Ванька-Каин

( 1718 года ) Страна должна знать своих героев: Япончик, Михась или, например, Васька-Каин криминальный авторитет "века осемьнадцатого". Разудалый молодец, державший в страхе всю Москву, и гениальный сыщик в одном лице.  

Автор: Александр Захаров

Статья: Держал в страхе всю Москву (Ростовский Аль Капоне )

Сайт: www.aferizm.ru

Фото: www.aferizm.ru



Русский Картуш, как именовали Ваньку его многочисленные биографы, даже после смерти сохранивший за собой титул "первого российского вора". Одним словом, личность знаменитая, сыгравшая далеко не последнюю роль в русской истории.

По понятиям нашего времени, Ванька-Каин - чистой воды лимита. Родился будущий "хозяин Москвы" в 1718 году в селе Иванове Ростовского уезда Ярославской губернии. В 1731 году, тринадцати лет от роду, был перевезен в Москву, на господский двор купца Филатьева.

В первопрестольной юному Ваньке не понравилось - били много, кормили мало. А потому при первом же удобном случае он бежал. И не с пустыми руками. Дождавшись, пока барин уснет, Ванька пробрался в его спальню и взял из хозяйского ларца столько денег и драгоценностей, сколько смог унести.

Мир и в те времена был не без "добрых людей". Уже на следующий день бывший комнатный мальчик познакомился с солдатским сыном Петром Камчаткой. Опытный вор сразу признал в Ваньке "своего" и не долго думая взял на дело.

Разбойничья карьера будущего царя московских воров начиналась "по-царски": грабить было решено императорский Анненгофский дворец. Через окно первого этажа Ванька пробрался в семейную спальню придворного доктора Евлуха, где поживился золотом и серебряной утварью.

Грабители оценили молодецкую удаль своего нового товарища. Вторая экспедиция шайки состоялась на следующую же ночь. И вновь жертвой Ваньки и сотоварищей стал слуга его императорского величества - дворцовый закройщик Рекс. Несчастного портного обобрали на фантастическую по тем временам сумму - три тысячи рублей.

Дважды отведав таким образом легкого воровского хлеба, Ванька вошел во вкус и самолично спланировал третье ограбление. На этот раз не повезло его бывшему хозяину, купцу Филатьеву.

Грабили Филатьева весело и шумно. Сундуки вскрывали обухом, громко перешучиваясь между собой. В доме поднялась тревога. Подхватив награбленное, ночные гости рванули через забор. Прислуга - за ними. Бежать с мешками, доверху набитыми посудой и драгоценностями, было тяжело. И погоня никак не хотела отставать. Но и тут Ванька не растерялся. Пробегая мимо известной на всю Москву "великой тины" близ Чернышева моста, грабители побросали наворованное в грязь. Конечно, достать утонувшие мешки можно было и позже, когда все утихнет.

Но это не в характере Каина. Истинный виртуоз своего дела, умный и расчетливый вор, Ванька любил работать красиво, чтоб у напарников дух захватывало. Вот и на этот раз, не дожидаясь наступления утра, шайка отправилась к дому генерала Шубина. Выманить сторожа было делом несложным. Убедившись, что путь свободен, Ванька отправился на генеральские конюшни и выбрал по своему вкусу нескольких скакунов. Их запрягли в стоявший тут же "берлин" и поехали на фабрику Милютина, к знакомой бабе одного из грабителей. Прихватив самодеятельную актрису (роль ей была уготована куда как ответственная), вся шайка вернулась к Чистым прудам. Там, на чердаке старого купеческого дома, у Ваньки была своя костюмерная.

Фабричную приму нарядили барыней и поехали к Чернышеву мосту, где и была разыграна задуманная Ванькой комедия. Въехав в грязь, грабители сняли с "берлина" два колеса, наряженная барыней баба встала во весь свой немалый рост и начала дурным голосом орать:

- Псы негодные! Ужо я вам! Не можно ль было дома смотреть, все ли цело! Кошками выдрать велю! Лбы забрею!

"Испуганные лакеи", роль которых с блеском исполнили Ванькины сотоварищи, быстро покидали в "берлин" награбленное, надели колеса и, разогнав набежавших зевак, двинулись восвояси.

В тот же вечер, прихватив все добытые в последние дни деньги и драгоценности, шайка исчезла из Москвы. А Ванька уже отправился на Волгу. Людей посмотреть и себя показать.

Изобретательность молодого атамана не знала границ. Яркий пример тому - нашумевшее ограбление всемирно знаменитой Макарьевской ярмарки. Жертвой московской шайки стал богатый армянский купец. День по прибытии ушел на то, чтобы разведать обстановку. Утром следующего дня банда отправилась на дело - в поход против армянской кассы. Солнце уже встало и палило немилосердно, когда купец покинул свой амбар и отправился на базар за мясом. В ту же минуту посланный Ванькой парень двинулся за ним. Дальнейшие события разворачивались в полном соответствии с задуманным планом. Проходя мимо гауптвахты, разбойник закричал: "Караул!" Дежурные солдаты, услышав крик, схватили обоих: и армянского купца, и Каинова товарища. А в это время прочие члены шайки побежали к амбару и сообщили "пренеприятнейшее известие" компаньону купца. Тот запер склады и поспешил на выручку товарища. Касса осталась без присмотра. Проломив стену, Ванька забрал всю выручку и закопал деньги в песок в нескольких метрах от амбара. После чего один из членов шайки сходил на пристань и закупил там все необходимое для строительства шалаша. Его поставили на том самом месте, где были закопаны "армянские миллионы". Пока освободившийся из-под стражи купец метался в поисках пропавшей кассы, Ванька сидел в шалаше и впаривал всему честному народу купленную в соседнем ряду тесьму и прочую галантерейную мелочь.

Молва о дерзком налетчике разносится по всей Нижней Волге. Шайка Каина растет - с шести человек до нескольких сотен. Почувствовав силу, молодой атаман приступает к крупномасштабным операциям. Берет штурмом винный завод, сжигает несколько деревень. Стоит его бандитам появиться в одном селе, как все церкви округи по обе стороны Волги начинают бить в набат. Озабоченное воровским беспределом правительство начинает принимать меры к поимке разбойника, и Ванька на некоторое время исчезает.

То, что происходит потом, с трудом поддается объяснению. Двадцать седьмого декабря 1741 года на пороге московского сыскного приказа появился красивый молодой мужчина с густой бородой и длинными, до плеч, русыми волосами, который заявил, что он, Ванька, сам вор, знает многих воров в Москве и других городах, а потому... предлагает свои услуги к их поимке. В тот же день прославленный вор и разбойник становится официальным лицом. Теперь Ванька-Каин - доноситель сыскного приказа, в его распоряжении военная команда из 15 человек.

В жизни московского криминалитета наступают тяжелые времена. Хроника первой ночи Ваньки-сыскаря выглядит впечатляюще. В доме одного дьякона схвачено 45 человек, в доме протопопа (вот где были притоны!) - 20 воров с главарем Яковом Зуевым. В татарских банях за Москвой - рекой обнаружен ружейный склад, там же арестовано 16 беглых солдат. И так почти до бесконечности. Всего в ту ночь было взято 150 человек. Выдал Каин и своего старого знакомого, нищего солдата Алексея Соловьева. По примеру римского императора тот ежедневно вел воровской журнал, куда записывал все свои "подвиги". Полистав записки нового московского Цезаря, сыщики наткнулись на весьма подробный список живущих в городе воров и мошенников. В их числе значился и сам Каин.

Сенат, куда Ванька обратился с нижайшей просьбой о помиловании, простил ему все прошлые прегрешения и назначил его сыщиком. Почти два года Ванька - гроза своих бывших товарищей. Ежедневно и еженощно в Москве арестовываются десятки воров, убийц и разного рода мошенников.

Первые проблемы с властями возникли у Каина в ноябре 1743 года. Задумав жениться, он обратился в сыскной приказ с просьбой выдать ему деньги на оплату долгов и впредь на пропитание. Но получил отказ. Обиженный до глубины души "первый российский вор" решает вести двойную игру.

Раз государство не желает платить ему за работу, он сам в состоянии себя содержать. Отказ заставляет Каина начать новую жизнь, еще более опасную, чем раньше. И пышная свадьба сотрудника сыскного приказа превращается в воровской сходняк.

История Ванькиной женитьбы интересна и сама по себе. С Ариной, так звали невесту, Ванька был знаком довольно давно. Некогда они жили в одном доме, и Ванька частенько хаживал к ее отцу, отставному сержанту, "на чашечку чая". Хорошенькая девчушка так и льнула к молодому и красивому соседу, но идти за него замуж наотрез отказывалась. Солдатскую дочку пугали воровские ухватки избранника. Сделавшись сыщиком, Ванька вновь посватался к Арине, и опять неудачно. Нелюбивший отступать Каин нашел выход, который и не снился создателям современных триллеров. Взбешенный отказом, он пошел прямиком в сыскной приказ и подговорил сидящего там фальшивомонетчика оговорить разборчивую невесту. Будто бы Арина знала о его незаконном промысле и не донесла об этом в полицию. Уже через каких-то полчаса ничего не понимающую девушку тащили в приказ и допрашивали "под жестоким битьем плетьми". Только после того как подосланная Ванькой женщина объяснила Арине, что истязания прекратятся, когда девушка ответит ухажеру "да", несчастная невеста дала согласие на брак...

Желающих посмотреть на Ванькину свадьбу собралось великое множество. Но священник, взглянув на поданную женихом "венечную память", венчать молодых отказался. "Память" оказалась фальшивкой. Выход из неудобной ситуации нашелся быстро: несколько верных Каину людей метнулись на улицу. И схватив там первого попавшегося священника, приволокли его в храм. Перепуганный пастырь совершил обряд без лишних вопросов и счастливый, что легко отделался, бросился вон. Но Ванька уже не мог успокоиться. Теперь его молодцы шныряют по московским улицам и ловят всех прохожих купцов. Когда таких невольных гостей набралось около сорока, Каин велел молодой жене насыпать в мешок гороха и выйти с этим угощением к стоящим во дворе людям. Купцам подносили тарелки с сухим горохом, и, они были вынуждены откупаться от несъедобного угощения. Собрав достаточную сумму денег, Ванька отпустил торговый люд по домам.

Поднакопив еще немного денег, Каин покупает себе шикарный дом в престижном московском районе, Китай-городе. В светлицах его нового жилища - образа в серебряных и золоченых окладах, на стенах - зеркала и печатные картинки с портретом Петра Первого, к которому неграмотный вор питал особое уважение. Днем Ванька на службе - преступников ловит, а по ночам собирает у себя уголовных авторитетов. Водка льется рекой, в ход идут фальшивые деньги и крапленые карты. Тут же, в одной из комнат нового дома, находится пыточная камера. Теперь все пойманные его командой воры и мошенники попадают в сыск через дом Каина. Если преступник откупается, его отпускают. Те же, кому нечем умаслить хозяина, едут в приказ.

До поры до времени Ванька спокоен: весь сыскной приказ начиная от начальства и заканчивая мелким писцом у него на откупе. Но Каин умен и понимает, что долго так продолжаться не может. В сентябре 1744 года он является в Сенат и просит подписать указ, который оградит его от доносов пойманных им преступников. Спустя месяц он вновь появляется перед сенаторами и сообщает, что поймал более 500 воров и мошенников, невзначай замечая при этом, что в Москве их еще много. Но московские чиновники помощи в поимке злодеев ему не оказывают, а наоборот, мешают. В связи с этим Каин просит дать ему инструкцию и объявить по московским командам, "чтобы в сыске и поимке воров ему препятствия не чинили".

В итоге Сенат наделяет Ваньку громадными полномочиями, фактически вручая ему диктатуру над всей Москвой. Двадцатишестилетний вор, урожденный крестьянин Ярославской губернии, становится полноправным хозяином второго по значению российского города. Теперь ему вся Москва - не указ. А до Петербурга далеко.

Созданная Ванькой воровская империя просуществовала чуть больше трех лет. Ловя и выдавая мелких воришек, он укрывал крупных воров; преследуя уличных мошенников, давал волю авторитетам. Число беглых солдат, убийц и грабителей увеличивалось в Москве с каждым днем. Это скопление отморозков, по справедливому замечанию историка, "должно было выразиться общественным бедствием". Так и случилось.

Весною 1748 года в Москве начинаются страшные пожары. Горят тысячи домов, сотни горожан гибнут, задохнувшись в дыму. Охваченные паническим страхом люди покидают свои дома и ночуют в чистом поле за городом. Напуганная московскими событиями императрица повелевает ввести в город войска и учредить специальную комиссию под командованием генерал-майора Ушакова. Положение Ваньки резко изменилось. Команда Ушакова, предупреждая поджоги, ловила всех подозрительных людей и тащила их не в сыскной приказ, где у Каина все были свои да наши, а в комиссию.

Начался стремительный закат громадной Ванькиной империи. Все вдруг выплыло наружу: поджоги, грабежи, вымогательство и умыкание девиц - Каин всегда был "страстен до женщин". В завершение всего в Москву прислали нового генерал-полицмейстера Татищева, который приказал Ваньку - Каина арестовать по делу о хищении 15-летней дочери Тараса Зевакина. Поначалу Каин пытается все отрицать, уходит в несознанку, но после пыток делает признание, от которого у нового генерал-полицмейстера дрожат руки и округляются глаза.

На крючке у Ваньки-Каина вся московская администрация. И припертый к стенке вор раскрывает перед Татищевым весь механизм царящего в Москве чиновничьего беспредела. От графа Шереметева, берущего взятки рублями, кафтанами и баранами, до безымянного протоколиста, требовавшего за свои услуги аршин черного бархата. Потрясенный до глубины души Татищев ходатайствует об учреждении по делу Ваньки-Каина особой комиссии.

Следствие длилось шесть лет. В 1755 году суд приговорил Ивана-Каина (урожденного Осипова) к смертной казни через колесование. Сенат смягчил приговор. Каина наказали кнутом, вырвали ноздри, а на щеках и лбу выжгли В.О.Р. В тот же год бывший "хозяин Москвы" был сослан на каторгу в Сибирь.

Но даже в начале нашего века урочище, где Ванька-Каин устроил народное гулянье по случаю собственной свадьбы, именовалось среди москвичей Каиновой горою.

"Караван РОС", Ярославль, 12 июля 2000