни актера известно. Например, его дочь Наташа по стопам родителей не пошла, хотя попытка попробовать себя на съемочной площадке у нее была. В 1982 году она снялась в фильме Михаила Козакова "Если верить Лопатухину". Но в дальнейшем актрисой она так и не стала.

  В середине 90-х годов стали распространяться слухи о том, что многолетний брак А. Збруева с Л. Савельевой распался. Артиста стали все чаще видеть в обществе другой женщины. Сам он от любых расспросов на этот счет категорически уходил, поэтому приведу слова его бывшей жены В. Малявиной, которая заявила летом 1997 года: "Саша совершенно запутался в женщинах. Сегодня у него две жены, и он как-то с ними не справляется: обе мне на него жалуются..."

  В последнее время интервью со Збруевым появляются в российской прессе все чаще. Радует, что этого замечательного актера не забывают. Вот что он говорит:
  "Люблю ли я свою родину? Это безответная любовь. Все мы ее любим, а она нас нет. Она все делает, чтобы затруднить жизнь, поставить новые проблемы. Я даже не знаю, за что мы ее потом любим. Может, за то место, где родился и вырос? За Арбат, по которому ходила моя мать, по которому отца повели на расстрел? За друзей, голубей, первую блатную песню. За что еще любить родину? Я не знаю, она только отбирает..."



Автор: Федор Раззаков
Исходный текст: кн."Секс-символы России", с.325-335.




выращивание и курение конопли марихуаны в домашних условиях