Забузова Наталья

, телеведущая

( .... )
Телекомпания НТВ всегда была кузницей кадров для лучших ведущих информационных программ. И неважно, что некоторые телезвезды, выпестованные именно на «четвертой» кнопке, позже уходят на другие телеканалы. Совсем недавно фразой: «Здравствуйте, в эфире новости на НТВ» — начала вести утренние сводки Наталья ЗАБУЗОВА.  

Автор: Михаил РОМАНОВ

Сайт: Аргументы И Факты

Статья: Утренняя пташка Наталья Забузова



-ДЛЯ меня устроиться работать на НТВ было проще, чем сейчас кому-либо, — начала свой рассказ Наташа. — На этот канал я пришла одна из первых, еще 7 лет назад. Училась в педагогическом университете на улице Кибальчича, что в 10 минутах езды от «Останкино». Как-то подруга мне сказала, что на новом телеканале набирают сотрудников. Я записалась на конкурс и, обойдя человек 30, выиграла его. Вакантное место было в международном отделе, а английский я очень хорошо знаю.

— Каким было НТВ 7 лет назад?

— Я до сих пор воспринимаю НТВ как свой дом. Человеческие отношения здесь всегда были на первом месте. Это один из принципов менеджмента руководства НТВ. Слоган «Новости — это наша профессия» известен всей стране, мы же относимся друг к другу как к родственникам. НТВ — большая семья. Даже в выходные я специально нахожу повод, чтобы приехать на работу. Тянет меня в «Останкино». Кардинально ничего нового не произошло. В техническом смысле мы, конечно, расширились, но информационная политика осталась прежней.

— Вы говорите: «Семья». Но иногда кого-то из семьи исключают…

— Я уверена, что просто так из коллектива никого не выгоняют. Для увольнения нужна веская причина.

— Но прецеденты ведь были.

— А на каком телеканале их не было? Безусловно, интриги и подводные течения могут быть на любом предприятии. Особенно в творческом. Стараюсь в этих делах быть незамеченной. Я абсолютно бесконфликтный человек. Чтобы я объявила кому-то войну, тем более на телевидении, меня надо основательно «достать». За грубейшие ошибки наказывают. Это правильно. Если ошибка вопиющая, то после передачи сразу звонят ко мне «сверху», а незначительные промахи разбираем на «летучках».

«Митковщина» и «осоковщина»

— Вы ведете новости недавно. За семь лет не было желания стать телеведущей?

— А это желание у меня было всегда. Года три назад я пробовалась на роль телеведущей, однако мою кандидатуру сразу отклонили. Смешно, но тогда я выглядела лет на 15, а серьезные новости в исполнении тинейджера мало кто хотел смотреть. А недавно поняла, что созрела. Подошла к руководству и высказала свое желание быть ведущей.

— У каждого телеведущего есть свой стиль ведения программы. У кого-то подробная информативность, у кого-то актерская игра. Кто вам больше импонирует?

— Для меня давно уже существует авторитет: Михаил Глебович Осокин. У нас на НТВ есть даже особый термин: «осоковщина». Это означает, что та или иная новость подается с совершенно непредсказуемой точки зрения. Перед эфиром Осокин постоянно находится на взводе. Выясняет по телефону подробности, интересуется свежей сводкой новостей ведущих информагентств, на его столе миллион вырезок из газет. То есть он подходит к важнейшим событиям дня так основательно, что знает уже почти все, что скажет ему корреспондент в прямом включении. И вот когда он рассказывает «шапку» для видеоматериала, он может так обыграть факт, как не додумаются ни на одном канале! А еще у него особый метод верстки программы. Если он сочтет нужным, то сюжет, который на других каналах будут передавать под N 1, он сделает вторым или третьим… Также мне нравится его манера ведения программы. Спокойная самоуверенность в прямом эфире — это сверхпрофессионализм. Татьяна Миткова когда-то мне сказала, что главное — не думать о том, что на тебя смотрят миллионы телезрителей. Надо даже не обращать внимания на присутствующих в студии людей. Абстрагироваться надо буквально ото всех! Рассказывать о важнейших событиях необходимо прежде всего себе самому. Только тогда все получится.

— У вас есть свои секреты ведения передачи?

— Боюсь, что ничего нового открыть я не смогу. Существуют строгие правила, которых надо придерживаться. Разумеется, я никогда не буду улыбаться даже в конце программы, если в начале я сообщаю о человеческих жертвах. Хотя моя серьезность у многих вызывает нарекания… Я не боюсь чуть-чуть излишне «гримасничать». Дело в том, что мимика на телеэкране имеет свойство «стираться». Ничего удивительного, если телеведущий поведет бровью, качнет головой или чуть округлит глаза.

— А вы можете передать свои ощущения от первого прямого эфира?

— Чрезвычайная легкость в теле и голове. Я почему-то думала, что мне легко перед камерой. Бывала в студии тысячу раз, знаю в ней все уголки, тысячу раз наблюдала за работой ведущих в прямом эфире… Это потом уже, на 10-й или 11-й программе, я сказала операторам, что в студии что-то холодно… Они начали смеяться как ненормальные и сообщили мне, что холодно было всегда. Просто я была «горячая».

— На телевидении, говорят, курьезных моментов не бывает. Все настолько четко выстроено, что забавам места не остается…

— Я считаю, что к телеведущим в нашей стране относятся несколько предвзято. Мы ведь тоже живые люди, не машины. Уверена, что многие телеведущие знают, как и где поставить ударение в слове. Просто в прямом эфире такой драйв, что порой нет времени на размышления. Осознание ошибки приходит уже потом… Однажды у меня из уха вывалился наушник. Я успела его поймать на глазах у изумленной публики. Ну кто станет меня за это корить? Никто ж не застрахован. Но иногда, каюсь, бывают огрехи с моей стороны. Однажды надо было сделать прямое включение и представить корреспондента Борю Кольцова, дежурившего у Колонного зала. На телесуфлере (текст я сама написала за 10 минут до эфира) были такие строки: «Сейчас в Колонном зале находится наш корреспондент Борис Кольцов». На самом деле Боря был не в зале, а на улице, у Колонного зала. Но времени на раздумья было так мало, что я прочитала текст-оригинал.

— И за такое наказывают???

— Конечно! Это же фактическая ошибка.

— Законы орфоэпии часто меняются. Вы пользуетесь словарями, когда затрудняетесь, где поставить ударение в слове?

— У нас в редакции горы словарей различных годов издания. Орфоэпия — сложная наука, но я предпочитаю произносить слово так, как его привыкли слышать большинство людей.

В «Останкино» езжу на метро

— Работать на телевидении на износ — крест большинства ведущих. На личную жизнь время остается?

— Очень мало. Я коренная москвичка, четвертого поколения. Живу с родителями в Новых Черемушках. Удобно добираться до «Останкино», по прямой ветке метро. Мужа у меня нет, так сложилось. Зато есть четырехлетний сын Никита. Он смышленый растет. Радуется, когда, перед тем как идти в детский садик, видит маму по телевизору. Приезжаю домой после обеда и сразу ложусь спать до вечера. Никитка, недовольный, иной раз подбегает к кровати и будит меня. Я понимаю, что уделяю семье мало времени, но телевидение — это наркотик.

— Вы не боитесь, что скоро вас будут узнавать в метро?

— Именно этого я сейчас хочу.





Чугунный камин teplo-dim.com.