Вардалос Ниа

, актриса

( .... )
Фильм "Моя большая греческая свадьба" не сходит с экранов США, России и многих других стран мира. Несмотря на то, что у картины очень скромный бюджет, всего 5 миллионов долларов, она вышла на первое место в истории мирового кинематографа с рекордной для комедии суммой прибыли - 225 миллионов долларов. Продюсеры фильма - голливудская суперзвезда Том Хэнкс и его супруга, актриса греческого происхождения Рита Уилсон - открыли миру талант Ниа Вардалос, автора сценария и исполнительницы главной роли, до этого снявшейся лишь в нескольких второстепенных ролях на телевидении.  

Автор: Аня Зонтова

Сайт: Экспресс газета (www.eg.ru)

Статья: "Моя большая греческая свадьба"



Ниа (настоящее имя Антония Евгения Вардалос) - совсем не такая, какой я ее ожидала увидеть по фильму. Передо мной - изящная брюнетка, далекая от замедленной округлой дочери греческих эмигрантов, в которую она перевоплотилась на экране. Наша беседа состоялась в Лос-Анджелесе в помещении Гильдии сценаристов Америки, в которую Ниа недавно вступила, получив гонорар за свой первый сценарий.

- Насколько сюжет фильма отражает реальные события вашей жизни?

- 25 лет жизни я описала в одном году экранного времени. Старалась повествовать лишь о том, что знаю по личному опыту. А лучше всего я знаю свою жизнь и многочисленную семью.

- Отношения с греческим языком?

- Свободно читаю и говорю по-гречески. Но в детстве его терпеть не могла. А сейчас получаю настоящее удовольствие, общаясь со своими двоюродными братьями и сестрами на греческом...

- Как родители отнеслись к тому, что вы решили стать профессиональной актрисой?

- Отец был абсолютно против моего поступления в театральную школу в Торонто, и его не убедило даже то, что я попала по конкурсу в число 42 избранников из 1000 желающих.

- Почему на роль мужа вашей героини был приглашен именно Джон Корбетт?

- Дело не только в том, что в отличие от меня у него есть постоянные поклонники. Мне хотелось, чтобы эту роль исполнил человек интеллектуальный, с легким, уступчивым характером, и Джон идеально соответствовал этим критериям. Но его агент сообщил, что он занят в съемках за границей, и мне стали предлагать других кандидатов. По удивительному стечению обстоятельств мы столкнулись в баре в Торонто, где уже начинались съемки, а Джон, закончив в этом же городе свои съемки, оказывается, прочитал сценарий и безуспешно пытался с нами связаться...

- Много ли вы репетировали до съемок?

- Нам часто приходилось импровизировать на съемочной площадке, но все время, остававшееся в перерывах между съемками, мы старались использовать для репетиций.

Отказалась терять девственность

- Но импровизировали вы на основе сценария?

- Меня удивило то, что многое можно было передать без слов - глазами, жестами и т.д. Некоторые сцены придумала не я, а Том Хэнкс (смеется). Он сказал, что в фильм надо добавить эротики. Но самая большая проблема возникла, когда меня попросили написать сцену о потере моей героиней девственности. Я сказала им (продюсерам): "Вы знаете, мои родители еще живы". Я просто не могла вынести мысли о сцене типа: "Иан взбирается на Тулу, и ее глаза расширяются..." и что моя семья все это будет смотреть.

- Ну и как понравился фильм вашей семье?

- На мое удивление, семья меня поддержала. Все ее 49 членов пришли на первый просмотр фильма и заняли несколько передних рядов, специально для них отведенных. Они также принимали участие в массовках. Прочитав мой сценарий, отец сказал: "Забавно. Иди снимай кино." А мама, узнав о том, что по нему будут снимать фильм, произнесла: "Ну хоть раз ты можешь поверить в то, что это может произойти?"

- Но произошло это не в один день. Ведь вы в Лос-Анджелесе с 1995 года?

- Да, помыкалась я достаточно. Одна агентша так и заявила, что актерской работы мне не найти, поскольку я не вписываюсь ни в мексиканский, ни в итальянский типаж, а на греческий спроса нет и не будет.

- Вы неоднократно подчеркиваете свою природную застенчивость, и героине вашего фильма, основанного на вашем личном опыте, свойственна та же черта. Однако вы производите впечатление совсем другого, уверенного в себе, человека. Связано ли это с тем, что вы изменились сами или изменили характер своей героини?

- Я действительно была очень застенчивой, когда мне было 20-21 год, и в фильме я хотела изобразить молодую женщину в период ее раскрытия, выхода из скорлупы. Я специально набрала 15-20 фунтов для своей роли.

- Чем вы объясняете головокружительный успех "Моей большой греческой свадьбы"?

- Мне трудно сказать. Я могу лишь судить по отзывам других. Мне говорят: "Я - китаец, и вы рассказываете о моей семье". "Я - шотландка, замужем за израильтянином, и этот фильм о нас". Все видят в фильме себя и свою семью. Лично мне это открытие сэкономило годы психотерапии - оказывается, не у меня одной такая ненормальная семья и у всех существуют семейные проблемы. Но я не настолько умна, чтобы писать о других - я писала лишь о своей семье.

- И у вас отлично получилось.

- Надо отдать должное продюсерам фильма - Тому Хэнксу и Рите Уилсон за то, что они дали мне такую возможность. Они никогда не вносили изменений, предварительно не посоветовавшись со мной, настаивая на том, что это мой фильм. Благодаря им я постепенно научилась верить в себя. Я присутствовала на всех этапах производства фильма вплоть до монтажа и выбора музыки.

- Что, как известно, редкость в Голливуде. А ваш фильм пользуется успехом в Греции?

- Да, он все лето шел в греческих кинотеатрах. О его успехе мне сообщил один греческий репортер, а затем прибавил: "Вы знаете, как мы, греки, любим смеяться над вами, американскими греками..."

- А какой был самый необычный момент в событиях, последовавших за вашим успехом?

- Я обедала с английской королевой. И она сказала мне: "Вы знаете, а ведь Филипп - грек" (принц Филипп - супруг королевы Елизаветы. - Прим. авт.). Я немедленно сообщила об этом родителям. Отец ничуть не удивился и сказал: "А я знаю..."