Валленштейн Альбрехт Венцеслав Эйсебиус

, главнокомандующий католической армии в Тридцатилетней войне, генералиссимус "Океанического и Балтийского морей", герцог Фридландский и Мекленбургский

( 24.09.1583 года [северная Богемия] - 25.02.1634 года )
Валленштейн создан был повелевать и брать от жизни всё, что возможно. То и другое получалось у него превосходно до последнего момента, когда в спальню к нему ворвались его же офицеры, получившие от императора приказ об убийстве. 

Автор: Александр Синенький

Сайт: YTPO.RU

Статья: Генералиссимуса прикончили свои



Фридрих Шиллер, создав о Валленштейне цикл драм, насыщенных пафосными монологами о долге солдата и человека, о чести, верности присяге, о тяжести принятия сложных решений, не изображает момента гибели полководца. На сцене убивают верного слугу, не пускающего вооруженных солдат в спальню. Далее по пьесе крик полковника Бутлера "Ломайте дверь!" и ремарка: "Они, перешагнув через труп, направляются в галерею. Слышно, как в отдалении одна за другой рушатся две двери. Глухие голоса, стук оружия, затем внезапно глубокая тишина".

В действительности ночь на 25 февраля 1634 года в замке города Эгера (нынешний Хеб) была гораздо более страшной и кровавой. Бутлер, начальник охраны в замке, выполняя распоряжение самого императора, расправился вначале с верными Валленштейну генералами, а потом уж подступился к спальне своего командира. Когда капитан Деверу с драгунами ворвался туда, бряцая оружием и доспехами и разгоняя мрак факелами, герцог лежал в постели. Разбуженный, он встал, прислонился к стене и, по признанию убийц, спокойно принял смертельный удар алебардой в грудь (хотя какое там могло быть спокойствие, навалились, наверное, разом и добивали сообща, пока не затих). Позднее убийцы были щедро вознаграждены из имущества погибшего.

После смерти Валленштейна каждый из 36 драгун полка Бутлера, принимавших участие в ночном избиении, получил по 500 талеров. Капитану Вальтеру Деверу, согласно мнению историков, направлявшему последний удар в грудь полководца, стоявшего перед ним в ночной рубахе, досталась 1000 талеров. Вальтер Бутлер получил из конфискованных владений имения Доксы и Бернштейн, Джон Гордон – имения Снидары и Скршиваны.

Так закончил свою жизнь один из самых значительных полководцев XVII века, главнокомандующий католической армии в Тридцатилетней войне, генералиссимус "Океанического и Балтийского морей", герцог Фридландский и Мекленбургский Альбрехт Венцеслав Эйсебиус Валленштейн, утративший напоследок доверие императора Фердинанда II Габсбурга.

Своим высокомерием и надменностью Валленштейн давно уже вызывал раздражение немецких князей, особенно главы Католической лиги Максимилиана Баварского. После поражения от шведов под Лютценом врагам и завистникам командующего удалось представить его императору как предателя и заговорщика, посягающего на престол. Император послал войска доставить ему герцога живым или мертвым. Доставили мертвым после того, как окружение полководца, поколебавшись (это как раз у Шиллера подробнее всего и представлено – как колеблются), устроило ночную резню.

Соображения императора были отнюдь не беспочвенны. Герцог давно уже вел переговоры со шведами, в то время как помогавший ему в этом чех Ярослав Сезима Рашин строчил тайные донесения в Вену. У Шиллера представленный велеречивым и задыхающимся от собственного благородства Валленштейн незадолго до роковой развязки встречается со шведским полковником Густавом Врангелем, которому в таких словах объясняется в любви к шведам:

"Полковник Врангель, был всегда я сердцем

Друг шведам. Это вы под Нюрнбергом

Узнали и в Силезии; вы были

Не раз в моих руках, и постоянно

Я вам давал возможность ускользнуть".

Историки шведского Врангеля не вспоминают, но факты сношений командующего с противником подтверждают вполне, как и исключительное честолюбие Валленштейна и его возможное стремление стать чешским королем. В таком освещении расправа над ним представляется не то чтобы оправданной, но, во всяком случае, обусловленной.

Путь наверх

Валленштейн создан был повелевать и брать от жизни все, что возможно. То и другое получалось у него до последнего момента превосходно. Он родился 24 сентября 1583 г. в родовом поместье в Гершманице (северная Богемия). Семья принадлежала к древней, но бедной чешской дворянской фамилии, исповедовавшей протестантскую веру. Юношей после смерти отца Альбрехт был отдан в иезуитскую школу в Оломоуце и там перешел в католичество по примеру многих других родовитых чехов (Генрих IV в аналогичном случае сказал, что Париж стоит мессы).

В русской литературе принято написание "Валленштейн", в чешской "Вальдштейн", точнее Альбрехт Венцеслав Эйсебиус из Вальдштейна. Род Вальдштейнов был древним, однако бедным и до начала XVII в. малозначимым. У своих родителей Альбрехт был единственным сыном, кроме него в семье было две дочери.

В первые годы нового столетия молодой шляхтич по обычаю той поры предпринимает длительное путешествие по заграницам (Италия, Франция, Германия), а вернувшись домой, поступает в императорскую армию. Здесь хотя и опаснее, но сытнее, к тому же сразу открываются большие карьерные возможности. За осаду крепости Гран в Венгрии он получает капитанский чин. Это греет, но не очень, и только распаляет тщеславие.

Вернувшись по окончании кампании в Богемию, 25-летний капитан сходу берет следующую крепость – женится на богатой вдове. У ее опекунов и советников было два основных пожелания к жениху: он должен был быть католиком и настолько неимущим, чтобы не обращать внимания на внешность вдовы и ее слабое здоровье. Альбрехт этим требованиям удовлетворял вполне, и в начале 1609 года состоялось его бракосочетание с Лукрецией Некшовой из Ландека. Женившись, капитан тут же стал совладельцем большого имения в Моравии.

В 1608 г. в Праге знаменитый астроном и математик Иоганн Кеплер составил гороскоп для капитана Валленштейна. Утаив открывающиеся ему мрачные стороны жизни заказчика, Кеплер напророчил никому не известному дворянину выдающееся будущее, о котором болезненно честолюбивый Валленштейн пока и думать не смел. Первым большим шагом к высотам, по предсказанию астролога, должна была стать женитьба на богатой невесте.

К роскошной жизни он привык мгновенно, мужем был примерным, и когда через пять лет жена умерла бездетной, получил в наследство все ее состояние. Почти одновременно Валленштейну достается другое наследство – от дяди.

Без усилий разбогатев, Альбрехт сближается с власть предержащими. В войне 1617 г. между Венецией и герцогом Штирии Фердинандом (через два года Фердинанд становится императором) Валленштейн за свой счет сформировал конный отряд и привел его к герцогу. Это произвело благоприятное впечатление, так же как и проявленная Альбрехтом личная отвага, и по окончании похода он был назначен командиром полка земской милиции в Моравии. Тут же Валленштейн женится вторично, опять же очень удачно, и в результате обретает графский титул, звание канцлера и начальство над моравской милицией.

Когда в 1618 г. в Чехии вспыхнуло антиавстрийское и антикатолическое восстание, Валленштейн решительно выступает против повстанцев. Он формирует полк кирасир, спасает из Оломоуца государственную казну и вообще все время находится на виду. Правда, в главном сражении католиков и протестантов – на Белой горе под Прагой – он участия не принимал, занятый в Моравии, но уже через три дня после битвы приехал в Прагу. Он чувствовал здесь поживу и оказался вовремя в нужном месте. Произведенный по совокупности заслуг в генерал-майоры и назначенный моравским губернатором, он в полной степени использует момент для колоссального личного обогащения.

Восстание чешских сословий началось с комического эпизода: дискуссия о свободе вероисповедания закончилась выбрасыванием трех католических представителей из окна с высоты 40 локтей. По счастью для них, они упали в навозную кучу, отчего и не пострадали... В начальный период чехи одержали несколько побед и даже захватили пригороды Вены. Однако решающее сражение произошло близ Праги 8 ноября 1620 г. В результате кровавой двухчасовой битвы, в которой многие австрийцы и венгры сражались на чешской стороне, а поляки на противоположной, победили Империя и Католическая лига. В Чехии начались репрессии и религиозные гонения, многие протестанты уехали из страны (из 2 миллионов осталось 800 тысяч), в Европе развернулась разорительная Тридцатилетняя война.

Шаги командора

Начались звездные годы Валленштейна. Начало 1621 г. он посвятил придворным интригам и завязыванию таких хитросплетений, которые дали ему возможность подступиться к конфискации имений провинившихся дворян. Действует он как опытнейший ростовщик и спекулянт, покупая, закладывая, перепродавая, снова покупая и обогащаясь, обогащаясь, обогащаясь... Сделки следуют одна за другой, и к своим 40 годам Альбрехт Валленштейн становится одним из богатейших людей в землях, находящихся под австрийской короной.

К тому же он успевает успешно воевать с врагами Вены и за военные заслуги в 1623 г. его возводят в звание имперского князя и герцога Фридландского. Именно в это время Валленштейн отстраивает для себя на конфискованных землях роскошный дворец в Праге (Вальдштейнский), в котором ныне заседает чешский парламент, и заводит обнесенный стеной сад, так восхищающий сейчас пражан и туристов.

В 1625 г., когда Тридцатилетняя война распространилась по всей Европе, у императора совершенно истощились средства для борьбы с протестантами, он не мог выставить на войну большую и сильную армию. В это время, как нельзя кстати, рядом оказывается Валленштейн, уже давно не считающий деньги и располагающий 30-миллионным состоянием. Он готов собрать 50-тысячную армию за свой счет (с последующей оплатой услуги), но при условии, что сам станет ею командовать и содержать ее будет с помощью контрибуций с неприятельских земель.

Император соглашается, и за несколько месяцев Валленштейн ставит под ружье 50, а потом и 100 тысяч солдат. Он щедро платит, и наемники толпами бегут под его знамена. В Европе в это смутное время полководцы, по собственной инициативе набирающие наемные воинские формирования и сдающие их напрокат воюющим монархам с выгодой для себя, отнюдь не редкость. Но никто из них не может составить конкуренцию Валленштейну.

Имперская армия под его водительством громит всех врагов. Валленштейн одерживает одну победу за другой, захватывает Мекленбург, Померанию, Шлезвиг, Голштинию, наносит решающий удар датчанам, чем принуждает датского короля заключить мир в 1629 г. Император осыпает прославившегося полководца возможными милостями, ему передаются мекленбургские владения, которые он завоевал, присваивается звание генералиссимуса морей.

Валленштейн находится на вершине славы, однако и враги его не дремлют. Личные ли качества его (а он был исключительно суров, жесток и высокомерен), чешское ли происхождение, навлекли на него ненависть имперских князей, возмущенных к тому же насилием его войск на захваченных территориях. С их подачи в 1630 г. император сместил Валленштейна с поста главнокомандующего.

От великих побед к великим поражениям

Частным лицом в Праге герцог прожил недолго. Вступивший в войну шведский король Густав Адольф повел дело настолько успешно, что Католическая лига и империя затрещали по швам. Фердинанд был вынужден вновь обратиться за помощью к Валленштейну. Тот не спешил с ответом и согласился возглавить армию только после длительных уговоров. Причем согласие свое обставил такими условиями, которые давали ему почти неограниченные полномочия в армии и на территориях, ею занимаемых.

Выторговав для себя всё, Валленштейн набрал новые полки, очистил Чехию от вторгшихся туда саксонских войск и перенес войну на территорию Германии. На этот раз он осторожничал и несколько месяцев уклонялся от решительного сражения со шведами. Битва состоялась только поздней осенью 16 ноября 1632 г. под Лютценом.

Сражение было особенно ожесточенным и продолжалось целый день. Инициатива несколько раз переходила из рук в руки, и в конце концов более организованные и эффективно действовавшие шведы победили. Из 18,5 тысяч человек шведы потеряли 3 тысячи, имперцы – из 18 тысяч 6.

В бою отличились оба военачальника. Король Густав Адольф бросился на помощь своим отступающим войскам и оказался с немногочисленной свитой под самыми дулами имперских мушкетеров. Тяжелая пуля раздробила ему руку, но он не стал сразу отступать назад, чтобы не тревожить подчиненных. Потом он был еще ранен в спину, а после того как сопровождавшая его охрана, отбившись палашами, ускакала, потеряв короля, был добит неприятельскими солдатами.

Альбрехт Валленштейн чувствовал себя перед битвой настолько плохо, что его должны были посадить на коня солдаты. Он терпел адские боли, но руководство армией никому доверять не захотел. Он тоже был на волосок от гибели – в ходе сражения получил рану в бедро, а несколько пуль пролетели мимо буквально в каких-то сантиметрах от него. Шведы застрелили под ним его любимого коня, чучело которого потом три столетия стояло в пражском дворце.

Современники считали, что главнокомандующий страдал на склоне лет от подагры. Изучение его останков в 1975 г. показало, что он был неизлечимо болен сифилисом. Эта болезнь могла оказывать сильнейшее влияние и на психику больного.

Убедившись в сложности задачи вытеснить шведов из Германии, командующий отступил с войсками в Богемию. Он хотел достичь своей цели путем постепенного отторжения от шведов их союзников; с этой целью в последующих стычках, решительно действуя против шведов, он щадил их протестантских единомышленников. Это только дало дополнительные козыри в руки недоброжелателей, которые сумели убедить императора в двуличии Валленштейна.

Возвращаясь к развязке

Старшие офицеры, считавшие себя более на службе у Валленштейна, чем у императора, очень опасались, что с его удалением они не получат причитающихся им денег. Деньги до сей поры всегда шли от командующего. Понадобились дополнительные посулы, чтобы они, настраивая себя на будущее злодейство, вспомнили о негативных качествах герцога.

Когда же вспомнили, то заговорили о том, что он не обладает способностью привлекать сердца людей, холоден и при безграничной щедрости в наградах отличается жестокостью в наказаниях. Валленштейн действительно никогда не смеялся, говорил резко, отрывисто, жестко, его тяжелый взгляд мало кто мог выдержать. Он был во всем умерен, соблюдал простоту в одежде и нравах, был чрезвычайно активен и поразительно смел, имел величавую и гордую осанку, но людей презирал, а от подчиненных требовал только беспрекословного исполнения его воли.

После таких разговоров офицерам легче было идти на убийство самого знаменитого и могущественного чеха XVII века. На картине немецкого художника XIX в. Карла Пилоти, запечатлевшего покой в Хебе после разыгравшейся драмы, изображен стоящий у распростертого на полу тела генералиссимуса его астролог Сенни, размышляющий, возможно, и о том, что так проходит земная слава.