Рябов

( .... ) Приходилось Рябову дежурить и в Мавзолее у тела Ленина. "Стояли по команде "смирно" 30 мин., не шевелясь. Как-то один тип пронес на себе взрывчатку, выстоял очередь и взорвал ее, когда спускался по лестнице. Хотел, видно, у самого гроба, да нервы не выдержали. Сам-то он, конечно, погиб. Хорошо, что пионеры, которые шли впереди него и сзади, почти не пострадали. Солдаты, стоявшие у самого гроба, услышав взрыв, бросились на саркофаг. Их потом наградили".  

Автор: Дмитрий Макаров

Статья: "Человек с ружьем" простоял 65 лет

Сайт: "Аргументы и Факты"

Фото: "Аргументы и Факты"



В БУДУЩЕМ году Никите Семеновичу РЯБОВУ исполнится 90. Лишь четыре года назад он ушел на пенсию. Живет на Домодедовской, с внучкой и правнуком. Пенсии, говорит, ему хватает: как подполковник в отставке он получает 2800 руб. Наверное, мало кто из москвичей может похвастать тем, что прослужил так долго в Кремле.

ПОПАЛ Рябов в Кремль в 1935 г., когда его призвали на срочную службу в полк специального назначения, отвечавший за охрану членов Политбюро и правительства. "Все правительство тогда в полном составе жило и работало в Кремле. Некоторые сановники там же разводили и разную живность. Бухарин, например, держал двух ручных лис, которые свободно бегали по территории. В марте 1936 г. одна из них прыгнула с Кремлевской стены и сломала ногу. После этого рыжих бестий забрали куда-то в зоопарк.

Некоторые члены Политбюро обитали в Кремле целыми кланами: с детьми, тещами, свояченицами. Особенно большая семья была у Микояна: шестеро детей, своих и приемных. Мы их микоянчиками звали. Когда они шли в школу, для охраны начинался сущий кошмар. Микоянчики бежали по кремлевским коридорам и нажимали все кнопки подряд, поэтому охранники стали кнопки загораживать своими спинами. Потом приходила жена Микояна и извинялась".

А однажды самого Анастаса Ивановича на глазах Рябова чуть не убили. "Какой-то человек в военной форме каждое утро приходил на Красную площадь и прохаживался с винтовкой вдоль ГУМа. Охраны там было напичкано сверх меры. Но незнакомца в форме она принимала за своего. Раз ходит, значит, надо. В какой-то момент человек незаметно забрался на Лобное место и стал стрелять по машине, выезжавшей из Спасских ворот. Это была машина Микояна. Машина была пуленепробиваемая, о чем террорист, видимо, не знал, и спокойно проехала. Подбежала охрана Спасской башни. Стрелявшего с Лобного места стащили и увезли. Я в это время дежурил на крыше ГУМа и все видел".

Приходилось Рябову дежурить и в Мавзолее у тела Ленина. "Стояли по команде "смирно" 30 мин., не шевелясь. Как-то один тип пронес на себе взрывчатку, выстоял очередь и взорвал ее, когда спускался по лестнице. Хотел, видно, у самого гроба, да нервы не выдержали. Сам-то он, конечно, погиб. Хорошо, что пионеры, которые шли впереди него и сзади, почти не пострадали. Солдаты, стоявшие у самого гроба, услышав взрыв, бросились на саркофаг. Их потом наградили".

"...В 1937-м я взял привычку по утрам ходить в Ленинскую комнату. Смотрю на стенд с фотографиями членов Политбюро: кто еще работает, а кого уже сняли. И в полку у нас тоже многие пострадали. Расстреляли командира, начальника штаба, замкоменданта. Комендант застрелился сам. Остался только замполит".

В октябре 1938 г. Никита Рябов подал рапорт на сверхсрочную службу. Его оставили в Кремлевском полку в офицерском батальоне. И стал Рябов служить в комендатуре здания правительства. В его ведение были отданы два главных флага страны: над Овальным залом и над Сенатским. "Что мы только не делали: рвет эти флаги ветром в клочья, и все тут. В день раза по три иногда приходилось менять". А чтобы добраться до флага над Овальным залом, нужно было пройти по чердаку и 240 раз наклониться - по числу балок. "Мы с ребятами, чтобы сократить путь, приспособились лазить на крышу, минуя чердак, по громоотводу, который был чуть толще карандаша. Раз увидал нас Шверник, тогдашний председатель ВЦСПС, вызвал своего начальника охраны и сказал: "Позвони коменданту, пусть запретит им лазать, а то эти паршивцы разобьются". Комендант Кремля полковник Кириллов нас вызвал и обложил матом".

В войну на время воздушной тревоги у Рябова был свой пост на чердаке - на случай, если будут бомбить зажигалками. "Выход на крышу был напротив арсенала через слуховое окно. Сижу как-то. Ночь светлая, тихая. В арсенале пост пулеметный, с его командиром я по телефону общаюсь. Только трубку положил, вдруг - бух, меня взрывной волной через окно на крышу выбросило... Когда очухался, спустился вниз, посмотрел - угол арсенала как топором отрубило. Каких-нибудь несколько метров в сторону - и бомба попала бы в здание правительства, именно в ту его часть, где находился кабинет Сталина и где в ту ночь он работал. Ну ему-то повезло, а от той бомбы весь пулеметный расчет погиб - 18 человек".

В 1947 г. Рябова назначили начальником Кремлевской экспедиции фельдъегерской службы, или, как говорит он сам, "фельдчаги". Вся исходящая и приходящая почта для Политбюро и правительства проходила через его руки. Председатель Совета министров СССР Булганин, уезжая в командировки, любил писать жене письма. "Раз после поездки в Индию вызывает он меня разъяренный и спрашивает, куда делось письмо, которое он вместе с другими документами отправлял жене из Дели. Я отвечаю: все, что было передано, доставлено адресатам... А у самого ноги трясутся. Булганин сначала долго ругался, потом полез в какую-то папку, порылся в ней, нашел письмо. Встал из-за стола, обнял меня и говорит: "Извини, брат, это я сам забыл его отдать". Они с Хрущевым, как у власти оказались, много пить стали. Отсюда и забывчивость..."

Никита Семенович Рябов работал практически при всех лидерах страны - от Сталина до Путина.