Бьюкенен Джеймс

, 15-й президент США , демократ

(23.04.1791 - 1.6.1868)   Друг южных штатов и законник во время кризиса союза  



  "Я не жалею ни об одном-единственном политическом решении, которое я принимал в своей жизни, и история меня оправдает". Эта надежда 15-го президента Соединенных Штатов Джеймса Бьюкенена не оправдалась. Бьюкенен вошел в историю как слабый президент, который не смог прекратить ссору по вопросу рабства и предотвратить раскол союза. Современники и историки по праву упрекали его в солидарности с южными штатами, хотя президент был родом из Пенсильвании. Там он родился 23 апреля 1791 года в горах под Мессербургом и был старшим сыном среди одиннадцати детей ирландцапресвитера. Его отец прошел путь от владельца маленького торгового филиала на границе цивилизации до состоятельного коммерсанта. Быокенен посещал колледж Дикинсон в Карлисле, Пенсильвания. После короткой добровольной службы в армии во время войны 1812 года он успешно работал адвокатом в Ланкастере, Пенсильвания.

  До избрания президентом в ноябре 1856 года Быокенен накопил больше политического опыта, чем многие его предшественники и последователи: в 1814-1816 годах был депутатом парламента в Пенсильвании, с 1821 по 1831 год - депутат Конгресса, сначала от партии федералистов, с 1824 года как член демократической партии; в 1834-1845 годах представлял Пенсильванию в сенате. От назначения министром юстиции и судьей в Верховном суде он отказался. Внешнеполитический опыт Бьюкенен накапливал во время своей деятельности в качестве посланника в России в 1832-1833 годах, когда был министром иностранных дел при президенте Джеймсе К. Полке в 1845-1849 годах и когда был посланником в Великобритании в 1853-1856 годах. Как решительный сторонник "Доктрины Монро" и экспансионистской внешней политики он пытался прогнать Великобританию из Центральной Америки и Орегона и участвовал в аннексии Техаса и Калифорнии. Был одним из авторов пресловутого Манифеста Остенд, в котором в 1854 году было выставлено требование покупки или завоевания Кубы.

  После двух неудавшихся попыток в 1848 и 1852 году честолюбивый Бьюкенен в 1856 году был выдвинут кандидатом на пост президента от демократов в Цинциннати. Его пропаганда дальнейшей территориальной экспансии находила отклик в южных штатах, но, в отличие от своих конкурентов Пирса и Дугласа, он не был связан с кровавым конфликтом Канзас-Небраска, потому что его не было в это время в стране. Лейтмотивом его предвыборной борьбы был призыв к сохранению союза путем прекращения аболиционистской агитации против рабства. Победив почти во всех рабовладельческих штатах и в некоторых штатах Средней Атлантики, Бьюкенен взял верх над республиканцем Джоном Фремоном и кандидатом популистской Американской партии, бывшим вигом Миллардом Филлмором.

  Бьюкенен - первые президент, который не был выходцем из Новой Англии, Нью-Йорка или с Юга. Не будучи женатым (он до сих пор единственный холостяк в Белом доме), Бьюкенен проявлял склонность к семейной жизни, обеспечивая огромную толпу осиротевших и обедневших родственников. Первой леди он сделал свою племянницу Гарриет Лейн. Один из его друзей отмечал полушутя, полусерьезно, что Бьюкенен "с тех пор, как стал зрелым мужчиной, женат на американской конституции". При назначении членов своего кабинета, которые были для него своего рода заменителем семьи, " Старина Джеймс" выбирал умеренных представителей южных и северных штатов с симпатиями к Югу.

  В своей речи при вступлении в должность президента Бьюкенен использовал примиренческий тон. Он призвал население предоставить решение по статусу рабства на западных территориях Верховному суду. Когда стало известно, что президент был заранее проинформирован о приговоре по делу Дрейд-Скотта, то на Севере возникла волна возмущения. Верховный суд, втайне побуждаемый президентом к всеобъемлющему решению, пришел к заключению, что чернокожие не являются гражданами Соединенных Штатов и не имеют конституционных прав. К тому же судья, к ужасу большинства представителей северных штатов, заявил, что Конгресс не уполномочен запрещать рабство на территориях, что фактически означало отмену "Компромисса Миссури 1820 года".

  Своему первому испытанию президент подвергся в вопросе приема в союз территории Канзаса. При его вступлении в должность в марте 1857 года в Канзасе существовало два противоборствующих правительства: одно, с резиденцией в Ликомптоне, представляло меньшинство рабовладельцев и сторонников рабства, другое было образовано противниками рабства в Топека. Бьюкенен попытался с помощью фракционной дисциплины принудить демократическое большинство в Конгрессе принять Канзас в союз на базе конституции Ликомптона, которая делала территорию рабовладельческим штатом. Он хотел преодолеть оппозицию демократов северных штатов вокруг сенатора Дугласа посредством компромиссной формулы, которая в сочетании с дарением земли была равносильна подкупу граждан Канзаса. Но это решение было отклонено населением территории Канзаса на референдуме, чем прием в качестве штата был сорван. Бьюкенен, лично отвергавший рабство, из-за предполагаемого демократического вотума учредительного собрания в Канзасе чувствовал себя обязанным поддержать Ликомптонскую конституцию. Насколько он при этом подвергался влиянию своих друзей с Юга, является спорным. Неловкое поведение Бьюкенена в вопросе Канзаса способствовало тому, что эмоционально напряженная тема рабства вновь выдвинулась на передний план, республиканцы приобрели новых сторонников, и демократическая партия начала раскалываться на северное крыло вокруг Дугласа и южное крыло вокруг Бьюкенена.

  Едва стихло волнение в Канзасе и вокруг него, как страна была ввергнута в экономический кризис. Сначала Бьюкенен своей борьбой за более сильное регулирование банковского дела поднял настроение в народе. Но уже вскоре своим отказом стимулировать экономику с помощью государственных заказов вызвал недовольство терпящего нужду населения. Бьюкенен полагал, что американцы, со свойственной им изобретательностью, смогут быстро преодолеть вызванную спекулянтами депрессию.

  Экономический кризис повлиял и на отношения между Севером и Югом. Менее пострадавший Юг объяснял это превосходством рабовладельческой системы над "наемным рабством" промышленного севера. Многие жители северных штатов искали причину в низких пошлинных тарифах, которых добился в Конгрессе Юг, и поворачивались к республиканцам, которые выступали за высокие протекционистские пошлины. Запад тоже разочаровался в демократах и Бьюкенене, потому что они сорвали, боясь появления новых свободных от рабства штатов, проекты законов о быстром заселении западных областей и о строительстве железной дороги к Тихому океану.

  Во внешней политике Бьюкенен добился, в обмен на обещание усилить борьбу против торговли африканскими рабами, ухода Великобритании из Гондураса и Никарагуа. Более того, ему удалось установить экономические отношения с Китаем и Японией и начать переговоры с Россией о покупке Аляски. Мечта, которую он лелеял с 50-х годов XIX века, приобрести у Испании Кубу не осуществилась: опасаясь, что прием в союз рабовладельческого штата Куба полностью нарушит критическое равновесие между северными и южными штатами, существующее с 1858 года, республиканское большинство в Конгрессе, по согласию с демократами северных штатов, отказалось предоставить необходимые финансовые средства. Конгресс также не ратифицировал договоры, которых Бьюкенен добился с Мексикой, Никарагуа, Парагваем и Коста-Рикой и которые должны были обеспечить Соединенным Штатам постоянное влияние в этих странах. Если Бьюкенен не смог осуществить многие из своих внешнеполитических планов, то он все равно считается по своим целевым установкам самым решительным экспансионистом до Теодора Рузвельта.

  Внутри страны конфликт с мормонами, которые на территории Юты во главе с губернатором Бриджемом Янгом придерживались многобрачия, почти привел к открытой войне. Военная эскалация была смягчена весной 1858 года благодаря компромиссу: мормоны сохра нили свой суверенитет в религиозных вопросах, но признали компетентность федерального правительства в светских делах.

  Ни внешняя политика Бьюкенена, ни спор с мормонами не могли отвлечь страну от назревающего конфликта по вопросу рабства. В октябре 1859 года фанатичный аболиционист Джон Браун захватил государственный арсенал оружия в Харперс-Ферри, Виргиния, и поднял восстание рабов, которое, однако, закончилось казнью его самого и его сыновей. Но оно обострило противоречие между Севером и Югом. Настроение в стране накалилось еще больше, когда известные представители из южных штатов потребовали разрешение торговли африканскими рабами. Одновременно Конгресс нанес удар по престижу президента, поручив комитету расследовать предполагаемые случаи коррупции в администрации Бьюкенена. Хотя вина президента и не была доказана, но его авторитету был нанесен ущерб. Однако Бьюкенен уже при вступлении в должность заявил, что не собирается выставлять свою кандидатуру для повторных выборов.

  Конвент по выдвижению кандидатов от демократов в апреле 1860 года в Чарльстоуне закончился скандалом, когда радикальные представители южных штатов и сторонники Бьюкенена покинули зал. Они отказались поддержать демократа из северных штатов Дугласа и его программу "суверенитета народа", которая предоставляла населению на территориях самому решать вопрос рабства. Два месяца спустя демократы с Юга выдвинули кандидатом на пост вице-президента Джона Брекинриджа, а Дуглас был выбран кандидатом демократов из северных штатов. Этот раскол уменьшил перспективы предотвратить избрание одного из республиканцев - противника рабства. На этот случай многие южные штаты пригрозили отделением от союза. Но даже объединенные голоса трех претендентов Дугласа, Брекинриджа и Джона Белла (от вновь основанной партии - последовательницы вигов, Партии конституционного союза) не смогли бы воспрепятствовать победе Линкольна в выборной коллегии.

  Бьюкенен попытался в оставшееся до истечения его срока время предотвратить отделение южных штатов или, по крайней мере, задержать до инаугурации Линкольна 4 марта 1861 года. Президент снова встал на сторону Юга: вместо того, чтобы обратиться к чувству солидарности всех американцев и призвать к взаимопониманию, он потребовал от Севера прекратить всякую агитацию против рабства и дать гарантии сохранения этого института на территориях. С другой стороны, Бьюкенен дал однозначно понять, что он считает отделение незаконным. Противореча своим энергичным действиям в случае с мормонами, президент подчеркнул, что не видит никакой конституционной возможности удерживать посредством вооруженного насилия штаты в союзе. Так он вынужден был бездеятельно наблюдать, как 20 декабря от союза отделилась Южная Каролина и в феврале 1861 года вместе с шестью другими южными штатами образовала Конфедеративные Штаты Америки. Усилия Бьюкенена созвать собрание всех штатов для разрешения кризиса были отклонены Линкольном. Так же безуспешны были попытки прийти к компромиссу, предпринятые комитетом сената и собранием штатов в Виргинии.

  Кабинет Бьюкенена разбился о вопрос снабжения федеральных крепостей на Юге, особенно форта Самтерс под Чарльстоуном. Президент вновь вернулся на позицию законника: он не отказался от федеральных прав на опорных пунктах, но хотел воздержаться от поставок продовольствия и снаряжения, пока фортам не угрожала серьезная опасность. Предложенному наращиванию бюджета армии и военно-морского флота воспротивилось большинство в Конгрессе. В конце концов Быокенену не удалось предотвратить открытый перелом: он уже не мог аннулировать отделение, хотя и мог отодвинуть начало боевых действий.

  Когда началась гражданская война, Бьюкенен вернулся в уединенность своего поместья Уитленд под Ланкастером. Во время войны в прессе периодически появлялись материалы, где его обвиняли не только в нерешительности, ставшей причиной беды для всего союза, но и даже в предательстве. Разочарованный, но в надежде на историческую реабилитацию в будущем, Бьюкенен умер 1 июня 1868 года.