Валерия

(18 июня 1925 года - ...) Валерия вернулась. В Москву, но не к Шульгину. Чего и следовало ожидать! Чрезмерные претензии, они всегда так оканчиваются оглушительным "пуфом"! Неча идеалом-то прикидываться! Боги позавидуют. Заклятые друзья еще раньше. А то: "Усеньки-пусеньки, у нас раcсчастливая семья, двое сыночков и лапочка-дочка!" Ну и где теперь та семья? Поручик, молчать!... А как все начиналось!...  

Автор: Ната Ташина

Статья: Валерия вернулась

Сайт: www.koMok.ru



Разошлись они, короче, "как в море корабли, что встретились в тумане, маяком маня". Певица Валерия и муж ейный, он же продюсер, Шульгин. Да вы, наверное, уже знаете!

Суд да дело, однако, еще не окончены. В июне Басманный межмуниципальный суд Москвы рассмотрел иск Валерии к продюсерской компании "Фамилия энтертеймент" (заправила -- Шульгин) и вызволил-таки красну девицу из темницы, в смысле, снял с нее все финансовые обязательства перед "Фамилией". В августе в Лефортовском суде грядет процесс, касаемый альбомов певицы. В настоящее же время Шульгин и Валерия через суд делят имущество. Скорее всего, Александр поимеет пять квартир и офис в Москве, а экс-супружнице достанется дом в подмосковном поселке Крекшино и две машины.

А как все начиналось! Какой толстый-толстый слой шоколада!.. Стоит, значит, 20-летняя студентка Гнесинки Алла Перфилова на сцене ресторана на Таганке -- с непривычки все тело трусится, ладошки потеют, но все равно -- поет! Тут, как рояль в кустах, -- Шульгин. Он как раз вокалистку искал для англоязычных песенюшек. Ну и нашел. Поехали они на запись в Германию, там разругались вдрызг, вернулись ни с чем. Полгода промеж друг друга не разговаривали. Потом попытка №2 -- опять Германия, опять песенюшки, он ей -- руку, сердце и псевдоним Валерия, она ему: "Да! Покуда смерть не разлучит нас!" Эх! И дался ж миру этот Шекспир! В попе... пардон, в поп-музыке... страсти куда как круче! Он, случалось, провозгласит торжественно: "Я -- с цветами!" -- а сам протянет горшочек, в котором -- цветюлька с ноготок размером. Она в ответ растрогается и деток мечет. И детки, главное, все какие-то на букву А получаются: Анна, Артем, Арсений. Старшей девять, артистична, мечтает дрессировать дельфинов. Средний родился аккурат на 30-летие отца -- день в день! -- и вырос до неприличия мастеровитым и компьютерно грамотным. Младший -- единственный, на чьих родах не присутствовал папа, зато малявка в два года выучился читать -- по родительским интервью в журналах. По тем, где они рассказывали, что их семья -- золото.

Но оказалось, они просто блестели!

Про Шульгина гадости говорили исправно. Что ушл и жаден, что музыкантов, которых продюсирует, кидает: Олега Митяева, певичку Натали, группу "Мечтать". Информация о том, что и с Валерией у него жизнь не такова, как они тужатся представить, тоже просачивалась. Он ее, дескать, и поколачивает, причем прилюдно, придетно (!) и очень жестоко -- до травм позвоночника, сломанных пальцев и гематом (на съемках клипа "Самолет" Валерия не могла сидеть из-за травм). И даже с ножом на нее кидается -- однажды воткнул в ногу. И изменяет. Она -- терпит, но иногда все же порывается с ним расстаться. Нынешняя попытка не первая, но, похоже, окончательная.

Валерия заранее поменяла паспорт, вписала в него вместо истинного имени псевдоним -- а то еще муж-продюсер не отдаст раскрученный сценический "ник". Потом подала на развод и скоренько смоталась с чадами к маме -- на Саратовщину, в Аткарск. Шульгин ездил мириться. Ездил делиться. Замаялся ездить. Плюнул на Леру-холеру, начал активно продюсировать Буйнова и завел новую пассию -- Аню Ильину, чего-то там поющую в группе "Маленькие радости".

Валерия, меж тем, в провинции помаялась-помаялась да и вернулась в столицу, тем паче, что там ее уже поджидали -- Сергей Филоненко, певицын директор, а по совместительству вроде как и женишок, хотя Валерия это отрицает и грозится замуж впредь не ходить. Филоненко теперь Валерочке выступления по ресторациям устраивает, как в молодости, а еще ищет для нее новый, не Шульгиным писаный, репертуар. Кроме того, он настоятельно советует девушке продать домик-то в Подмосковье. И риэлторы уже оценили двухэтажные, 400-метровые хоромы в $200 000 -- на эти деньги легко можно купить элитную квартиру в центре Москвы, а ведь у Филоненко до сих пор ни жилья, ни прописки в столице нет...

Экс-"идеальные супруги" теперь на дух друг друга не переносят и периодически в периодических же изданиях поливают один другого грязью. Вот так:

Мы не рабы!

"Я попала в такие сети, из которых выбраться немыслимо... Любые попытки сопротивления пресекались резкими ударами его кулаков... Этот развод -- моя третья попытка уйти от Шульгина... Было очень удобно сидеть в мягком кожаном кресле, попивая кофеек. Тем временем жена работала без сна и отдыха... Между нами существовал контракт, по которому я должна была получать 25% прибыли, а он -- остальные 75, но мои доходы были виртуальными и имели место только на бумаге... Но самое гадкое -- спекуляция именем детей. Только теперь, живя вдали от отца, они перестали чувствовать страх и гнет, ни разу я не слышала просьб вернуться к папе... Моя дальнейшая жизнь... в ней больше не будет места рабству, унижению, обману!"

Из письма (!) Валерии в "Комсомольскую правду"

"Заказали" честь общества!

"...многие издания печатали про спор насчет имени... Большего бреда я не читал!.. Юристы, которые "слили" ложную информацию в СМИ, потом будут использовать это в саморекламе: "Помните, Шульгин пытался у Валерии забрать имя? Мы его еле-еле сохранили, вырвали из зубов такой акулы! Вот какие мы молодцы!" ...Дети ущемлены не будут ни в чем. Это мои дети. И ответственность моя за них была и будет... Так же как и права родителя. Что же касается песен. Никто их отбирать не собирается... Запрещать ей использовать результаты нашего совместного творчества я не буду. Ту долю, которую мы определим как мою, т.е. все, что будет перечисляться мне с концертов и пластинок, я буду направлять детям... И дело не в том, что я не доверяю жене. Наоборот. Но абсолютно не доверяю людям, которые ее сейчас окружают... Просто некоторые воспользовались обыкновенной человеческой размолвкой... "Заказали" не нас с Валерией... "Заказали" веру в любовь, в семью. Для многих семья Валерии давала повод думать, что любовь есть и семья есть... Многие не развелись и чьи-то дети остались в семье благодаря тому, что наша семья в какой-то момент личным примером кому-то помогла, предостерегла от опрометчивых шагов. Я это знаю из писем. И сейчас я из писем вижу, что для многих это шок, потеря идеалов. "Заказали" честь общества! Вот это трагедия!"