Вишневский

(1863? - 1943)   Имя этого актера совсем забыто. А был он между тем одним из основателей Художественного театра.  

  Московский Художественный театр открылся 14 октября (по старому стилю) 1898 года спектаклем "Царь Федор Иоаннович". Вишневский играл Бориса Годунова. Ему было 35 лет, он много играл в провинции, был страстной любовью великой русской актрисы Гликерии Николаевны Федотовой. Дамы всегда обожали этого актера и красавца-мужчину. Федотова и рекомендовала его Станиславскому в новую труппу. Он был человеком необузданного темперамента, умел играть не только романтических героев, но и характерные роли.

  Во мхатовском спектакле "Дядя Ваня" Вишневский был первым исполнителем заглавной роли. Немирович-Данченко писал Чехову в 1899 году: "Первая генеральная была каким-то сумбуром, в котором столько же талантливости, сколько и всевозможного мусора. Первым номером шел Алексеев (Станиславский), по верности и легкости тона. Слабее всех пока сам дядя Ваня. Образа никакого. С 3-го действия дает много отличного темперамента, а в первых двух запутался. Жду другого грима, который сразу облегчит и его и публику".

  Успех к Вишневскому в роли дяди Вани пришел не сразу. Он играл эту роль 35 лет. А. Степанова вспоминает, как однажды к ней обратился Александр Леонидович и предложил срочно выучить роль Сони в "Дяде Ване". Спектакль в театре уже не шел, но его продолжали играть вне стен театра, в "концертном исполнении". Прекрасный актер был уже очень стар, но публика с удовольствием смотрела его, упорно не замечая его возраста.

  Для А. Степановой Вишневский остался лучшим дядей Ваней из всех, кого ей довелось видеть. На вопрос, неужели он играл лучше Добронравова, потрясавшего в роли дяди Вани в новой постановке 1947 года, актриса отвечает: "Он был человеком чеховской среды". Судя по всему, и в концертном "Дяде Ване" сохранялось очарование старого МХАТа, его особая чеховская тональность, та глубокая интеллигентность стариков первого поколения, которая пленяла зрительный зал.

  Вишневский был человеком старой России. С Чеховым учился в одной гимназии. До сих пор в его квартире - ныне в ней живет его сын, Александр Александрович Вишневский, когда-то известный журналист, один из руководителей ТАСС, знаток итальянского языка, - на одной стене висит портрет Чехова с надписью Александру Леонидовичу, а на другой - портрет Толстого, тоже с дарственной надписью.

  Вишневский много играл Чехова. Его любимой ролью был доктор Дорн, он играл его в первой постановке "Чайки" на сцене Художественного театра. Он был и первым исполнителем роли Кулагина в "Трех сестрах". Это было замечательное создание актера.

  Сила заражения настроением нигде не была так велика, неоспорима и непобедима, как в роли Кулагина. Последний раз Вишневский сыграл Кулагина в 1928 году на юбилейном вечере - отмечалось 30-летие Художественного театра, играли первый акт. Именно на этом спектакле Станиславский к концу действия почувствовал боль, сердечные спазмы, и только внутренняя артистическая дисциплина заставила его довести роль до конца. Больше никогда старики первого поколения не играли любимые ими "Три сестры".

  До революции Вишневский играл очень много: он был необыкновенный Татарин в "На дне" (эту роль он играл почти до конца своей жизни), князь Тугоуховский в "Горе от ума", был одним из ведущих исполнителей в "Гамлете", "Юлии Цезаре" Шекспира, играл в пьесе Сургучева "Осенние скрипки". У него было имя большого актера. Труппа была очень сильная: Москвин, Леонидов, Качалов. Вишневского называли сразу после них.

  Со Станиславским у Вишневского отношения были гораздо ближе, чем с Немировичем-Данченко, но оба мэтра тревожились о нем, когда он начал болеть, - это был их старый друг. В 1929 году Немирович-Данченко настоял, чтобы Вишневский отдохнул, и писал ему, что МХАТ "никогда не отнесется небрежно к его материальному положению". Вишневский всегда беспокоился о семье. Он женился поздно. У него родились двое детей, сын и дочь, ему было уже больше 50-ти. Его жена - прелестная актриса Художественного театра Любовь Александровна Косминская, когда-то играла Нину Заречную в "Чайке", Аню в "Вишневом саде", Лизу в "Детях Солнца".

  Когда в 1933 году отмечали 35 лет службы Вишневского во МХАТе, ему было присвоено звание Героя Труда. Он был первым артистом, удостоенным этого в те годы самого высокого звания, потом его заменили званием "Герой Социалистического Труда". На юбилейном вечере было зачитано письмо К.С. Станиславского артисту, где были такие строки: "Пройдя длинный ряд неудач, артистических побед, создав целую галерею незабываемых сценических образов, - вы завоевали себе известность не только на родине, но и в Европе и Америке и стали подлинным актером МХАТа... Поздравляю и от всего сердца благодарю моего друга-товарища, одного из создателей дела, самоотверженно отдавшего свою жизнь искусству и ни разу не изменившего ему, - обнимаю и нежно люблю". Но так сложилось, что его слава, его выдающиеся создания в основном приходятся на дореволюционный период.

  Он ездил с МХАТом на гастроли в Америку, вернулся в Советскую Россию и никак не мог понять, что происходит в стране. В 1926 году блестяще сыграл роль мошенника Берлюро в комедии Нивуа и Паньоля "Продавцы славы", успех имел громадный; был незабываемым Председателем суда в "Воскресении" Толстого; написал небольшую книжечку "Клочки воспоминаний" и всегда помнил прошлое.

  Когда началась война, он вместе со стариками был эвакуирован сначала в Нальчик, потом в Тбилиси. Но он отчаянно боялся немецкого наступления, и Вишневские уехали в Ташкент. Там Александр Леонидович и умер в 1943 году, могила его в Ташкенте.



Автор: Виталий Вульф
Исходный текст: "Театральный дождь", серия "Мир искусств" No.4, 1998.