Borodulin Lev

( .... )
КОГДА-ТО у студента Московского полиграфического института Льва Бородулина не было денег на еду. Зато у него был фотоаппарат. 

Автор: Валентина Оберемко

Сайт: Аргументы И Факты

Статья: В Доме фотографии показывают «Ж…»



Им-то, как говорит сам Бородулин, он с голодухи и «нафотографировал» всевозможные спортивные соревнования, которые очень любил. Да так нафотографировал, что эти снимки напечатали в одном из ведущих журналов страны, а Бородулина через несколько лет признали классиком спортивной фотографии. А еще через несколько лет, когда Бородулин уже эмигрировал из Страны Советов на Землю обетованную, его работы стали продаваться на аукционах «Sotheby’s», «Christie’s» и «Swann».

В этом году Льву Бородулину исполнилось 80 лет. И в честь юбилея мэтра в Московском доме фотографии организовали ретроспективу его работ. Собрали практически все знаменитые кадры: красочный «Спортивный парад в Москве» 1956 года (Билл Клинтон выбрал эту фотографию для украшения Белого дома), загадочный «Мы играем в волейбол» (многие до сих пор не могут понять, каким образом был сделан этот снимок: то ли фотограф зарыл фотоаппарат посередине поля, то ли залез в яму и заставил людей играть вокруг нее), «Папа, больше жару!» (на снимке народный артист СССР Михаил Жаров с дочерьми делает зарядку). Но посетители выставки совсем не интересуются у консультантов особым бородулинским подходом к фотографии, не спрашивают даже о стоимости этих фотографий, а на входе задают билетерше один и тот же вопрос: «А ж… будет?» На что билетерша уже привычно отвечает: «Конечно, будет, куда же без нее». «Ж…» — это, пожалуй, самый известный и дорогостоящий снимок. В оригинале эта фотография называется «С вышки». «Ж…» же в 1960-м ее назвал товарищ Суслов, который однажды поутру, решив полистать периодическую печать, увидел на обложке уважаемого советского издания девушку, летящую с вышки. Поскольку Бородулин фотографировал спортсменку чуть выше высоты ее полета, то девушка вышла на фото не в профиль, не анфас и даже не боком, а самым натуральным советским задом. Видимо, зад начальству не понравился, потому что товарищ Суслов обозвал фотографию «летающей ж…», а журнал отнес «куда следует». Там ситуацию взяли под контроль, редактору сделали выговор, а за Бородулиным предложили «проследить» как за неблагонадежным. Вскоре неблагонадежность дала о себе знать: Лев Бородулин эмигрировал в Израиль вместе со своей «Ж…», которую на аукционе «Sothеby.s» продал за цену, в несколько раз превышающую изначальную стоимость снимка.