РУТЧЕНКО

  Вор, который смог обворовать самую защищенную квартиру народного артиста.  



  Анатолий Рутченко прошел долгий путь, начав талантливым карманником и став профессиональным, опытным паханом. И, как у любого человека, была у него одна страсть: питал неизъяснимую слабость к самому массовому из искусств. Он даже пытался в кино сниматься. В массовках, правда, но все равно-чувство близости к прекрасному - это так здорово... Он старался быть полезным и кроме того, что маячил где-то на заднем плане помогал носить аппаратуру, устанавливать декорации, мебель. Иногда ему везло особенно и он помогал выйти из машины знаменитым красавицам-актрисам, вдыхая аромат их духов. Он чувствовал свою причастность к творению, рождению волшебства. То, что ему был присущ артистизм, видно из следующей истории.

  Как-то раз оказался Анатолий рядом с очень известным артистом. В перерыве между съемками в кино на историческую тему они автономно друг от друга бродили по старинному дворцу. И вдруг взгляд артиста упал на столик для шахматно-карточных игр: каменный, отделанный драгоценными вставками. Восторгу его не было предела. Судьбоносные для себя самого слова сказал вслух. Рутченко их запомнил. Он поможет получить изысканную вещь. А способ подскажет будущее.

  Артист этот народный был человеком скряжистым, нажил за свою артистическую жизнь видимо-невидимо всяческого добра, коим и была заставлена его восьмикомнатная квартира в престижном доме, где сторожа вечно дежурили в подъезде. Квартира была оснащена двумя стальными дверями сейфового назначения, снабженными еще и поясными замками. Все это выписано было артистом аж из самой Швейцарии. Взять такую крепость (вроде бы) было невозможно.

  Квартира, сейф, музей и склад в одном реальном отображении пустовала лишь раз в году, когда семья артиста восстанавливала силы на курортах. Отъезд, пожалуй, можно назвать помпезным. После выноса багажа и шествия участников путешествия вахтерам в течение получаса читали лекцию о необходимости строгого слежения за бронированными дверями и вообще за ежедневной криминальной обстановкой в подъезде.

  Буквально через несколько минут после того, как артист отбыл на юга - умиротворенный и уверенный в сохранности своего богатства, к подъезду подъехала машина. Из нее вылезли два спортивных парня и попросили вахтера указать им квартиру артиста. Дескать, они привезли ему заказанный резной стол из камня. 'Это не удивило сторожей: артисту и не такую экзотику доставляли. Поэтому они начали обзванивать его возможных представителей - родственников в поисках ключей от квартиры. Спустя некоторое время приехала какая-то дальняя родственница и открыла квартиру. Парни внесли внушительных размеров ящик. Родственница поблагодарила сопровождающих и отжалела им рубль. Они предложили тут же ящик распаковать, а стол-комод установить в нужном месте. Но, смекнув, что ей опять придется заплатить из своего кармана, родственница от установки категорически отказалась.

  Когда квартира опустела и прогромыхали последние запоры и замки, ящик раскрылся. И из него появился Анатолий Рутченко собственной персоной. Вор был во всеоружии необходимого воровского реквизита. И не один. А с подругой своей, Людмилой Нефедовой.

  Несколько дней Толя и Люда жили в квартире на широкую ногу, ни в чем себя не ограничивая. Рутченко обстоятельно выбирал вещи, на мелочи не размениваясь. Когда сомневался, без стеснения звонил корешам, коллегам, значит, консультировался, оговаривал цену. К нужному дню все было тщательно упаковано и ночью в окно на веревке спущено вниз подельникам. Этот же рискованный путь проделала и Люда. На себе она припрятала совершенно не обременяющий груз всевозможных бус, браслетов, колец, облигаций. Валюту Анатолий нашел зашитой в подкладке старого, невзрачного на первый взгляд пальто. Находку приобщили к облигациям и ценным бумагам.

  Пришла родственница. Прогромыхала ключами. Вошла в безразмерную квартиру, в которой вроде бы все было по-старому. Когда утомилась: ведь не один и не два горшка полить, она остановилась у бара. Рутченко "сказал спасибо этому дому и пошел к другому", выскользнув из гостеприимной квартиры. Спокойно спустившись вниз, он ушел неторопливой походкой человека, осознающего, что совершил нужное, важное дело. Заодно подтвердил свою репутацию виртуоза и мастера.

  С той поры его начали называть "народным". Такого воровского звания нет. Но имя его будет долго на устах у воровской братии.