Владимир I

  ...личный характер Владимира был способен.... возбудить сильную народную привязанность. Владимир вовсе не был князем воинственным, не отличался удалью, подобно отцу своему, в крайности решался на бегство перед врагом, спешил укрыться в безопасном месте; предание, сохранившееся в песнях, также не приписывает ему личной отваги, выставляет его вовсе не охотником до проявлений дикой силы. Но Владимир имел широкую душу, которая в молодости могла повести его к излишествам, освященным, впрочем, языческими понятиями, и которая в летах зрелых, особенно под влиянием христианским, сделала его красным солнцем для народа  

Источник информации: "Правители России" Валентина Валькова, Ольга Валькова с. 16-22

  Отец - Святослав I Игоревич, Великий князь Киевский (Владимир - третий, младший сын князя).

  Мать - по преданию, Малуша, ключница княгини Ольги (несмотря на достаточно высокое социальное положение при дворе княгини, по существовавшему законодательству являлась рабыней, что, естественно, понижало общественный статус ее сына).

  Владимир родился предположительно в 947 году. В 969 году он отправлен отцом на княжение в Новгород (по просьбе новгородцев).

  Во время междоусобной войны между двумя старшими братьями Ярополком и Олегом, закончившейся смертью Олега, Владимир испугался властолюбия старшего брата и бежал <за море> к варягам. Вернулся в 980 году, во главе варяжской дружины с целью вернуть потерянное. Задачу свою выполнил и даже перевыполнил: взяв Киев, выманил из него с помощью предателя Ярополка на переговоры и убил его.

  С 980 года, после убийства Ярополка I Святославича, становится Великим князем Киевским.

  В разное время князь Владимир I покорил племена вятичей (поход 981 и 982 годов), радимичей (986 год) и ятвягов. Воевал с печенегами, эта война шла с переменным успехом: в 992 году печенеги напали, войска Владимира встретились с ними около Переяславля, русские стояли на одном берегу реки, печенеги - на другом и ни те, ни другие не спешили перейти реку; в конце концов печенежский князь предложил решить дело единоборством: если победит русский - заключат мир на три года, а если печенег - будут три года воевать; русский одолел печенега и печенеги бежали; радость Владимира была так велика, что он приказал заложить на этом месте город и назвал его Переяславлем, <потому что боей (воин. - Ред.) русский перенял славу у печенежского> (Соловьев С. М. Указ Соч. Т. 1. С. 188.); в 995 году Владимир с войском вынужден был бежать от печенегов около Васильева; в 997 году, когда Владимир отправился в Новгород собирать войско, печенеги напали на Белгород (город был спасен чудом). Воевал с Волжской Болгарией (987 год - известие о первом походе Владимира на болгар; с этим походом, между прочим, связана одна любопытная подробность: когда болгары были побеждены, Добрыня, дядя и советник князя Владимира, сказал ему: <Такие не будут нам давать дани: они все в сапогах; пойдем искать лапотников>; известны также удачные для Владимира походы на болгар 994 и 997 годов; в 1006 году с волжскими болгарами был заключен торговый договор, по которому русские могли беспрепятственно ездить торговать в болгарские города). Известны также его войны с Византией и Польшей (поход 992 года).

  Во время его правления были сооружены оборонительные рубежи по рекам Десна, Осётр, Трубеж, Суда и др. При нем начали каменную застройку в Киеве и заново укрепили город. Во многом это было вызвано необходимостью постоянно обороняться от печенегов. По преданию, Владимир сказал: <Худо, что мало городов около Киева> - и велел рубить (строить) города.

  Именно Владимир учредил на Руси первые школы для обучения грамоте, но это было сделано уже под влиянием христианства и для того, чтобы иметь возможность подготовить своих, русских священников.

  Больше всего Владимир прославился тем, что крестил Русь, то есть именно по его приказу многие люди приняли христианскую веру. По рождению и воспитанию он был язычником. Когда он победил своего брата Ярополка и стал княжить в Киеве, он первым делом велел соорудить в городе капище самых главных языческих богов, в том числе бога Перуна. Но постепенно сложилось так, что интересы государства требовали принятия всеми одной веры, веры, которая могла бы объединить разрозненные племена в один народ, чтобы вместе противостоять врагам и заслужить уважение союзников. Но народы, жившие вокруг Руси, молились разным богам. Мусульмане - аллаху, иудеи - Иегове, христиане - христианскому Богу. И хоть все они признавали только одного-истинного бога, но обряды и законы у всех них были разными. Поэтому выбрать какую-то одну из этих вер оказалось очень не просто. Летописец пишет, что, прослышав о стремлении князя Владимира принять новую веру, соседние народы прислали к нему послов, чтобы склонить князя к своей вере. И Владимир внимательно выслушал их всех.

  Самыми первыми пришли послы от волжских болгар, к тому времени уже принявших мусульманство. Но закон, запрещающий пить вино, совершенно не понравился князю. Владимир заявил, что <вино есть веселие для русских, не можем быть без него>. (Цит. по: Карамзин Н. М. История государства Российского. М., 1988. Т. 1. С. 127.) Итак, мусульманство было отвергнуто.

  Посланцы западных христиан (католиков) также потерпели неудачу, поскольку, по словам Владимира, <наши отцы не принимали веры от папы>. (Там же.) Иудеев князь спросил, что же это за вера у них такая, если не помогла им сохранить собственную землю.

  И наконец, пришел к Владимиру посланец из Византии, от православных христиан. Его рассказ о творении, рае, грехе, потопе, Страшном суде и прочем потряс Владимира. Но так быстро и легко князь не мог решиться принять новую веру. Он обратился за советом к своим сподвижникам, и они присоветовали князю послать гонцов во все земли, чтобы те на месте могли посмотреть, какая вера чего стоит на самом деле.

  Посланцы посетили болгарские земли и немецкие, но в них церкви были малы и некрасивы, обряды не впечатляющи, а лица людей унылы. Зато пышность и богатство греческой столицы Константинополя, величие его храмов, важность и таинственность обрядов потрясли послов. И когда рассказали они обо всем князю, Владимир решил принять греческую веру.

  Решить-то решил, но претворять это решение в жизнь не спешил. Примерно в это же время (в 988 году) Владимир отправился в военный поход на город Херсон, построенный еще древними греками. Во времена Владимира Херсон был богатым торговым городом, признававшим верховную власть византийских императоров, но не платившим им дани и имевшим собственные законы. Войско Владимира окружило город, и князь заявил, что если горожане не сдадутся, то он хоть три года простоит под их стенами. Но горожане и не думали сдаваться, надеясь на помощь Византии. Тогда Владимир попытался было насыпать вокруг городских стен земляной вал, чего требовала тогдашняя военная стратегия, но не тут-то было: горожане смогли помешать этому. Но в городе нашелся предатель, пославший Владимиру записку с описанием места, где находились колодцы, из которых город брал воду. Князь тут же приказал перекопать водопроводы, и город, лишенный воды, вынужден был сдаться.

  Владимир послал вестника к византийским императорам Василию и Константину, требуя отдать ему в жены их сестру, царевну Анну, и угрожая в случае отказа взять приступом Константинополь так же, как он взял Херсон. У императоров хватало проблем и без русского князя со своими собственными мятежными подданными, но отдать византийскую царевну какому-то языческому варвару они не могли. Поэтому они ответили князю Владимиру, что отдадут ему сестру только в том случае, если он примет христианство. Тогда он <получит и руку царевны и Царствие Небесное>. (Карамзин Н. М. Указ. Соч. Т. 1. С. 131.) Владимир согласился. Византийская царевна Анна прибыла в Херсон в сопровождении православных священников.

  Владимир в этот момент был болен: у него воспалились глаза и он ничего не видел. Царевна сказала ему: <Крестись и исцелишься>, - и это сломило последние сомнения князя. Действительно, в момент принятия крещения князь прозрел.

  Возвратившись в Киев, князь приказал уничтожить идолов, причем идол Перуна сбросили в Днепр, а по дороге к Днепру его били палками. Народу было приказано креститься в обязательном порядке. Не все делали это охотно, но каких-то больших потрясений это событие не вызвало. В 988-989 годах христианство постепенно принимали и другие города Киевской Руси.

  Князь Владимир любил жить весело и с открытой душой. Пиры его стали легендарными. Летопись говорит, что было у него 800 наложниц, не считая законных жен. Этих последних, в свою очередь, было 6: 1)1 жена чешка, 2) Рогнеда, княжна Полоцкая, самая первая жена Владимира, 3) гречанка Монахиня, первым мужем которой был Ярополк, 4) II чешка, 5) болгарка, 6) Византийская царевна Анна Романовна.

  Неудивительно, что при таком количестве жен и наложниц у Владимира было немало детей. История упоминает следующих сыновей: Вышеслава, Изяслава, Ярослава, Всеволода, Святослава, Станислава, Позвизда, Бориса, Глеба, Мстислава, Судислава и Святополка.

  В 995 году Владимир разделил Русь на уделы и отдал их в управление сыновьям. Историки считают, что это была самая большая ошибка из всех возможных, которая впоследствии привела к раздроблению Руси на отдельные княжества и междоусобице.

  Умер Владимир в 1015 году и был похоронен в десятинной церкви в Киеве.

  С. М. Соловьев писал о князе Владимире: <...личный характер Владимира был способен.... возбудить сильную народную привязанность. Владимир вовсе не был князем воинственным, не отличался удалью, подобно отцу своему, в крайности решался на бегство перед врагом, спешил укрыться в безопасном месте; предание, сохранившееся в песнях, также не приписывает ему личной отваги, выставляет его вовсе не охотником до проявлений дикой силы. Но Владимир имел широкую душу, которая в молодости могла повести его к излишествам, освященным, впрочем, языческими понятиями, и которая в летах зрелых, особенно под влиянием христианским, сделала его красным солнцем для народа>. (Соловьев С. М. Указ. Соч. Т. 1. С. 191.)

  Соловьев же отмечал, что <главная черта деятельности Владимира состоит в защите Русской земли, в постоянной борьбе со степными варварами>. (Там же.)

  С правлением Великого князя Киевского Владимира связывают расцвет Киевской Руси. Возможно, именно поэтому летопись называет его великим (в его честь в 1782 году императрица Екатерина II учредила орден Св. Владимира), народ - Красным Солнцем, а церковь - святым (князь Владимир причислен Русской Православной Церковью к лику святых).