Begin

(род. 1943)   Внешне Бегин-младший производит впечатление сухаря и педанта. Но те, кто знаком с ним поближе, говорят об открытом, искреннем человеке, сильной и целой личности, наделенной прекрасным чувством юмора.  

Автор:


БЕНИ БЕГИН - "ИНОПЛАНЕТЯНИН"

  До 15-го января 1997 года Биньямин Зеэв Бегин (депутат израильского парламента от блока "Ликуд") занимал пост министра науки. В тот день на заседании правительства он проголосовал против отступления из Хеврона. Больше того, направил письмо премьер-министру, текст которого уместился в одну строку: "Сообщаю о своей отставке".

  Здесь необходимо пояснить, что израильский закон не позволяет министру выступать против решений собственного правительства. Проще говоря: хочешь оставаться при должности (кабинете, помощниках, советниках, секретарях, "Вольво", персональном водителе и пресс-атташе) - соблюдай жесткую правительственную дисциплину. Проявил недисциплинированность - выходи из машины.

ТЕЛЕСКОП" МИНИСТРА НАУКИ

  Утром 16-го января Бени Бегин вошел в зал заседаний кнессета (парламент) и уселся в амфитеатре, вместе с рядовыми депутатами. Даже по выбранному им месту (обычно министры сидят в первом ряду за полукруглым столом) можно было безошибочно определить: решение подать в отставку окончательное, обжалованию не подлежит. Твердость этого намерения прозвучала и в его выступлении на пленарном заседании.

  Кстати сказать, многие из коллег Бегина по кабинету (министр инфраструктур Ариель Шарон, министр образования Звулун Хаммер, министр транспорта и энергетики Ицхак Леви, министр связи Лимор Ливнат и др.) в ходе утверждения в кнессете договора "о передислокации", который предусматривал вывод израильских войск из оккупированного Хеврона, проголосовали "за", хотя накануне на заседании правительства были против.

  Выступая в тот день в парламенте, Бегин в своей прощальной речи изложил, по мнению наблюдателей, не только свою политическую, но и жизненную позицию.

  - Мы прибыли на конечную станцию, - сказал он. - Это - Хеврон... Передача Хеврона врагу - это сигнал безнадежности и отчаяния. Это признак бессилия, когда в атмосфере витает дух надломленности, позора и неминуемых столкновений. Под натиском пропаганды иллюзорного мира пали вначале Газа и Иерихон. За ними - Дженин, Шхем, Туль-Карем, Калькилия, Рамалла и Вифлеем, А ведь они являются неотъемлемой частью нашей родины, наследием, завещанным нам предками. Эти части нашей страны, преданные чужаками, тут же стали убежищем для террористов. А сейчас им передают и Хеврон - еще один плацдарм, еще одну стратегически важную высоту, которую террористические группировки непременно используют в предстоящей войне против нас. Этот день не так уж далек...

  В своей речи Бени Бегин провел такую параллель: в 1610 году Галилео Галилей впервые направил свой телескоп в небо и увидел (вопреки господствовавшей тогда догме), что Луна - это не плоский гладкий диск, а шарообразная планета, на поверхности которой есть горы и впадины. Современник Галилея философ Чезаре Краманини отказался тратить свое драгоценное время на то, чтобы посмотреть на звездное небо в телескоп. Он объяснил свой отказ тем, что наблюдение звезд через увеличительное стекло "вызывает у него головную боль". Бегин подчеркнул, что "вот уже три года, как он пытается убедить своих коллег воспользоваться "телескопом", через который видны не только сиюминутные действия, но и далеко идущие планы наших партнеров по мирным переговорам".

  Речь Бегина неоднократно прерывалась выкриками оппозиционеров, требовавшими соблюдать регламент. Но профессор Шевах Вайс, председательствовавший на том заседании, позволил опальному министру сказать с трибуны все, что тот считал нужным.

  Последние три года Бени Бегин занимался поисками "вещественных доказательств" лжи, которые отправлял по факсу в различные израильские газеты и журналы. Это были либо текст выступления лидера Организации освобождения Палестины (ООП) Ясира Арафата на заседании, посвященном отмене Палестинской Хартии, либо изложение договора между Арафатом и движением ХАМАС, либо - очередная порция подстрекательских высказываний главы Палестинской Автономии на массовом митинге в Газе или Рамалле.

  Бегин создал разведывательную систему сбора достоверной информации о событиях, происходящих на территории автономии. Собранные им документы, как считают израильские СМИ, и представляли собой то "увеличительное стекло", сквозь которое он оценивает намерения палестинских партнеров.

СЫН ПОДПОЛЬЩИКА

  Бегин никогда не рассказывает о себе. В газетах не публиковалось ни одного снимка, на котором он был бы запечатлен в кругу своей семьи - жены Рути и шестерых детей, со своими друзьями, на прогулке, в ресторане, во время зарубежных поездок. Во многих публикациях израильской прессы его именуют "инопланетянином" или "человеком из прошлого столетия". Но во всех пространных материалах о нем обнаруживаешь одно и то же - крайне немодное и несовременное в Израиле - определение: "честный".

  "Честный" человек в политике? Но ведь такого не бывает?

  Впрочем...

  Бени Бегин родился в 1943 году в Иерусалиме. Его детство было связано с подпольной деятельностью отца - Менахема Бегина, командира организации "Иргун Цвай Леуми" (ЭЦЕЛ), боровшейся против английских колонизаторов.

  Бени запомнил, что семья постоянно переезжала с одной квартиры на другую, а отец часто менял внешность, пытаясь скрыться от британских властей. То приезжал домой с бородой, то без нее. То представлялся Исраэлем Сасовером, а то доктором Кенигхофером...

  - Бени узнавал меня только по голосу, - скажет Менахем Бегин, став премьер-министром Израиля.

  В начале 50-х годов Бени учился в средней школе "Кармель" в Тель-Авиве. Чтобы защитить честь и доброе имя отца, ему нередко приходилось ссориться с товарищами. Иногда дело доходило до драк.

  В старших классах Бени блистал знаниями на уроках математики и физики. Но в университет поступил на факультет геологии. Докторскую диссертацию защитил в США, в университете штата Колорадо, благодаря чему в совершенстве овладел английским. А может, наоборот: прекрасно изучил английский, отчего и решил получить докторскую степень за океаном. Кто знает...

  Армейскую службу проходил в авиации (по некоторым данным, в военной разведке), имеет офицерское звание.

  В 1977 году "Ликуд" одержал победу на парламентских выборах. Главой правительства стал Менахем Бегин, которого многие американские газеты называли не иначе как "террористом". Бегин-младший был вне себя от возмущения: он позвонил Симхе Диницу, послу Израиля в США, и потребовал, чтобы тот принял меры против американской прессы, враждебно настроенной к "Ликуду" и отцу.

  Как отнесся Бени Бегин к кэмп-дэвидским соглашениям? Из прессы начала 80-х годов известно, что Бегин-старший, находясь в Кемп-Дэвиде, постоянно переговаривался с сыном по телефону. Бени не принимал позицию отца, занятую им в ходе переговоров с египетским президентом, но поддержал его морально. Сын требовал, чтобы отец не подписывал договора с Анваром Садатом. Но когда понял, что это неизбежно, убедил главу правительства не пойти на ряд уступок Египту.

  С тех пор отец и сын еще больше сблизились. В годы болезни Бегина-старшего Бени ежедневно посещал отца и никого из посторонних к нему не подпускал. Этот период - вплоть до самой смерти Менахема Бегина в 1992 году - так и остался семейной тайной. Одному Бегину-младшему известно, что в те годы чувствовал его отец, о чем вспоминал, о чем сожалел...

  - О людях нужно судить только по их поступкам, а не по тому, кем являются их родители, - заявил как-то Бени Бегин в интервью газете "Гаарец".

  Внешне Бегин-младший производит впечатление сухаря и педанта. Но те, кто знаком с ним поближе, говорят об открытом, искреннем человеке, сильной и целой личности, наделенной прекрасным чувством юмора.

  Перечитав десятки публикаций разных лет, я понял, что Бени Бегин для израильтян - личность странная, во многом необъяснимая.

  ...Однажды Менахем Бегин и его жена Ализа отдыхали в гостинице "Карлтон" в Нахарии. На выходные к ним приехал Бени со своими детьми и племянниками. Съездили на экскурсию по Западной Галилее. Вернувшись, вся семья уселась под деревом. Сын главы правительства открыл сумку, вытащил бутерброды и начал раздавать детям.

  - Заходите в столовую, - предложил хозяин гостиницы. - Я угощаю...

  Бени бросил в его сторону недоуменный взгляд и продолжал раздавать бутерброды.

  О Бегине-младшем говорят, что у него всего три рубашки. Одна на нем, другая в стирке, третья сохнет. Чаще всего он ходит в сандалиях на босу ногу.

  Рассказывают, что однажды Бегина пригласили прочесть лекцию перед депутатами британского парламента. Его выступление имело огромный успех. Прочитав лекцию, он отправился в аэропорт на автобусе, хотя любой английский лорд счел бы за честь предоставить сыну главы правительства Израиля свой персональный автомобиль.

  А вот еще штрих.

  Бени Бегин живет с женой и шестью детьми в скромной квартире в Иерусалиме и ездит в общественном транспорте. Когда Менахема Бегина фотографировали для газет, Бени и его детей не было на снимках. Когда Бегина-младшего приглашали на обед за счет государства, он тактично отказывался.

  В 1988 году - когда до выборов оставались считанные дни - Бени решил баллотироваться. И был избран депутатом кнессета 12-го созыва. С той поры началась его политическая карьера.

НЕУДОБНЫЙ ДЕПУТАТ

  "Единственный депутат кнессета 12-го созыва, отказавшийся получать деньги на покрытие транспортных расходов, - это Бени Бегин", - писала о нем газета "Йерушалаим".

  Впрочем, с именем Бегина-младшего связано еще много потрясающих историй.

  Многие депутаты проявляют усиленную заботу о том, чтобы их имена регулярно появлялись в прессе, и устанавливают с журналистами дружеские отношения. Но и в этом вопросе Бени Бегин - из ряда вон выходящая личность. Он не бегает за журналистами, не рвется без нужды на трибуну, не ищет пикантных тем, способных "сделать заголовки", не терзает министров депутатскими запросами и даже не рассказывает о своих далеко идущих планах. Он глубоко изучает вопросы.

  Возможно, перед нами представитель новой формации депутатов кнессета?

  Бени Бегин всегда придерживался разумной, взвешенной политической позиции. Он никогда не впадал в крайности. В декабре 1992 года он критиковал премьер-министра Ицхака Рабина за решение о высылке в Ливан активистов экстремистской организации ХАМАС. И оказался прав: депортация послужила предлогом к усилению арабского террора.

  Впоследствии, когда в Израиле начали один за другим взрываться автобусы, Бегин выступил против депортации членов семей террористов-самоубийц. Но при всем своем либерализме он всегда твердо стоял на том, что вступать в мирные переговоры с террористической организацией - смерти подобно.

  - ООП - это террористическая организация, - убежден он. - ООП - величайший мошенник 20-го века. Она ни в чем не уступает и ни от чего не отказывается. И продолжает идти своим путем.

  А вот что писал он о правах палестинцев в 1990 году: "У них нет прав. Если они реализуют права, которыми реально не обладают, это будет сделано за счет наших прав, что поставит под угрозу наше существование. Другие аргументы не нужны".

  После того, как правительство Рабина подписало 9 сентября 1993 года первый договор с ООП, вся энергия Бени Бегина сосредоточилась на поиске и сборе всевозможных документов (в том числе магнитофонных записей и видеокассет), проливающих свет на истинные намерения ООП.

  Газета "Маарив" от 24 января 1995 года. Сообщение под заголовком "Отчет военной прокуратуры: нарушение Норвежских соглашений". Текст гласил: "Бени Бегин, депутат кнессета от "Ликуда", представил на обсуждение комиссии парламента по иностранным делам и обороне отчет военной прокуратуры, в котором приведены факты многочисленных нарушений палестинцами договора, подписанного в Осло. Однако Ори Ор, председатель комиссии, сказал Бегину, что министр иностранных дел Шимон Перес отрицает факт существования данного документа".

  Через пару дней израильская пресса была вынуждена опубликовать пространный список грубейших нарушений, сведения о которых тщательно скрывались.

  Газета "Едиот ахронот" от 1-го февраля 1995 года. Заметка под названием "Еще один документ ЦАХАЛа - договор Осло нарушен". Текст гласил: "Документ, подтверждающий нарушения Норвежских соглашений, был предан огласке депутатом кнессета Бени Бегином. В отличие от прошлой недели, когда он предал гласности документ, подготовленный военной прокуратурой, на этот раз речь идет о документе, который лег на стол генерального директора министерства иностранных дел Ури Савира. В нем перечислены многочисленные нарушения палестинцами условий договора. Депутат кнессета Бегин представил этот документ и подчеркнул, что против многих строк, в которых перечисляются нарушения условий договора, написано: "Оставлено без ответа".

  Газета "Едиот ахронот" от 12-го мая 1996 года. "Депутат Бегин: Перес фальсифицировал протокол заседания Палестинского национального совета, в котором утверждается, что Палестинская Хартия отменена. Канцелярия главы правительства: это ложь".

ЧЕЛОВЕК - ЭТО ПОСТУПОК

  - Бени Бегин - единственный из министров, у которого нашлось мужество отнестись к фактам со всей серьезностью и ответственностью, не пытаясь увиливать от правды, - сказал о нем Игаль Кармон, советник бывшего премьер-министра Израиля Ицхака Шамира. - Это не так-то просто быть профессиональным политиком. Для этого необходимо обладать конкретными знаниями и аналитическим умом.

  - Говорят, что человек - это его поступки, - спросили как-то Кармона.

  - Высказывание, выступление - это зачастую поступок, - ответил он.

  По мнению Кармона, Бегин говорит то, что думает, а действует так, как ему подсказывает совесть. Но главное - он не уступает давлению.

  - Ему не раз приходилось выдерживать организованные нападки служб безопасности и армии, - поясняет Кармон. - Но и это его не сломило. Он неоднократно доказывал, что прав, а они - ошибаются.

  В качестве примера он привел историю с секретным отчетом военной прокуратуры, который Бегин предал огласке. Какими только мерами не угрожали непокорному депутату!

  Позднее Кармон сообщил, как Бени Бегин раскрыл тайный сговор между Арафатом и ХАМАСом.

  - Поначалу члены правительства и даже начальник генерального штаба отрицали факт существования такого договора, - рассказал он. - А Бени упрямо твердил: "Договор существует!" И лишь позднее заместитель начальника разведуправления генштаба Амидор представил подписанный пятью полковниками документ, подтверждающий, что Арафат и лидеры ХАМАСа достигли взаимопонимания. Перес всячески пытался помешать Бегину опубликовать этот документ, но у него ничего не получилось.

  Как писали в те дни израильские газеты, все документы Бени Бегин вводил в свой портативный компьютер, с которым приходил на все заседания правительства. Если возникала необходимость, он мгновенно извлекал из компьютера нужный документ. Быть может, именно так и должен работать профессиональный политик?

  После ухода с поста министра науки Бени Бегин хранит молчание. Но, как считают наблюдатели, оно продлится недолго. До первой правительственной лжи, которую ему удастся опровергнуть. Опровергнуть документально, обоснованно, профессионально...