Belchenko

( 4 октября 1903 года ) Долгие годы он сотрудничал на общественных началах в Советском комитете ветеранов войны. Сейчас Сергею Саввичу идет девяносто седьмой год. Он завидно бодр и неутомим У него светлая голова и удивительная память. Он систематически занимается утренней гимнастикой и совершает прогулки на свежем воздухе, совмещая их с выполнением хозяйственных поручений супруги.  

Сайт: 55 летию Победы посвящается

Статья: Бельченко Сергей Саввич



Родился 4 октября 1903 года в селе Соленое Днепропетровской области. Отец - Бельченко Савва Андреевна (1879 г. рожд.). Мать - Анастасия Федоровна. Супруга - Надежда Павловна (1908 г. рожд.). Сыновья: Сергей Сергеевич (1929 г. рожд.), полковник запаса; Валентин Сергеевич (1939 г. рожд.), пианист, заслуженный артист России. Внуки: Сергей Сергеевич, подполковник Российской армии; Виталий Сергеевич, рабочий; Надежда Валентиновна, пианистка, студентка ГИТИСа. Правнук - Георгий.

Военная судьба Сергея Бельченко началась еще в 1924 году в береговой артиллерии Севастопольской приморской крепости. К этому времени за его плечами было два курса социально-экономического техникума, и это сразу выделило его из тогдашнего малограмотного контингента красноармейцев. Сергей окончил трехмесячные артиллерийские курсы, стал командиром шестидюймового крепостного орудия. Активно участвовал в общественной жизни подразделения. Ему нередко поручали даже проводить политчас.

Эта активность отразилась в дальнейшем на его личных планах: после увольнения из армии он собирался поступать в горный институт, а его направили вдруг в Киевскую военно-политическую школу. Шел туда без особого желания, под нажимом со стороны комиссара, выполнявшего, очевидно, разнарядку, но быстро втянулся в курсантское бытие, увлекся учебой, вышел в отличники, через два года был досрочно выпущен и направлен в пограничные войска. Просился в артиллерию - не пустили. И поехал в Туркмению, в Керкинский погранотряд.

Но перед этим предусмотрительно женился на своей землячке Наде из села Соленого, что на Днепропетровщине. С ней и живет в мире и согласии вот уже 71 год. Не счесть, сколько за время пограничной службы сменено гарнизонов, не измерить пережитых трудностей и лишений. Переболели всеми характерными для тогдашней Средней Азии болезнями - персидским тифом, малярией... Изнывали от жары. Воевали с басмачами. Надежде Павловне тоже приходилось не раз участвовать в отражении их набегов. Она неплохо владела винтовкой и держалась в седле.

В 1932 году Бельченко поступил в Высшую пограничную школу. После окончания его оставили в ней же преподавателем. А в 1939 году он в составе оперативно-чекистской группы участвует в походе нашей армии в Западную Белоруссию.

Великая Отечественная война застала его в должности начальника Белостокского областного управления НКГБ. Оставив в Белостоке две диверсионные группы во главе со своими заместителями, он отходил на восток вместе с частями Красной Армии и пограничниками. Во время бомбежки был контужен. В столпотворении на дорогах отступления обратил на себя внимание хладнокровием и распорядительностью. Когда перед взорванным шоссейным мостом через реку Зельвянку столпилась тысячная армада отступавших войск и беженцев, а немецкие летчики безжалостно и безнаказанно бомбили и расстреливали людей с бреющего полета, Бельченко осенила мысль переправить отступавших на другой берег по расположенному рядом железнодорожному мосту, который немцы не бомбят и не будут бомбить, поскольку он нужен им самим. Многим метавшимся тогда перед мостом бойцам и беженцам запомнился этот невысокий, подвижный, звонкоголосый командир с ромбом в петлицах, майор госбезопасности, с чекистскими эмблемами на рукавах, с маузером в руке и огнем во взоре.

Добравшись до Могилева, Бельченко разыскал представителей белорусского республиканского руководства и союзного НКВД, занимавшихся здесь созданием партизанского движения и подполья. И тут же был назначен заместителем начальника особого отдела Западного фронта, поскольку здесь его хорошо знали, приступил к выполнению своих новых обязанностей - организации борьбы со шпионами и диверсантами, которых противник активно десантировал небольшими группами в тылы наших войск.

В Калининском партизанском крае Бельченко освоился быстро, хотя край был обширный. Места трудные - непроходимые леса и болота. Но для противника они были трудней, чем для местных жителей-партизан. И они в полной мере использовали свои преимущества перед врагом. Уже осенью 1941 года здесь вели боевые действия 55 партизанских отрядов, насчитывавших более полутора тысяч человек, и наносили врагу ощутимые потери.

С приходом к руководству Бельченко боевой счет партизан непрерывно наращивался. На оккупированных территориях области существовали районы, занятые партизанами, где действовали советские законы и органы власти. Немцам приходилось для борьбы с партизанами снимать войска с фронта, но и это результата не давало.

Первой наградой в его боевой биографии был орден Красного Знамени, полученный в декабре 1941 года на командном пункте Западного фронта под Москвой из рук командующего этим фронтом Г.К. Жукова. И приказ о награждении был подписан им же.

Сергей Саввич бережно хранит пожелтевший и потертый на сгибах, но в общем хорошо сохранившийся экземпляр газеты Западного фронта "Красноармейская правда" за 21 декабря 1941 года: "От имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество награждаю: орденом Красного Знамени майора госбезопасности Бельченко Сергея Саввича...".

Сергей Саввич служил тогда заместителем начальника особого отдела Западного фронта. Начальник отдела прибаливал, и Бельченко не раз приходилось получать ответственные поручения непосредственно от командующего фронтом. Все их он аккуратно и удачно выполнял, чем запомнился и, видимо, понравился Жукову.

Однажды он, пригласив Бельченко к себе, показал ему две телеграммы: в одной командир соединения, действовавшего в тылу врага, жаловался на то, что не получает должного авиационного прикрытия от поддерживающей его авиадивизии, а в другой - командир этой дивизии утверждал, что прикрытие вполне обеспечивает.

"Разберитесь, кто из них врет, и примите меры на месте", - сказал Жуков.

Бельченко немедленно вылетел к авиаторам. И выяснилось, что полеты в тыл противника совершаются, но, поскольку наше соединение там находится в постоянном движении, летчики из-за нехватки горючего до назначенных пунктов еле дотягивают... Надо было авиаторам немедленно перебазироваться на аэродром, расположенный ближе к фронту. От имени командующего (Жуков дал ему такое право) Бельченко приказал комдиву безотлагательно совершить это перебазирование. И вскоре командующий фронтом получил от командира действовавшего в тылу противника соединения новую телеграмму: "Красные звезды над вами".

Этот и другие боевые эпизоды стали основанием для награждения Бельченко столь высоким орденом - Красного Знамени. Перед вручением Жуков задал Бельченко неожиданный вопрос:

- Вы нашу фронтовую газету читаете?

- Не всегда, товарищ командующий, - признался Бельченко, -не успеваю.

- Надо успевать, - добродушно посоветовал Жуков. - В ней и приказ о вашем награждении опубликован...

Командующий фронтом явно пребывал в хорошем расположении духа. Это было видно и по озаренному улыбкой лицу, и по какой-то мягко-веселой интонации голоса. Бельченко тоже чувствовал себя на подъеме. Вся страна в те дни была окрылена надеждой. Наше контрнаступление, начатое под Москвой 5-6 декабря, несмотря на сильные морозы и глубокий снежный покров, успешно развивалось. Были уже освобождены от врага Рогачево, Истра, Солнечногорск, Клин, Калинин, Волоколамск. Моральный дух немецко-фашистской армии надломился. Допрашивая пленных, Бельченко наглядно убеждался в этом...

В мае 1942 года майор госбезопасности Бельченко получил новое назначение - начальником Западного штаба партизанского движения, а в сентябре того же года - представителем Центрального штаба партизанского движения, членом Военного совета Калининского фронта.

Наивысшего подъема партизанская борьба в тылу врага достигла в конце 1943 года. К этому времени Бельченко уже более полугода был заместителем начальника Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) при Ставке ВГК и внес в развитие этого движения свою лепту. Начальник ЦШПД генерал-лейтенант Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко возложил на него главным образом ведение разведки и контрразведки в интересах фронтов. У партизан повсеместно были свои глаза и уши. Ежедневно Центральный штаб отправлял объемистую сводку разведданных о противнике в Ставку, где этой информацией очень дорожили.

"Однажды, - рассказывает Бельченко, - мы сократили сводку примерно на одну треть против обычных объемов. Из Ставки немедленно последовал звонок: "Что это ваша сводка вдруг так победнела?" - спросил Сталин у Пономаренко. "Мы сократили ее за счет незначительной информации," - ответил он. "Нам здесь виднее, что считать значительным, а что незначительным," - возразил Сталин.

Работая в ЦШПД, Сергей Саввич принимал непосредственное участие в планировании и проведении ряда крупных боевых операций партизан. Одной из них была операция под кодовым наименованием "Рельсовая война", проведенная 3 августа - 15 сентября 1943 года на оккупированной территории России, Белоруссии и части Украины для оказания помощи Советской Армии в завершении разгрома немецко-фашистских войск в Курской битве и развитии общего наступления. К выполнению этой операции ЦШПД привлек белорусских, ленинградских, калининских, смоленских, орловских и часть украинских партизан - всего 167 бригад и отдельных отрядов.

В ходе операции было подорвано около 215 тысяч рельсов, много эшелонов (только белорусскими партизанами - 836 эшелонов и три бронепоезда), взорваны мосты и станционные сооружения. На некоторых железных дорогах движение было задержано на 3-15 суток, а магистрали Могилев - Кричев, Полоцк-Двинск, Могилев-Жлобин не работали весь август. Массовые, одновременные, скоординированные Центральным штабом рельсовые удары на огромном фронте наилучшим образом способствовали успехам нашей армии.

ЦШПД действовал до 13 января 1944 года. После его расформирования комиссар государственной безопасности Бельченко был назначен наркомом внутренних дел Белоруссии, проработал на этой должности 10 лет. В дальнейшем командовал войсками Ленинградского пограничного округа, был заместителем председателя КГБ СССР.

С 1959 года находится в отставке. В 1998 году генерал-полковник в отставке С. С. Бельченко был награжден орденом Жукова. Это тринадцатый орден на груди Сергея Саввича. На его парадном мундире четыре ордена Ленина, орден Жукова, пять орденов Красного Знамени, ордена Отечественной войны I степени, Красной Звезды, Дружбы.

Долгие годы он сотрудничал на общественных началах в Советском комитете ветеранов войны. Сейчас Сергею Саввичу идет девяносто седьмой год. Он завидно бодр и неутомим У него светлая голова и удивительная память. Он систематически занимается утренней гимнастикой и совершает прогулки на свежем воздухе, совмещая их с выполнением хозяйственных поручений супруги.

Живет на пятом этаже. Лифтом не пользуется.