Винокур

1901 - 1961)>   В России в интеллигентных семьях детей принято отдавать учиться музыке. Это почти что обязательный пункт в понятии "получить хорошее образование". Ольга - из интеллигентной казанской семьи, а значит, музыке училась. Как многие. Вот только успехи были не как у многих. Первое место на региональном конкурсе юных пианистов в России сразу выделило ее из тех, кто просто учится музыке. Стало ясно: у нее судьба музыканта, Вопрос только - какой она будет?  

Источник информации: Анна КОЧАРОВА, "Персона" No.2, 2000.

  Винокур Ольга Витальевна
  Пианистка.
  Родилась в Казани.
  1984 - первое место на региональном конкурсе юных пианистов России.
  1992 - выпускница Казанского музыкального училища.
  1992 - студентка Музыкальной академии Университета Тель-Авива.
  1995 - лауреат Международного фортепьянного конкурса им. Торефранка в Италии.
  1997 - диплом бакалавра и артистический диплом Музыкальной академии Университета Тель-Авива.
  1998 - студентка мастер-класса Манхэттенской школы музыки в Нью-Йорке. Лауреат конкурса Музыкальной академии им. Рубина в Израиле, стипендиатка Американо-израильского культурного фонда. Выступаете сольными концертами в Италии, Франции, США, России.



  Ее жизнь вполне могла пойти по известному маршруту, который прошли многие молодые таланты. После музыкального училища и успехов на конкурсах - Москва или Питер, консерватория, потом аспирантура, концерты... Ольга же неожиданно для всех уехала в Израиль. Вдруг почувствовала, что надо поступить именно так. Может, потому, что там можно было учиться у великолепных музыкантов - опального профессора Московской консерватории Виктора Деревянко и его воспитанницы Натальи Тадсон...

  - Я считаю, что в наше время не так уж много талантливых музыкантов, - признается Ольга. - И мне, конечно, невероятно повезло, что я встретилась с Наташей. После первого урока у нее я вышла и сказала себе: "Оленька, ты вообще на рояле играть не умеешь". Честно говоря, я была в состоянии шока. И поняла: мне, чтобы чего-то добиться в музыке, образно говоря, нужно перейти Гималаи. Вот когда началась настоящая работа. Не могу сказать, что была полным неучем. Есть люди, которые и в моем возрасте играют на каком-то уровне и чувствуют себя вполне нормально, но... Все зависит от того, можете ли вы себя слышать. Важно, чтобы вам "открыли уши", и тогда вы поймете, на каком уровне играете. Мне уши открыли...

  Музыканты вообще учатся долго. Полжизни - это уж точно. Продолжать образование Ольга уехала в Америку.

  - Дело в том, что Израиль - страна маленькая. Там не так уж много возможностей. Поэтому я поняла, что надо ехать в Америку. Для того, чтобы развиваться, чтобы достичь большего. Конечно, это было непросто.

  В Новом Свете и своих музыкантов много. Пробиться тяжело. Образование дорогое, поэтому поступать надо на стипендию. Ольга с успехом сдала экзамены в два лучших учебных заведения мира: Джульярд и Манхэттенскую школу музыки. Через три дня поехала поступать еще и в Бостон. Поступила и туда. И везде на стипендию. Выбрала Нью-Йорк и Манхэттенскую школу музыки.

  Сейчас она учится у известного педагога Соломона Миковского. Случилось это так. Ольга, уже будучи зачисленной в Манхэттенскую школу музыки, должна была сама выбрать педагога. Она думала пойти в класс русской преподавательницы Нины Светлановой. Но Миковский, услышавший её один раз на вступительных экзаменах, настоял, чтобы Ольга училась в его классе. Учится она со всей ответственностью. Получает степень за степенью. Сама полушутливо говорит, что "зарабатывает бумажки". А что делать? - "там" дипломы и степени тоже играют немалую роль. Хороший диплом, престижная школа - все это работает на вашу репутацию. А чтобы достичь достойного положения в музыкальном сообществе, надо соответствовать уровню и иметь хорошее образование.

  - Позже я поняла: Нью-Йорк - это такой город, в который надо приезжать не для того, чтобы чему-то основательно учиться, а для того, чтобы чего-то добиваться. Это город страшный в смысле конкуренции. Туда приезжают чего-то достичь, "достать звезду с неба". Все куда-то бегут, все живут по часам, здесь вся жизнь - это бизнес. И если в Нью-Йорк приезжает слабый человек, он может просто впасть в депрессию, потеряться в жутком ритме огромного мегаполиса.

Тем, кто ещё не получил хорошую базу, основу образования, лучше ехать сначала в провинцию. Например, в Калифорнии совершенно другая жизнь. Там можно встретить прекрасного и внимательного педагога, который будет уделять тебе все свое время. А потом уже надо ехать в Нью-Йорк, чтобы добиваться успеха. Когда я впервые попала в этот город, мне не понравилось. Может быть, потому, что я сдавала экзамены и, конечно, жутко волновалась. Но сейчас я поняла и полюбила Нью-Йорк.

  Профессор Миковский - личность известная и своеобразная. Блистательный музыкант и удачливый бизнесмен. Человек, который занимается с учениками строго по часам и который вряд ли будет интересоваться, как дела дома или как настроение. Поначалу Ольгу это даже задевало, сейчас она говорит: к этому надо относиться как к данности. Хочешь жить в Нью-Йорке - принимай правила игры.

  - О какой-то "задушевности" нужно просто забыть. Ни в Израиле, ни в Америке никто не занимается со своими учениками вместо часа - два. Так ведут себя только русские педагоги. Когда я занималась с Наташей Тадсон, она могла заниматься со мной сколько угодно. Она отдавала все. Мне, конечно, с ней необыкновенно повезло, Миковский - педагог прямой и справедливый. Но какой-то теплоты, общения после класса - этого нет. Его даже когда-то между собой музыканты называли "фабрикой" - так много у него было студентов. Иногда, если педагог концертирует, его не видишь месяцами. Хотя потом, в соответствии с негласными законами, скажем так, этого "бизнеса", пропущенные занятия компенсируются.

  Ольга по-прежнему много играет на конкурсах. А это тоже испытание не для слабонервных. Ведь зачастую там побеждают "роботы", а не таланты.

  - Очень много зависит от того, как ты настроишься. Музыкальный конкурс - это почти что спорт. Бывают и трагические ситуации, когда талантливые люди просто не выдерживают - срываются. А посредственные музыканты выигрывают только потому, что неплохо подготовлены технически. Однажды у меня была ситуация, когда я ошибочно заявила на конкурс в Италии не то произведение, что готовила. Обнаружилось это только перед выходом на сцену. К конкурсу меня не допустили. Так и уехала ни с чем. Расстроилась очень, но надо работать дальше...

  Надо - может быть, главное слово в ее жизни сегодня. Надо жить в Нью-Йорке - значит надо; надо завтра в Париж - поехала... У нее целеустремленный, волевой взгляд. Но при этом - обаяние, кокетство, женственная пластика. Говорят, она еще и великолепно танцует...

  - Когда перед нами с мужем стоял вопрос, уехать в Америку или остаться в Израиле, я сказала, что не останусь ради него в Израиле. Иначе мы оба будем несчастны. И тогда он понял, что я не пожертвую музыкой ради него. Когда я сажусь за инструмент, я отключаюсь от всего. И когда я хорошо позанимаюсь, у меня хорошее настроение.

  Наверное, жить рядом с такой женщиной непросто. Муж Ольги занимается автомобильным бизнесом, а еще он страстный любитель джаза. Ольга тоже берет уроки джазовой импровизации, Говорит, просто потому, что хочет освоить разные музыкальные стили, научиться импровизировать. Но мне кажется, еще и потому, чтобы быть ближе мужу...

  Их встреча похожа на историю из голливудского фильма. Жили на одной улочке. Окна домов - напротив. В ее квартире постирали занавески. Молодые люди, собравшиеся в доме напротив, видят в квартире с незанавешенными окнами привлекательную девушку. Почему бы не пригласить ее на вечеринку? Переговоры поручают хозяину. Не возражаете? Ну почему же... Теперь бывший сосед - муж, самый преданный поклонник, самый понимающий друг. Тебе надо в Америку? Значит, едем.

  Старшая сестра Маша говорит, что Ольга всегда настаивает на своем. Никогда не идет ни у кого на поводу. Она такая, какая есть. И меняться в зависимости от обстоятельств - это не для нее. Да и сама она этого не отрицает. Хотя, конечно, старается решать все проблемы, особенно творческие, дипломатично. Но если не получается...

  Я наблюдала за ней во время концерта в Москве. Заметно было, что она волнуется. Ни к кому не обращаясь, бросает: "Рояль ужасный... Но ничего не поделаешь..." Рояль действительно не из лучших. Но судьба молодого пианиста - играть на том инструменте, который стоит в зале. Только такие знаменитости, как Горовиц, могут позволить себе возить с собой собственный инструмент.

  В программе первого сольного концерта в Москве - классика: Шопен, Лист, Рахманинов, Скрябин. То, что знают все. То, что у каждого на слуху. Браться за такой репертуар - с одной стороны, "святая обязанность" каждого музыканта, с другой - дело рисковое. Хрестоматийные произведения, а надо проявлять себя...

  За роялем она - волевая и даже в чем-то жесткая. Сила звука, энергия и мощь. Настоящая "мужская" игра. В кругу музыкантов это - лучший комплимент пианистке, В ее исполнении есть два важнейших качества: экспрессивность и интеллектуальность. Она стремится проникнуть в суть исполняемых вещей, в замысел композитора, но в то же время ее трактовки эмоциональны и открыты для слушателя. При этом никакого кокетства с публикой. Все, что происходит, когда она за роялем, - будь то взмах руки или движение головы, тела, - это работа над музыкой. Серьезная работа.

  - Я не люблю, когда... "рассюсюкивают", не знаю, как точное слово подобрать. Не люблю манерности. Я люблю поэтичные вещи, тонкую игру, длинную линию. Но стараюсь достичь этого в исполнении всегда за счет красок. Главное - это работа над музыкой. Не пытаюсь заработать признание публики за счет артистических жестов. На сцене я такая же, как в жизни. По природе я очень темпераментна, такая же и за инструментом. Люблю сцену. Когда идет удачный концерт и вдруг звучат аплодисменты - всегда жалко, чувствую, что и дальше могла бы играть и играть.

  Мы беседуем на следующий день после концерта. Ольга постоянно возвращается к выступлению, что-то обсуждает, говорит, что можно было бы сыграть лучше.

  Ощущение, что музыка не оставляет ее ни на минуту. Ежедневные занятия - как минимум четыре часа. А обычно часов шесть-семь. Но когда надо - так можно и двенадцать. Ни о каких выходных и речи быть не может.

  - Я стараюсь заниматься в любой ситуации. Если не занимаюсь пару дней, то начинаю себя чувствовать неуютно. Я недавно гастролировала в Калифорнии, а потом мы с мужем поехали путешествовать. Решила устроить себе отдых дней на пять, а это оказалось довольно тяжело и утомительно. Что касается занятий - я настоящий фанатик. Потому что получаю от игры больше удовольствия, чем от каких-то развлечений.

  В произведения, которые Ольга исполняет, она влюбляется. Если учит Шумана - так только о нем и думает. Если Лист - полностью погружается в его жизнь, мысли, творчество. А еще - Ольга играет "по-русски".

  - В Европе бытует мнение, что русская школа игры - это "быстро и громко". В этом есть некоторая доля правды. Главное качество этой школы исполнительства - красочный, сочный, глубокий звук. Но, конечно, все надо делать со вкусом, знать чувство меры. Европейцы играют, наоборот, на мой взгляд, чересчур мелко и остро. Хотя... такие стереотипы могут быть и ошибочны. Я внимательно слушала записи самого Рахманинова, и знаете, порой он играет довольно сухо. Это странно слышать, так как у нас уже есть сложившееся мнение о его манере исполнения. Но мне так называемый "русский" стиль нравится и близок. У меня русская школа.

  Больше всего она любит исполнять Скрябина и Рахманинова. Произведения и того, и другого ей удаются. Хотя "русскими шедеврами" репертуар Ольги не ограничен. Она играет абсолютно все. От старинной музыки до современной. Но все критики единодушны: Скрябин - это ее. Один американский профессор, услышав в исполнении Ольги пятую сонату, предложил ей сосредоточиться на Скрябине. Но для Ольги стать "скрябинисткой" - значит ограничить себя. Ещё так много впереди, останавливаться нельзя.