Вельяминов Петр

, актер

( 07.12.1926 года )
Россия
В 1943-1952 был незаконно репрессирован. С 1952 - актер драматического театра в Абакане, с 1955 - Тюменского областного драматического театра. Работал в театрах Дзержинска, Новочеркасска, Чебоксар, Иваново. С 1972 - актер Московского театра , с 1974 - Театра-студии киноактера. Народный артист РСФСР (1985).  

Автор: Игорь Линчевский

Сайт: Алфавит (газета)

Статья: Аристократ в законе



Колхоз показывали самый что ни на есть заурядный, а вот руководитель хозяйства был какой-то такой... нестандартный. В нём, как говорили когда-то, чувствовалась "порода".

И корабль был самый обыкновенный - экипаж его состоял из легкоузнаваемого люда. А вот капитан судна вёл себя так, что хотелось по-гусарски спросить: "В каком полку служили, сударь?" И становилось приятно оттого, что всё же есть в нашем славном Отечестве благородные, отважные смельчаки, на которых можно положиться, с которыми не страшно пойти в разведку.

С актёром Петром Сергеевичем Вельяминовым, сыгравшим всех этих "странных" персонажей, беседует наш корреспондент Игорь ЛИНЧЕВСКИЙ.

- Пётр Сергеевич, какое выражение вам ближе - "белая кость" или "аристократ духа"?

- Вы знаете, я как-то не задумываюсь о таких вещах.

- Между тем у вас в роду немало прославивших Россию людей - вы ведь из "тех самых" Вельяминовых?

- Действительно, среди моих предков много знаменитых личностей. Самым титулованным из них был основатель рода, в начале XI века пришедший во главе трёхтысячной дружины служить к Ярославу Мудрому. Он был племянником норвежского конунга - короля Хакона II. В Эрмитаже, в галерее героев войны 1812 года, висит портрет моего двоюродного деда Ивана Александровича Вельяминова - генерала, члена Военного совета при Александре I. За какое-то сражение его несправедливо отстранили от командования корпусом. Правда, за боевые заслуги вскоре снова восстановили. Иван Александрович первым перевёл на русский язык "Отелло" Шекспира - это документально зафиксировано. Он завершил карьеру в должности генерал-губернатора Западной Сибири. А его брат, Алексей Вельяминов, служил начальником штаба у Ермолова, во время Крымской войны командовал Кавказской Черноморской оборонительной линией. В его честь императорским указом Туапсе переименовали в форт Вельяминовский. Другой мой предок, Николай Александрович Вельяминов, - известный военный хирург, с 1909 по 1913 год возглавлял Военно-медицинскую академию, а в Первую мировую был назначен начальником санитарной службы русской армии. После революции, несмотря на идейные разногласия с советской властью, Николаю Вельяминову в знак признания заслуг перед Отечеством поставили памятник на Волковом кладбище. Его внучка, живущая ныне в Швейцарии, несколько лет назад гостила у нас в связи с предполагавшейся организацией музея деда. Мы поддерживаем с ней родственные отношения.

- Происхождение не самым лучшим образом сказалось на вашей биографии... Вас "взяли" за родство?

- Сложно сказать, что тут сыграло роль. Мой отец был царским офицером, ушёл на фронт в 1916 году, затем служил в Красной армии, командовал полком в Воронеже и дослужился до командира Первого батальона элитной Пролетарской дивизии. Первый раз по сфабрикованному обвинению его арестовали в тридцатом году. Второй арест последовал на фронте, куда он пошёл добровольцем в сорок четвёртом. Отец воевал простым солдатом, так как после ареста был лишён офицерского звания. Впоследствии его реабилитировали по обоим делам за отсутствием состава преступления и возвратили звание подполковника. На мою судьбу происхождение, конечно, повлияло. Как мне сказали на одном из допросов, "яблоко от яблони недалеко падает". А взяли меня "за сочувствие антисоветской организации "Возрождение России", которой, понятно, не было и в помине.

- Ничего себе формулировочка... Как ни горько об этом говорить, но вы провели в лагере, что называется, "золотые годы".

- Да, это верно. С 16 до 25 лет. Я взрослел в лагере. Но, несмотря на условия, в моей жизни было всё, что положено в этом возрасте, - романтические чувства, любовь...

- Вам снится лагерь?

- Раньше снился, теперь - нет. Снилось, что подходит окончание срока, а меня не выпускают.

- Помните первые часы, проведённые на свободе?

- Конечно. Это было поразительное чувство. Помню своё удивление: вышел из зоны за ограду и - на свободе! Я очутился там, куда 9 лет меня не выпускали.

- Вы вышли за ворота - и?..

- И поехал к знакомому, который работал на Куйбышевской ГЭС. В первый вечер мы с ним очень сильно напились.

- Наверное, это был самый счастливый день вашей жизни?

- Нет, самый счастливый день наступил позже - когда я наконец смог увидеть сестру. Папа с мамой были в лагере, она жила одна. Это произошло спустя 16 лет после нашей разлуки. Мне в Москве находиться не разрешалось - действовало ограничение паспортного режима. Дома нашего к тому времени уже не существовало, сестра переехала на другую квартиру...

- Вы освободились в пятьдесят втором - и в том же году уже играли на сцене абаканского театра... У вас ведь не было никакой профессиональной подготовки!

- Правильно, я вышел в апреле пятьдесят второго года, а осенью того же года уже служил в театре. Но какая-то подготовка у меня была - я участвовал в школьной, затем в лагерной самодеятельности. Это была полупрофессиональная труппа, поскольку нас освободили от других работ. Года два с половиной меня обучали актёрскому ремеслу профессиональные артисты и режиссёры, находившиеся в том же положении, что и я.

- У ваших персонажей, мягко говоря, не слишком характерные для советских руководителей черты - аристократизм, обаяние, благородство. Тут нет для вас противоречия, если помнить об этих обстоятельствах вашей судьбы?

- Абсолютно. Я играл идеальных героев и должен был всё делать хорошо. Поэтому никаких сомнений у меня не возникало и возникнуть не могло.

- Вы помните, в скольких фильмах снялись?

- Если считать каждую серию "Вечного зова" за отдельный фильм, - что имеет под собой основание, - то наберётся около 80 фильмов.

- Сегодня и "Зов", и "Тени исчезают в полдень" снова хиты. По существу, это ведь первые отечественные телесериалы...

- До них многосерийными были только "Операция "Трест"" и "Майор Вихрь". Но это ленты с элементами шпионского детектива и приключенческого боевика. А на жизненную, так сказать, тему многосерийные фильмы снимались впервые. Да, они предтечи нынешних сериалов, но всё же "мыльными операми" их никак не назовёшь.

- Вам ведь близка флотская тема... Откройте секрет - кто прообраз командира "Счастливой "Щуки"?

- Это собирательный персонаж. Сценарий картины писался несколькими людьми, они наделили моего героя чертами и Маринеско, и Шадрина, и Гаджиева. Во всяком случае Маринеско присутствовал точно, несмотря на то, что тогда он был в опале. Ситуацию с Маринеско мне очень сдержанно объяснили военные моряки. Однажды я даже встретился с его дочерью, она просила меня написать письмо "в инстанции" по поводу реабилитации отца.

- В "Пиратах ХХ века" вы тоже сыграли моряка. Если "Тени..." и "Вечный зов" были первыми сериалами, то "Пираты ХХ века" можно назвать первым полноценным отечественным боевиком. Вы поклонник этого жанра?

- Я всегда любил хорошие боевики... Между прочим, когда фильм вышел на экраны, критика ругала "Пиратов" по разным причинам, но в первую очередь именно за жанровость - тогда это было в диковинку.

- С вашей стороны участие в картине казалось попыткой переломить сложившееся амплуа, которое постоянно эксплуатировали режиссёры в тех же "Тенях", в "Зове". Вы сознательно пошли на это?

- Честно говоря, я принимал почти все предложения - профессионал должен вести себя профессионально. Это связано с моей любовью к кинематографу. Что же касается амплуа, то могу рассказать вам одну историю. Как-то раз, после встречи со зрителями, подошла ко мне женщина и поинтересовалась - верно ли, что я навсегда променял свой колхоз на актёрскую карьеру? Мол, такие слухи в народе ходят. Когда я ей сказал, что по роду деятельности не имею к колхозным делам ни малейшего отношения, она как-то сникла, расстроилась - решила, в общем, что я сказал неправду. Подумала, наверное, что я зазнался, застеснялся "своей" почётной профессии.

- Возможно, вопрос не для профессионала вашего уровня, но всё-таки - есть актёры, перед которыми вы преклоняетесь?

- Когда на экраны вышел фильм братьев Васильевых "Чапаев", большинство мальчишек боготворили актёра Бабочкина, соединяя его самого с созданным им образом легендарного комдива. Я не был исключением. В лагере на меня сильное впечатление произвёл фильм "У стен Малапаги" с участием Жана Габена. На какое-то время Габен стал для меня личностью, давшей представление об актёрском совершенстве в кинематографе. В более зрелые годы - и по сегодняшний день - меня восхищали актёры довоенного МХАТа, начиная с Качалова и заканчивая Яншиным. А вообще-то я стараюсь следовать заповеди Священного Писания - не сотвори себе кумира.

- Практически в каждом из сыгранных вами персонажей борются два начала - как правило, в сценарии задаётся некий образ прагматичного функционера, "деятеля", а вы привносите в него романтизм. В жизни вы романтик или прагматик?

- Отнюдь не прагматик. Не знаю, насколько я романтик, но не прагматик - совершенно точно.